Щипать не вредно

Каждый второй карманник остается безнаказанным

2 октября 2002 в 00:00, просмотров: 389
  — На нашей улице теперь праздник, — втолковывал в теплом автобусе пожилой, прилично одетый мужчина с зонтиком-тростью молодому парню в кожаной куртке. — Работать можно, пока руки не устанут. Указ, говорят, какой-то вышел: до двух “штук” можно тащить спокойно. Если с ментами встретишься — отпустят восвояси.
     И тюремной баландой никто тебя пугать не будет. Прав у них нынче — никаких. Смекаешь, увалень?..
     За приятной беседой карманники чуть не проехали свою остановку. Пункт прибытия — метро “Каховская”.

Груз пошел на коня

     …Черт бы побрал все эти рейды! Мне кажется, у меня промокли даже мысли. С муровцами договорились встретиться именно здесь, на Каховке, в будний день, потому как место это у карманников считается “грибным”: неподалеку расположен офис одной известной газовой корпорации, и всему свету ясно, что с пустыми кошельками ее работники не ездят.
     16.00. Ныряю в “жигуленок” к Андрею — старшему группы из 13-го отдела МУРа. Сетую: “Без толку проторчим. В такую погоду у карманников, наверное, выходной”.
     — Да вы что, — смеется он, — это же самое их время! В теплую погоду граждане с удовольствием отправились бы домой пешком, а в такую сырость все как один в транспорт набиваются — у жулика больше шансов.
     Четыре опера из его группы мокнут на остановке. Карманника надо вычислить еще до посадки, ведь в толчее это сделать очень трудно. Андрей мне рассказывает о тонкостях сыщицкого дела. В который раз повторяет хрестоматийную мудрость: главное — не смотреть ему в глаза. А то расшифрует тебя в момент!
     Вдруг оживает рация:
     — У нас груз! Груз! Пошел на коня!
     У Андрея появляется азарт в глазах, он быстро заводит машину, мы прыгаем на проезжую часть и пристраиваемся за троллейбусом. По дороге опер объясняет эту тарабарщину:
     — Груз — это жулик. Значит, наши его уже вычислили. Пошел на коня — это залез в троллейбус.
     Вообще-то у сотрудников милиции есть специальная таблица для переговоров. Наручники, к примеру, зовутся инструментом, а склад означает квартиру. Правда, в горячке погони они иногда начисто забывают про правильные наименования.
     Андрей спрашивает у своих, как злодей выглядит.
     Рация из троллейбуса хрипло отзывается: черные брюки, черный свитер. И марафет большой.
     — Что-что?..
     — Сумка большая.
     Троллейбус подъезжает к остановке, мы тоже встаем как вкопанные. Из задней двери выходит паренек интеллигентного вида.
     — Это он, — уверен Андрей. — Лазил, но ничего не взял.
     Не может быть… Молодой человек неопределенной наружности и занятий, каких в Москве тысячи. На плече — сумка, в руке — газетка. Студент студентом.
     Он не спеша переходит дорогу и тормозит на остановке. Курит. Ничего криминального. Может, он свою остановку проехал...
     Наша машина круто разворачивается и встает неподалеку. Подходит троллейбус. “Студент” загружается, но знаю, что он не один: где-то за ним — наши орлы. Уже через несколько секунд рация доложила: “Груз сработал!” Т.е. кошелек — уже у жулика.
     На следующей остановке выходит наш “студент”, за ним — опера. Без лишней суеты задержанного усаживают в машину.
     Молоденький мальчик, серое лицо в каких-то болячках, бесцветные глаза. Наркоша.
     Наркоманов сейчас в среде щипачей — абсолютное большинство, и почти все они перед работой принимают “допинг”.
     Андрей включает рацию:
     — Вадик, терпилка-то (потерпевшая. — Авт.) где?
     — У меня, — негромко сообщает рация, — до метро с ней доеду.
     В кошельке, от которого карманник “освободил” пожилую женщину, — 200 рублей. Парня отправляют в ближайшее отделение милиции, где опера зависнут надолго: бумажной волокиты никто не отменял.
     — Если в пятницу будешь с нами дежурить, можем его снова встретить, — удивляет меня напоследок Андрей.
     — Как это? Ему разве… э-э-э... не в тюрьму теперь дорога?!
     И Андрей мне рассказывает, как странно устроен наш мир.

Обчистить с подходом

     В былые времена найденное у карманника лезвие уже истолковывалось как преступление: за него могли посадить как за покушение на кражу. А теперь пойманный с поличным жулик с двумя сотнями рублей преступником считается лишь условно. Новый Административный кодекс разъясняет: если жулик украл меньше 2250 рублей, следует наказать его штрафом в 400 рублей и отпустить с миром.
     Как так? Ведь люди, которые передвигаются на трамваях и автобусах, много денег с собой, как правило, не имеют. А для бабульки и 500 рублей — значительный ущерб.
     — Вот так! — сетуют в МУРе. — Спасибо нашим законодателям. Всю нашу работу на нет свели.
     Единственное целевое подразделение в Москве, которое борется с карманными кражами, — это 13-й отдел МУРа. До сих пор карманников ловят только старым дедовским способом — с поличным, ведь свидетелей этого преступления нет по определению. Сотрудники этого отдела ежедневно только тем и занимаются, что выслеживают жуликов. Работа у них хоть и на воздухе, но тяжелая, требует немалого терпения и выдержки. И физические нагрузки большие: целый день на ногах, в мороз, снегопад или слякоть.
     Вместе с мужчинами-операми грязь месят и их коллеги слабого пола. Женщин используют прежде всего как отвлекающий фактор: возьмет иной боец даму под локоток, нашептывает слова всяческие, а сам по сторонам глядит зорко. Помимо этого опера в юбках наравне с коллегами мужского пола отважно задерживают преступников.
     Московские карманники предпочитают орудовать в центре столицы: здесь и публика поприличней, и иностранцев можно встретить. Любят они трассы, где курсирует транспорт на аэропорт; есть чем поживиться и в самих авиатерминалах. Заполняет дамочка, к примеру, в аэропорту декларацию, а сумочка у нее безмятежно на локотке висит. Карманник тут как тут. Кстати, по статистике, среди потерпевших — женщин больше половины!
     Крытые рынки уважают. В особом почете Митинский радиорынок.
     В маршрутке воруют только при посадке. Во время езды неудобно: мало того что в салоне все сидят, так еще и сумки на коленях держат.
     В обычном же транспорте вор начинает действовать не сразу. Сначала оглядится, выберет жертву. Если хороший “висяк” (она же сумка), то смотрят, как одет человек, дорогая ли одежда, ухожен ли. Иногда, выбрав жертву, карманник ее нагло толкает. Пока та возмущенно оборачивается, ее “лопатничек” улетает в дальние края.
     Чтобы отвлечь внимание, подельник вора может завести с вами светскую беседу. В этом случае вы лишаетесь кошелька культурно, с подходом.

Вещдок в помойке

     Мастер своего дела использует только руки. У большинства же карманников с собой инструмент, чаще “мойка” — обломок бритвы. Годится и кусочек ножа для разрезания бумаг. Инструмент прячут в укромное место, иногда носят во рту, чтобы успеть от него избавиться. Цыганки придумали прятать острую железячку в пучок волос. Поправила прическу — и к работе готова.
     Встречаются и рационализаторы. Ноу-хау — длинный хирургический пинцет. Его прячут в рукаве и в давке тырят добро из глубоких сумок, вроде индийских, со слонами.
     Кроме кошельков берут мобильники. Правда, задержанные воры все чаще жалуются, что хороший телефон в общественном транспорте — редкость. Часто добычей становятся документы в обложке — потому что похоже на портмоне, набитое деньгами.
     Бывает, что жертва сразу обнаружила потерю. Граждане такую ротозейку всегда пожалеют. Самый Сочувствующий будет кричать громче всех: “Какой ужас! В этой стране невозможно выйти за хлебом, чтобы тебя не обокрали!..” В праведном гневе этот Самый Сочувствующий предложит даме мобильник, чтобы она “немедленно вызвала милицию”. Это, конечно, еще один из бригады щипачей: ему важно прикрыть товарища, чтобы жертва не бросилась вприпрыжку за вором, а потом — хоть милиция, хоть полиция: никто ничего не видел и не слышал...
     Совершив кражу, первым делом избавляются от всего, что превращает честного джентльмена в вора, — незаметно выбрасывают кошелек. Некоторые хитрецы ловко протискивают его между резиновыми уплотнителями в дверях автобуса или бросают, когда двери открыты. Если не получилось в транспорте, то карманник идет во дворы и в укромном местечке потрошит и выбрасывает ненужное.
     Правда, и в этом деле не без исключений. Вор по фамилии Ковтунов из Королева имел привычку кошельки в сумку складывать. А потом сядет у метро и потрошит, потягивая пивко.
     — Как-то задерживали мы жулика на Ленинском проспекте, — вспомнил Андрей, — так он, как заядлый баскетболист, кошелек метнул и попал аккурат в горящую помойку. Мы потом весь контейнер перебирали с обгорелым мусором. Нашли!

В метро “мышей” не ловят

     “Мыши” — это карманники, которые работают только в метро. Под землей очень много кавказцев трудится. Здесь свои трудности: сложно быстро скрыться невредимым, но зато вагон качает явно на руку жулику. Самый популярный способ — обчистить человека, стоящего возле схемы метро. К нему подвигаются два гостя столицы и, оживленно жестикулируя, начинают спорить о том, где лучше выйти. Из вагона вылетают на ближайшей остановке вместе с вашим кошельком.
     Свои тонкости — у тех, кто специализируется на общепите. Некоторые работают в тех ресторанчиках, где вместо гардероба вешалка в углу. Жулик делает вид, что вешает свой плащик, а ручки его в это время гуляют по чужим карманам, и весьма успешно.
     В ресторанах быстрого питания посетители почти всегда бросают пальто на спинку стула. Вор чинно садится за соседний столик, вешает свое пальто тоже на спинку стула и, сидя спиной, лезет как бы в свой карман за своим носовым платком. А в руках у него оказывается соседский бумажник.
     В магазинах кражи сейчас стали более редкими — ведь ушли в прошлое многокилометровые очереди в ЦУМе, ГУМе и других торговых гигантах. В то время один только “Детский мир” был настоящей милицейской житницей. Опера вспоминают, что высматривали своих клиентов прямо с балюстрады. За день несколько десятков можно было задержать, особенно перед первым сентября.
     Летом жулики поправляют здоровье на курортах, а перед праздниками, наоборот, краж случается больше.
     Сегодня в МУРе говорят: нынешний карманник — не чета вчерашнему. Раньше это воровское ремесло в преступном мире было в почете. Карманников уважали за мастерство и своеобразное благородство. К примеру, у них было не принято грабить беременных женщин и стариков. А документы обычно старались возвращать. А теперь... Никакого кодекса чести у них нет и в помине. Воруют у всех и все.
     Карманники здорово помолодели. Раньше за кошельками охотились граждане от 20 до 60 лет, а теперь — от 14 до 30. Молодежь настойчиво вытесняет профессионалов. А цыгане учат девочек воровать чуть ли не с пеленок — с 10 лет.
     В Москве вообще сегодня много гастролеров. Молдова, Украина, Грузия, дальнее зарубежье... И каждый привносит в процесс что-то свое. Иранцы — так те на машинах ездят: тяпнули кошелек в очереди и — в автомобиль.
     У новгородских воришек — своя техника. В бригаде обычно 3—4 человека. Высокий жулик заходит в транспорт последним, встает лицом к жертве, ноги пошире. Рядом его прикрывает человек. А в это время между ног длинного ползет маленький разбойник и орудует по сумкам.
     Вор — это профессия. Вечная и неистребимая. Бывает, опера одну и ту же физиономию по нескольку раз в месяц встречают на маршруте. Вместо того чтобы сидеть в тюрьме, жулики расхаживают по городу. Грамотные, наверное, Административный кодекс наизусть выучили.
     — У нас работа такая же осталась, — говорят опера. — Мы их так же ловим. А все эти законодательные поблажки вредят не нашему отделу, а обществу. Одни лишь штрафы даже за повторные кражи порождают безнаказанность. И мы идем к тому, что Москва будет заполнена жульем, которое разорвет ее на части.

Сколько человек крадет в Москве?

     13-й отдел МУРа возбуждает около 50 уголовных дел по карманным кражам в месяц. Из них 75% совершено на рынках, 20% — в общественном транспорте, 5% — в дорогих магазинах и на улице. Выходит в год около 600 задержанных по Москве.
     Много это или мало?
     По официальным данным, на одну раскрытую кражу приходится около 80 скрытых. Но на деле, безусловно, во много раз больше. Взять простой подсчет. Часто кража раскрыта, а потерпевший отказывается писать заявление. Либо, обнаружив пропажу, жертвы в большинстве своем не пишут заявление вовсе, справедливо полагая, что никто им потерю не вернет. Поэтому, по самым приблизительным оценкам, карманников в Москве — несколько тысяч.

Храните ваши денежки по банкам и углам

     Крупную сумму денег не стоит держать в одном месте всю — лучше разложить деньги в разные места. Носить их безопаснее не в кошельке, а в каком-то неожиданном для вора месте. Например, моя знакомая носила деньги в стеклянной банке, закрытой пластмассовой крышкой.
    
     Только очень богатые мужчины могут позволить себе класть деньги в задний карман брюк: оттуда их украсть проще всего. Не спасет вас и внутренний карман пиджака. Лучше всего сложить купюры в боковой карман брюк: там их найдет хотя бы жена — все-таки не чужой человек.
    
     Если деньги лежат в кошельке, надо его все время ощущать физически, не отвлекаясь ни на минуту, особенно во время посадки. Подруга советовала примотать мне мой очередной кошелек к животу скотчем. Не пробовала, но говорят, что помогает.
    
     Если человек, имеющий деньги, позволил себе рюмку-другую — он автоматически попадает в группу риска. Заболтался с очаровательной соседкой, сидящей рядом, — проверьте кошельки оба. Зачитался интересной книжкой — ты потенциальный клиент жулика. Бдительность — превыше всего.
    
     В крайнем случае, если вам кажется подозрительным попутчик, резко усильте внимание к своей сумке (я уж не говорю, что допускать, чтобы она моталась при посадке в метро в районе соседнего вагона, — просто преступно). Хорошо строго оглядеть всех стоящих рядом и сделать максимально зверское выражение лица. (Полезно вспомнить начальника, которому вы не сдали вовремя работу.) Ведь если карманник замечает, что за ним подглядывают, он перестает работать, прикидывается ветошью и выходит на следующей остановке. Порадовались своей ловкости? Кошелек-то проверьте…
    
     P.S. Пока материал готовился к печати, радостное известие пришло из Госдумы. В конце прошлой недели парламентарии приняли в третьем чтении поправки в УК, УПК и КоАП в тех статьях, которые касаются наказаний за кражу.
     Теперь кража из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, будет наказываться гораздо строже. Карманники должны будут платить штраф в размере от 200 до 700 МРОТ или в размере заработной платы осужденного за период до семи месяцев. Не исключено также наказание лишением свободы на срок до 5 лет. Повторная кража может быть наказана лишением свободы на срок от 2 до 6 лет.
    



Партнеры