Премьера для одного пациента

Столичные больницы превращаются в европейские

27 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 201
  Новый сезон открывается не только у театралов. После летнего затишья наполняются коридоры и лечебных учреждений. Осень-зима-весна — самое время заняться своим здоровьем. Что ждет москвичей в этом сезоне? Что подготовило для них московское здравоохранение? С этими вопросами “Прививка” обратилась к руководителю Комитета здравоохранения правительства Москвы Андрею СЕЛЬЦОВСКОМУ.
    
     — Андрей Петрович, чем столичные врачи порадуют москвичей в этом трудовом сезоне?

     — Качество медицинской помощи — вот наша главная цель. А оказывать ее в старых, обветшалых, неприспособленных помещениях очень сложно. Поэтому сейчас наша задача — реконструировать старые учреждения, построить новые в районах-новостройках. Москвичи уже лечатся в новых корпусах Боткинской и 60-й больниц. Совсем недавно в 62-й горбольнице ввели новый корпус — это одно из лучших онкологических учреждений в Москве. Я даже не побоюсь этого слова — и в Европе. Здесь созданы все условия для тяжелейших больных.
     Скорее всего, в октябре мы сдаем новую поликлинику в Марьине и новый уникальный боксированный корпус инфекционной клинической больницы №2. Это будет первоклассное учреждение: очень удобное и для врачей, и для пациентов, хорошо оборудованное, а самое главное — полностью укомплектованное докторами.
     Скоро будем отмечать 200-летний юбилей 1-й Градской больницы. Недавно в ней побывал Юрий Михайлович. Я считаю, он принял историческое решение — полностью реконструировать эту больницу. Ведь больница, расположенная в центре, и должна быть первой, центровой. Сейчас она имеет вид умирающего титана. Но буквально через два года она полностью преобразится. Это минимально короткие сроки для такой реконструкции.
     — Врачу ведь тоже нужно создать условия на рабочем месте...
     — И здесь самое важное для города — модернизировать “Скорую помощь”. Особенно в центре столицы. Раньше подстанции располагались в обыкновенных квартирах. Вы когда-нибудь были на 1-й подстанции? До недавнего времени там крысы бегали. А сейчас мы создали для врачей комфортные условия: здесь и комнаты отдыха, и диваны, и постельное белье, и микроволновые печи с чайниками, и столовая. Кроме того, построили новые подстанции в Капотне и Южном Бутове.
     — “Дети — наше будущее” — довольно избитый штамп. Однако, если задуматься, это ведь не пустые слова. А что московское здравоохранение делает для детей? В последнее время, если верить статистике, количество детей с хроническими заболеваниями у нас неуклонно растет.
     — Что ж, давайте начнем со статистики. А она такова: в Москве из десяти детей четверо рождаются с различными нарушениями функций. И я вам хочу сказать, что это не самая худшая статистика в мире. Мы, естественно, занимаемся с этими детьми. И к школе ситуация меняется: лишь 13% детей приходят в первый класс с проблемами по здоровью. Но уже в процессе учебы количество больных детей опять доходит до 30—40%.
     — Какие конкретно проблемы со здоровьем есть у маленьких москвичей? И как их можно устранить?
     — На первом месте стоят нарушения сердечно-сосудистой системы, на втором — опорно-двигательной, потом идут желудочно-кишечный тракт, заболевания нервной системы и нарушения зрения. Чтобы справиться с этой ситуацией, была принята программа “Здоровье детей”, которую мы разрабатывали вместе с другими комитетами правительства: образования, спорта и так далее. Практически это развитие идеи диспансеризации детей.
     — То есть какую-то часть работы в школе взяли на себя врачи?
     — Наша задача — проконтролировать, как питаются дети, как составлена учебная сетка, физические упражнения, наконец, хотят ли дети вообще ходить в школу. Если все в школе делается правильно — дети меньше болеют. Это факт.
     Правда, есть проблемы. Чтобы нормально построить работу, в каждой школе должен быть врач, а не просто медсестра, которая прививки делает. Роль врача в школе очень важна: он проследит за тем, как ребенок учится, как сидит за партой, насколько активно занимается спортом. И если вдруг школьник стал плохо учиться — понять, почему это произошло, и устранить причину.
     С другой стороны, ни в коем случае нельзя недооценивать роль семьи. Мы сбалансировали учебную программу на компьютерах, чтобы детям это было не вредно. А ведь только дома он перед монитором по три часа и больше сидит. То есть родители должны быть нашими союзниками. А этого очень сложно добиться.
     — Андрей Петрович, пожалуй, самый болезненный вопрос — обеспечение льготными лекарствами. Какие новшества в этом сезоне?
     — Мы запланировали ежемесячно проводить встречи с пациентами в поликлиниках. На этих встречах будут присутствовать не только работники комитета, но и главврач, старшая медсестра, специалисты поликлиники. Пусть и они выслушивают жалобы больных, а не только мы по телефону доверия.
     — На что в основном жалуются москвичи?
     — Например, врач назначает одно лекарство для лечения, а больной говорит: не надо мне твоего, хочу такое, как в телевизоре показывали. Насмотрелись рекламы и начинают требовать. Потом нам жалуются на врача. В таких случаях мы, безусловно, на стороне доктора. Он лечит, он и лекарства назначает.
     Довольно часто пациенты недовольны тем, что участковый выписывает лекарства на сумму 60 или, например, 90 рублей, а на большую сумму отказывается — якобы комитет лимитирует выписку рецептов. Это неправда, никакого лимита нет. А недопонимание идет, скорее всего, вот откуда. Мы высчитали, что льготный рецепт обходится московскому бюджету в среднем в 200 рублей. Должны же мы знать средние статистические данные. Средние! Это никакая не ограничительная цифра. Это значит, что врач может выписать необходимый препарат стоимостью и в 20 рублей, и в 500, если это необходимо для лечения. Любые ограничения — это самодеятельность врача.
     — И что вы делаете с таким врачами?
     — Учим их выписывать рецепты... С другой стороны, и больные не всегда ведут себя правильно. “Накажите такого-то доктора, — кричал нам один больной, — он мне уже целый год не выписывает лекарство”. Мы посмотрели в его медицинскую карту — оказалось, неделю назад ему лекарство выписали. Получал? Получал. Понимаете, уж слишком часто эмоции захлестывают.
     Или, например, мы провели специальную проверку и обнаружили, что более полутора тысяч москвичей получали одинаковые лекарства по рецептам разных поликлиник. Если в среднем рецепт правительству обходится в 200 рублей, то посчитайте, на какую сумму москвичи растранжирили средства. Конечно, никто их за это не накажет — попользовались, и бог с ними. Но мы будем ужесточать контроль за обеспечением льготными лекарствами.
     В последнее время некоторые фирмы, которые обеспечивают москвичей лекарствами, стали вести себя уж очень свободно. Пользуясь случаем, хочу предупредить: “деньги государевы” — значит, спрос будет строгий и за них, и за здоровье москвичей.
     Нужно всем понимать, что бюджет не резиновый. Мы и так несем много лишних расходов.
     — Например?
     — Например, расходы по “скорой”. Если бы в столице проживали только москвичи, то “скорая” делала бы в день 5000—5300 выездов. А наши врачи выезжают около 7000 раз в день. Это происходит за счет беженцев, торговцев, строителей, приехавших на заработки, и так далее. Мы же по “скорой” обязаны обслужить всех, кто живет в городе.
     — Еще один важный вопрос — оснащение больниц и поликлиник современной аппаратурой. Как с этим обстоят сейчас дела?
     — Занимаемся мы этим. Конечно, сегодня не можем все больницы обеспечить, к примеру, эндоскопическим оборудованием. Но в каждом районе Москвы есть эндоскопический центр, в котором можно сделать операцию таким методом.
     Закупили два компьютерных томографа для Боткинской и 1-й Градской больниц. Всего их в Москве около 60. Я считаю, что больше и не нужно. В крупных госпиталях они, конечно, должны быть. Но они должны работать с полной нагрузкой. Если раньше оборудование эксплуатировали на 12—14%, то сейчас приборы работают с нагрузкой до 70—80%.
     Практически в каждой крупной поликлинике есть УЗИ, рентгенологическое оборудование. Вообще Москва неплохо оснащена оборудованием, благодаря чему у нас есть возможность проводить профилактику. И действительно, туберкулеза в Москве значительно меньше — 40 случаев на 100 тысяч населения, а в России — до 70 случаев. У нас значительно улучшилось положение с раком молочной железы, потому что активно обследуем женщин. Вообще со многими болезнями мы теперь справляемся быстрее и эффективнее. Но так и должно быть. Москва — это же лицо страны. И смотрят на нас более пристально, и спрос с нас значительно выше, чем с других.
    


Партнеры