Генсек трех медведей

Глава “Единой России” Александр Беспалов: “Путин может вступить в партию еще до следующих выборов”

27 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 410
  В глазах простой публики “Единая Россия” по-прежнему ассоциируется с тремя фамилиями: Шойгу, Лужков и Шаймиев. Тройка отцов-основателей внутри своей партии сейчас, конечно, окружена почетом. Но реальные нити управления главной прокремлевской политсилы страны сходятся уже в других руках — 52-летнего экс-сослуживца Путина по питерской мэрии Александра Беспалова.
     В партии власти в ее нынешней реинкарнации Александр Беспалов появился сравнительно недавно — летом 2001 года. Зато его опыту совместного с Путиным партстроительства можно только позавидовать. Еще в середине 90-х они вместе возглавляли питерский филиал черномырдинского блока НДР. Будущий президент был его главой, а будущий генсек — секретарем... В “Единой России” Беспалов успел прославиться своей жесткостью, а также способностью иногда говорить журналистам больше, чем следует. Что у многих в Кремле на уме, то у Беспалова на языке...
     — Александр Дмитриевич, что, по-вашему, за два с половиной года пребывания Путина у власти у него получилось, а что еще нет?

     — То, что Путину досталось наследство так себе, объяснять не надо. Как человек, знающий его достаточно давно, могу сказать одно. Все, что Путин задумывал, у него всегда получалось. Но есть одна маленькая деталь: не все об этом сразу догадываются. Путинскую вежливость и воспитанность многие принимают за мягкотелость. Но я вас уверяю: те, кто сегодня так думает, очень сильно ошибутся. А главным путинским достижением я считаю то, что власть чуть-чуть научилась говорить правду. Ведь самое главное — это не врать.
     — А что вы считаете главной задачей власти на ближайшие годы?
     — Путин должен завершить достройку политической системы. Давайте смотреть в лицо реальности. Нормальной политической жизни у нас в стране как не было, так и нет. Ведь обязательной для любой цивилизованной страны партийной структуры в России, увы, не существует. Другое дело, что теперь ситуация будет очень быстро меняться. Принятие нового закона о политических партиях многие чиновники восприняли как очередное баловство власти. Мол, еще один мертворожденный закон. Но я хочу очень ясно сказать всем этим гражданам: прежние времена прошли, отныне все будет по-другому. Закон будет реально работающим.
     Правда, пока реформа еще не закончена. Лично я убежден, что министров надо “покрасить” в партийные цвета. Всем госчиновникам категории “А” следует разрешить вступить в партии. Конечно, члены правительства будут сами решать, стоит им это делать или нет. Но в случае их членства в партии с министров можно будет потом спросить. А сейчас слишком многие в правительстве сидят на заборе и ждут, что из этого выйдет.
     — А помните ли вы о том, что на Западе партийная система создавалась не указами сверху, а возникла естественным путем?
     — Об этом мне говорят очень многие. Мол, не надо ничего насаждать сверху, все и так возникнет самой собой. Но давайте будем реалистами. Если мы будем ждать, когда в России что-то возникнет снизу, в стране все травой зарастет.
     — Когда же именно, по-вашему, мы сможем догнать Запад в партийной области?
     — Это произойдет гораздо быстрее, чем считают многие. Ведь, по данным социологических опросов, более 20 процентов россиян готовы хоть сегодня вступить в ту или иную партию. Конечно, о том, что новая система заработает по-настоящему, можно говорить только в одном случае — когда партии станут выдвигать своих кандидатов в президенты. А это может произойти уже в 2004 году.
     — Есть ли реальные шансы на то, что Путин когда-нибудь вступит в “Единую Россию”?
     — Конечно. И это может произойти уже до следующих парламентских выборов. Путин очень интересуется партийной жизнью. Уверяю вас, он досконально знает детали происходящего и в “Единой России”, и в других партиях. Почему он тогда вступит именно к нам, а не в какую-нибудь другую партию? А куда ему еще вступать? В компартию, что ли? Вы говорите, в какую-нибудь новую структуру? Сейчас это уже невозможно.
     — Многие считают, что глава государства должен быть президентом всех россиян и не вступать ни в какую партию...
     — Что такое президент всех россиян? Зюганов всегда будет называть Путина врагом — вне зависимости от того, будет ли он членом партии или нет. В России есть одна огромная проблема. Никто не хочет брать на себя ответственность за происходящее. Президент отвечать абсолютно за все не может. Значит, рядом с главой государства должна быть мощная политсила, которая должна быть готова взять на себя эту ответственность. В силу нынешнего политрасклада в стране сделать это можем только мы. Коммунисты и СПС могут сколько угодно кричать и выдвигать громкие инициативы, но обеспечивать реальное принятие законов могут только центристы.
     — А не получится ли в этом случае новая КПСС?
     — Вы же молодой человек и не можете помнить те времена. Но я хочу всех успокоить. Возникновение однопартийной системы в России сейчас абсолютно невозможно хотя бы в силу одного объективного обстоятельства. У КПРФ как минимум 20 миллионов сторонников. Да, сейчас у левых огромное количество внутренних проблем. Но поддерживающие их люди никуда не исчезнут.
     — Последний вопрос — как вы относитесь к идее увеличения президентского срока?
     — Мое личное мнение состоит в том, что 4 года — это мало. Даже два президентских срока — 8 лет — все равно мало. Надо смотреть, что реально нужно стране, чтобы правильно развиваться. России нужны сейчас долгосрочные правила игры в политике и экономике. Для того чтобы “длинные деньги” сработали, нужно лет 10—12. А страна у нас такая, что обеспечить стабильность может только гарант на самом верху. Возможно, нам сейчас стоит обратить внимание на французский опыт. Была у них в стране сложная ситуация, президент имел право править два срока по 7 лет. Ситуация поменялась, срок сократили до 5 лет.
    


Партнеры