Голосуй — не голосуй...

Запретивши референдум, не плачьте по волеизъявлению граждан

2 октября 2002 в 00:00, просмотров: 1279
  На выборы в Думу потрачены сотни миллионов долларов. На президентские выборы ухнули миллиарды. Губернаторские зашкаливают за 10 миллионов долларов, а иногда — за 100. Страна несет гигантские финансовые потери.
     Но не это самое худшее. Нефть и газ еще не кончились.
     Хуже моральные потери. Невинность не восстанавливается.
     Перед выборами циничные банды технологов подвергают каждого гражданина многократному групповому... Суют ему и в почтовый ящик в подъезде, и в квартиру — в ящик с экраном.
     “Выбери меньшее зло!” Мало того что человека заставляют выбрать зло, так еще и личность его разрушают. Разумно. Чем сильнее разрушена личность, тем легче она соглашается выбрать зло.
     Как ленинградцам совместить в себе уважение к губернатору и к президенту? Президент назвал губернатора иудой. Потом президент ввел иуду в Госсовет, и они вместе обсуждали, какой гимн нам петь, под каким флагом маршировать. Один из них, значит, готов обсуждать святые символы с иудой. А другому, выходит, плюй в глаза — божья роса.
     Или вы думаете, что этого никто не понимает, что это вот сейчас узнают из газеты? Нет, это все понимают, видят, чувствуют. И если не говорят, то это не значит, что не думают.
     И после всего этого безобразия народ будет видеть в губернаторе (депутате, президенте) доброго и честного защитника своих интересов? Да с какой же стати?

     Всем ясно, что происходят не выборы, а захват должности. Путем подкупа, клеветы, насилия, угроз. Все видят, что денег кандидатом потрачено столько, сколько честным путем не можно приобрести.
     И десятки тысяч самозваных имиджмейкеров, социологов и политтехнологов делают и делают сотни миллионов долларов на единственной промышленности, которая совершила невероятный взлет в годы общего спада, — на индустрии выборов.
     Их интерес понятен. Но их — сто тысяч, а нас — сто с лишним миллионов. Нас в тысячу раз больше. Почему же мы соглашаемся это терпеть и сами в этом участвуем?
     Нужен честный человек? Да.
     Может ли честный выиграть? Нет.
     Все говорят: грязные выборы, грязные технологии. Все это видят и — мирятся с результатом.
     Граждане получают руководителя в результате грязных технологий. Им трудно считать его чистым.
     Наши выборы, наша демократия не соответствуют этикетке.
     Россия и ее народ в настоящий исторический момент к выборам не готовы. Более того, выборы нам вредны. Это очевидно.
     И несмотря на всю эту очевидность, можно представить, как возмутятся определенные группы при попытке хотя бы обсудить отмену выборов. Потому что отмена выборов несет угрозу крайне влиятельному, внедрившемуся во все властные структуры отряду имиджмейкеров. Их конторы (КГБ + ВЛКСМ) делают сумасшедшие деньги. Годовой бюджет уходит на разврат. А потом удивляемся: где гражданское общество? А разве мы вложили в гражданское общество хоть 10 процентов от тех сумм, что ушли на подлость?

* * *

     Институт парламентаризма! Важнейшее завоевание демократии! Эти заклинания знакомы. Нам, мол, важны не отдельные просчеты, а общая светлая идея.
     Ищи кому выгодно — старое, верное правило. Кому выгоден институт парламентаризма, т.е. Дума и все ее местные дочки и племянницы? Тысячи людей сделали себе из “института” кормушку.
     Все очевидно. А те, кто, изображая заботу о народе, продолжает утверждать: “Стране необходимы выборы”, похожи на родителей, упрямо твердящих: “Ребенку нужны котлеты!” Котлеты — полезная вещь. А как насчет коровьего бешенства? Поел котлету и получил неизлечимую, смертельную болезнь — разжижение мозга.
     И не надо говорить: мы, мол, учимся демократии. Нет, под этой вывеской нас учат чему-то совсем другому.
     Мы после 12 лет учебы дальше от демократии, чем были под конец СССР.
     У нас в СССР уже были самые демократические в мире выборы. Они именно так и назывались. Каждую весну регулярно происходили победы.
     Выборы в СССР не добавляли ни на волос свободы и демократии. Они добавляли в нашу советскую жизнь цинизм и лицемерие и служили властям дополнительным способом проверки граждан на лояльность.
     Зачем же теперь, когда у нас Свобода, так же рабски участвовать в неприличном спектакле? Где хоть один довод в пользу выборов? Выгоду получает только власть. Демократически избранных Запад считает святыми. Не станет выборов — отцы народа потеряют легитимность.

* * *

     Растет число людей, отказывающихся идти на выборы. Растет число голосующих против всех (эта графа постоянно грабится в пользу нужного кандидата). Это значит, что люди не видят среди кандидатов человека, внушающего им доверие и надежду.
     Русский язык могучий и невероятно свободный. Если что-нибудь хорошее хочешь сказать, слова можно ставить как попало. Я люблю тебя. Я тебя люблю. И еще четыре варианта. Но когда какая-нибудь гадость...
     Все на выборы!
     Все выборы на!

* * *

     Выборы — инструмент.
     Что вы молитесь на процедуру выборов? Эта процедура пропустила к власти Гитлера. Причем без всякого мухлежа.
     Процедура — как пистолет — зависит от того, в чьих она руках. В руках убийцы или в руках человека, защищающего себя и своих детей от маньяка. В чьих руках сейчас выборы? Разве в честных? Если нет, то зачем подыгрывать? зачем соучаствовать?
     В наш исторический момент лучше назначать, а не выбирать. Ибо назначивший может назначенного снять. А народ своего избранника снять не может, хоть заморозь он их всех до смерти.
     А если нельзя снять, то нет ответственности, по-русски говоря — страха. Чиновник должен бояться тюрьмы.
     А еще назначение лучше, ибо тогда доносы и пленки с подслушанными разговорами и прочая грязь, которую успел намесить кандидат, будут доставляться только назначающему. А сейчас эта грязь кладется в почтовый ящик каждому. И с экранов, и со страниц...
     Воров, может, и не станет меньше. Но дерущимся за должность ворам уже не будет смысла вываливать грязь на головы граждан. Они (дерущиеся) будут отправлять ее в Кремль. И наша жизнь сразу станет чище.
     Нет никаких шансов, что система сама себя излечит. Гангрена может только прогрессировать.
     Ждать, что выборы сами собой когда-нибудь станут честными и приведут к власти честных, — наивность. Все равно что надеяться, будто в публичном доме, куда регулярно поступают все новые молодые работницы, со временем возникнет демократический институт благородных девиц.
     Выборы в России выигрывают так. Нанимают имиджмейкеров — делателей вида, видимости, обмана. Нанимают политтехнологов — изобретателей новых способов обмана. Потом — голосование за обман. Потом — подсчет голосов. И на основании результатов обмана торжествующее: ура! наш победил!
     Победил — в данном случае обманул. Ведь не добро победило, а обман. Он же и ликует.

* * *

     ЦИКа стала наглым силовым департаментом, вдобавок изготовляющим законы. Мы знаем, что они жульничают. Дойди у нас в России дело до ручного пересчета, весь ЦИК во главе с Вешняковым, может, и помер бы с перепугу. Но речи о пересчете даже не возникает. И это при том, что совершенно точно установлены факты фальсификации.
     ЦИКа решает, какие должны быть политические партии и какие не должны. Сколько в партии должно быть членов. Кто может и кто не может субсидировать... Похоже на арифмометр, который мало того что плохо считает, еще и взбесился и вообразил себя политиком.
     7 марта 2001 года ЦИКа решила создать “Российский фонд свободных выборов”.
     Документы Фонда выглядят роскошно, сверкают, как новенький наперсток.
     “Российский фонд свободных выборов, именуемый далее Фонд, является некоммерческой организацией. Фонд не ставит своей целью извлечение прибыли”.
     Полное бескорыстие! А вот задача:
     “Консультирование субъектов избирательного процесса по вопросам технологии проведения избирательных кампаний, в том числе оказание практической, технологической, методической и консультационной поддержки”.
     Красиво излагают. Представьте, например, такого “субъекта избирательного процесса”, как кандидат в губернаторы. Осаждают его имиджмейкеры; кто готов помочь за 20 миллионов долларов, кто за 10... И вдруг протискивается через эту толпу тихенький господин, рожа такая, что плюнуть хочется, и вкрадчиво кандидату в губернаторы шепчет: “Здравствуйте, я из Фонда свободных выборов. Мы можем оказать вам практическую, технологическую и иную поддержку. Не отказывайтесь. Наш Фонд учрежден Центризбиркомом, в руководство Фонда входит председатель Центризбиркома А.А.Вешняков...”
     Да, в протоколе ЦИКи №123-3-3 от 7.03.2001 так и сказано: “Назначить в состав Совета Российского фонда свободных выборов председателя Центральной избирательной комиссии Российской Федерации А.А.Вешнякова...”
     Уставы фондов — скучная проза. Редкий прокурор дочитает до середины. Но именно в середине устава начинается любопытная суета, возня и шуршание.
     Читаем:
     “Фонд имеет право:
     получать возможную поддержку от государственных, общественных и иных органов и организаций... учреждать хозяйственные общества для осуществления предпринимательской деятельности... приобретать в собственность, арендовать земельные участки, здания, нежилые помещения, материалы и оборудование, продавать и предоставлять в аренду принадлежащее Фонду имущество... заниматься предпринимательской деятельностью... создавать филиалы и открывать представительства... осуществлять иную деятельность...”

     Бескорыстие членов ЦИКи, учредивших Фонд, на этом не кончается.
     “Фонд может иметь в собственности здания, сооружения, жилищный фонд, оборудование, инвентарь, денежные средства в рублях и иностранной валюте, ценные бумаги и иное имущество. Фонд может иметь в собственности или в бессрочном пользовании земельные участки. Фонд может иметь имущество, предназначенное для ведения предпринимательской деятельности.
     Источниками Фонда могут являться:
     добровольные имущественные взносы и пожертвования;
     выручка от реализации товаров, работ, услуг;
     дивиденды (доходы, проценты), получаемые по акциям, облигациям, другим ценным бумагам и вкладам;
     доходы, получаемые от собственности Фонда”.

     Некоммерческий учредитель коммерции. Старая дева хотя и содержит бордель, но сама ни-ни, боже упаси. И при этом — вся в бриллиантах.
     Какой удобный и надежный механизм: сперва ЦИКа учреждает Фонд, затем частный Фонд оказывает поддержку кандидатам, затем государственная ЦИКа считает голоса. Руки так и мелькают. Одной рукой поддерживаешь кандидата, другой рукой получаешь поддержку органов и организаций. Неужели губернатор, или мэр, или иные субъекты не пожертвуют Фонду земельные участки, здания, нежилые помещения?
     Вообразите, какое богатство нагребет ЦИКин Фонд свободных выборов в обмен на свои консультации. Землю, если возле столиц, можно продавать под особняки, а если в Тюмени — то ведь качать нефть и газ законом не запрещено.
     ...В документах ЦИКи сказано: “Создание Российского фонда свободных выборов призвано способствовать повышению общественного доверия к итогам голосования и результатам выборов”.
     Земли, здания, акции... И все это ради нашей веры в честные выборы? Читаешь и не знаешь: то ли возмущенно кричать “воры! лицемеры!”, то ли в который раз процитировать Гоголя: “Аренды! Аренды хотят эти патриоты. Мать, отца, Бога продадут за деньги”.

МЕРТВЫЕ ДУШИ

     Рождаемость падает, смертность растет, население России сокращается. Об этом с тревогой говорят все, в том числе и президент.
     Россия — загадочная страна. И мы это знаем, и весь мир это признает.
     И вот Россия загадывает миру новую, совершенно волшебную загадку. Численность населения падает, а численность избирателей растет.
     Жителей подсчитывает ЦСУ, избирателей подсчитывает ЦИКа. Вот что у них получается:
     Это же сказка, что электорату стало на 3 миллиона больше, когда жителей стало на 3 миллиона меньше. Это же сказка, что за 3 месяца 2000 года избирателей стало на 1 300 000 большеЭто старая сказка. В XIX веке она называлась “Мертвые души”.
     Чтобы показать будущее более наглядно, мы построили график:
     Видно, что линии пересекутся. Это случится в тот момент, когда электората станет больше, чем жителей. Это и будет торжество мертвых душ и ревизских сказок. Это будет окончательная победа Центрального Наперстка.

ЦИКа начинает и проигрывает

     19 января 2001 года “МК” напечатал заметку “Голосуй — не голосуй...” о том, что выборы у нас грязные и бесчестные.
     Вешняков взбеленился и сочинил иск против Минкина и “МК”. Попробуйте прочитать:
     “Исковое заявление
     О защите деловой репутации государственного органа Центральной избирательной комиссии Российской Федерации.
     Центральная избирательная комиссия Российской Федерации (далее — ЦИК России) обращается за защитой своей деловой репутации, обеспечивающей доверие общества, являющееся условием надлежащего исполнения возложенных на ЦИК России законом функций по руководству организацией и проведением выборов в федеральные органы государственной власти и федерального референдума, контролю за соблюдением...”

     Это первая фраза, и то не до конца. Бред. ЦИКе кажется, что ее репутация обеспечивает доверие общества. На самом деле — наоборот. Доверие общества обеспечивает репутацию. Нет доверия — нет репутации. И, кстати говоря, в суде ее не выдают и в Кремле не выдают; цацку третьей степени на грудь повесить могут, а репутация от этого иногда даже ухудшается.
     Прежде в суд подавали на ЦИКу. А тут впервые ЦИКа подала в суд. И не на бесчестного кандидата, не на членов избирательных комиссий, уличенных в жульническом подсчете голосов, не на грязных технологов, а на журналиста, который усомнился в системе.
     ЦИКа требовала опровергнуть “сведения, носящие порочащий характер, поскольку утверждения А.В.Минкина не соответствуют действительности, оскорбительны по сути и форме изложения”. Вот эти восемь утверждений:
     “Процедура, как пистолет, — зависит от того, в чьих она руках. В руках убийцы или в руках человека, защищающего себя и своих детей от маньяка. В чьих руках сейчас выборы? Разве в честных?”
     “Мы знаем, что они жульничают. Дойди у нас в России дело до ручного пересчета, вся ЦИКа во главе с Вешняковым, может, и померла бы с перепугу. Но речи о пересчете даже не возникает”.
     “Растет число голосующих против всех (эта графа постоянно грабится в пользу нужного кандидата)”.
     “ЦИКа стала наглым силовым департаментом, вдобавок изготовляющим законы”.
     “ЦИКа решает, какие должны быть политические партии и какие не должны. Сколько в партии должно быть членов. Кто может и кто не может субсидировать... Похоже на арифмометр, который мало того что плохо считает, еще и взбесился и вообразил себя политиком”.
     “ЦИКе позволено издавать антиконституционные акты”.
     “ЦИКа превратилась в силовое министерство, которое может менять губернатора, снимать с выборов, решать, каких и сколько должно быть политических партий, — насильственно менять политическую ситуацию в стране”.
     “ЦИКа честно обслуживает власть. А притворяется, что служит народу”.

     Мы заявили суду, что критиковали всю систему выборов, а вовсе не одну только ЦИКу. Но если в этих публикациях ЦИКа узнала себя, мы докажем, что узнала она себя правильно.
     Юристы ЦИКи с гордостью предъявили суду Отчет ОБСЕ: мол, иностранные наблюдатели в восторге от наших замечательных выборов. Но юристы ЦИКи зачитали только первую (очень вежливую) страничку из официального Отчета ОБСЕ о президентских выборах 2000 года. А мы процитировали другие фрагменты этого пятидесятистраничного документа:
     “...СМИ, контролируемые государством, ввязались в клеветническую кампанию, целью которой было сохранение привилегий существующих властных структур и обеспечение заранее спланированного результата.
     ...57 процентов избирательных комиссий не представляли для визуального контроля и не оглашали отметки избирателей на бюллетенях.
     ...Часто участковые избирательные комиссии заполняли протокол карандашом, а потом звонили в территориальную комиссию. И только после получения утвердительного ответа, что все их расчеты приемлемы, они заполняли протокол в окончательном виде.
     ...Во многих избирательных комиссиях ввод данных в компьютер происходил в другой комнате, что лишало наблюдателей возможности...
     ...подготовка нового протокола стирает все следы для последующих проверок, поскольку в большинстве случаев оригинал протокола просто уничтожается”.

     Когда я цитировал суду Отчет ОБСЕ, было видно, что юристы ЦИКи горько жалеют, что назвали этот документ как доказательство ЦИКиной честности.
     ЦИКа отстаивала свою репутацию. Но репутация существует исключительно в глазах народа. Мы решили спросить народ, то есть читателей “МК”. Вот что получилось.
     Надо отдать должное ЦИКе — подавать в суд на читателей она не стала.
     Беспокоит ли ЦИКу мнение людей? Она предпочитает, чтобы его вообще не было слышно. В доказательство я привел свой разговор с членом ЦИКи Большаковым С.В.
     МИНКИН. Могу ли я высказываться в печати по поводу выборов?
     БОЛЬШАКОВ. В качестве кого?
     МИНКИН. В качестве Минкина Александра, гражданина Российской Федерации.
     БОЛЬШАКОВ. А гражданин не вправе высказываться по поводу выборов в печати!
     МИНКИН. Почему?
     БОЛЬШАКОВ. А потому!! Гражданин по поводу выборов вообще в печати высказываться не имеет права никакого!

* * *

     Не уважает ЦИКа граждан. Уважает ли она закон?
     В законе о выборах сказано: “Наблюдатели вправе наблюдать за подсчетом голосов на расстоянии и в условиях, обеспечивающих им (наблюдателям) обозримость содержания бюллетеней”. Говоря по-русски: когда комиссия считает голоса, наблюдатель должен видеть отметку избирателя, ту самую “галочку”, которую вы ставите в тайной кабинке.
     А в инструкции ЦИКи сказано: “Наблюдатели имеют право наблюдать за действиями членов участковой избирательной комиссии, но так, чтобы при этом не создавать препятствий работе членов”.
     Суд оценил разницу. Одно дело — видеть отметку в бюллетене. Совсем другое — “наблюдать за действиями членов, не мешая членам”.

Приговор

     И вот суд огласил решение: “Обязать Минкина и редакцию “МК” опровергнуть фразу “Мы знаем, что они жульничают”.
     И — все.
     Взгляните еще раз на восемь цитат, которые ЦИКа требовала опровергнуть. Суд решил, что, за исключением пяти слов, мои высказывания опровержению не подлежат. А ведь там есть упреки гораздо более серьезные, чем ласковое слово “жульничают”, сказанное неизвестно о ком.
     Решение я хотел исполнить. Только не знал, как лучше опровергнуть:
     — не мы знаем, что они жульничают;
     — не мы не знаем, что они жульничают;
     — не мы не знаем, что не они жульничают...

Пресса не начинает и проигрывает

     В суде было доказано, что выборы — сплошной обман. Случись такой процесс где-нибудь в США, о нем писали бы все газеты, показывали все новостные каналы. А у нас...
     Понятно, почему суд над ЦИКой не показали ОРТ и РТР. Они государственные.
     Но суд над ЦИКой не показало ни объективное НТВ, ни оппозиционное ТВ-6 (тогда еще действующее). Ничего не сказало сверхпринципиальное “Эхо Москвы”.
     Пожары, убийства, Паша-Цветомузыка... Все это нашим СМИ кажется важнейшей информацией, раз они повторяют ее ежедневно и по многу раз.
     Ближайшая после суда над ЦИКой программа “Итоги” шла два часа. Там был, разумеется, Паша-Цветомузыка, нашлось даже десять минут на подробные рецепты приготовления гусиной печенки и на то, сколько она стоит в магазинах и ресторанах Парижа (полезнее для русского телезрителя ничего не придумаешь)... И ни слова о сенсационном решении суда.
     Суд приговорил российские выборы, а Россия об этом не узнала.

* * *

     ...То, что вы прочитали, написано не сегодня.
     Первая статья о выборах была опубликована нами в январе 2001 года.
     Прошел год и 9 месяцев. И вот на экранах возбужденные политики клянут выборы и ЦИКу, даже не замечая, что цитируют “МК”.
     От всех претензий Вешнякова суд оставил только одну. Нам было предложено опровергнуть фразу: “Мы знаем, что они жульничают”. Сегодня опровержение могло бы выглядеть так:
     Теперь не только мы знаем, что они жульничают. Теперь это знают все.
    



Партнеры