Пионерлагерь строгого режима

Красота спасет зэков

7 октября 2002 в 00:00, просмотров: 591
  В центре Каширы внимание привлекает симпатичное белое здание, увешанное кондиционерами, как новогодняя елка игрушками. Порой прохожие ломятся в двери, думая, что это краеведческий музей. И лишь табличка, на которой выгравировано “СИЗО”, приводит их в чувство.
     Такого СИЗО, где все камеры (а их 57) оснащены кондиционерами, нет нигде в области, а может, и в России. По словам самих заключенных, “горный воздух” идет им только на пользу. А бывалые зэки хором уверяют, что подобное видели только в кино. Многочисленные двери, открывающиеся только “волшебным ключом” надзирателей, украшены резными узорами. А один из тюремных коридоров превращен в картинную галерею.
     — Наверное, здесь содержатся “сливки общества”? — спрашиваю начальника ИЗ 50/5 подполковника Сергея Безгина.
     — Ничего подобного! Все подряд: малолетки, женщины, мужчины. В основном люди со средним достатком и малообеспеченные.
     — А зачем вы “музей” устроили? — допытываюсь я.
     — Красота — это та же самая дисциплина, — констатирует Сергей Викторович. — Можно развести разруху в СИЗО, что приведет к дырам в стенах и побегам.
     Еще несколько лет назад в изоляторе отбывал срок художник Петр Вишняков. Увидев одну из его работ, строгий начальник разрешил ему писать полотна прямо в камере. А как-то попались четверо резчиков. Ребята за свой срок успели столько деревянных шкатулок нарезать, что хоть в магазине продавай. Они же украсили двери и придумали причудливые рамки для работ Вишнякова. А что уж говорить о деревянном российском гербе, которому может позавидовать любой правительственный чиновник.
     — Вам с мастерами расставаться было не жаль?
     — Посидели бы они еще годик... — смеется Сергей Викторович. — Это, конечно, шутка. Мы никого задерживать не можем.
     В длинном корпусе “спецконтингента” стены также уложены плитками. Повсюду резные подсвечники. “Вдруг свет отключат, а у нас свечи заготовлены”, — словно прочитал мой вопрос зам. начальника капитан юстиции Юрий Кулешов.
     В камерах от трех до 14 человек. Раньше в СИЗО содержалось до 1100 человек вместо положенных 320. Теперь эта норма соблюдается, и на каждого заключенного приходится по 4 кв. м. “Приближаемся к “европейским” стандартам”, — поясняет надзиратель.
     В камерах заключенных, как и полагается, ничего лишнего: ни плакатов, ни картин. Только телевизоры, принимающие по 12 программ. “Начальник новую антенну установил”, — объясняют заключенные.
     — Естественно, дома лучше, но, если бы не попала в Каширское СИЗО, никогда бы в жизни не увидела кондиционеров, — делится Ирина Сорокина. — В других изоляторах люди с ума от жары сходят, а у нас ионизированный воздух.
     — Мне СИЗО напоминает пионерлагерь, правда, строгого режима, — у малолетнего преступника Васи собственные впечатления. — Таких вкусных обедов у меня даже дома не было — родители пили.
     А вот что говорят “опытные” заключенные.
     — В этом СИЗО я провел 2,5 года, — рассказывает Олег Ларин. — Это единственный изолятор, где не подцепишь туберкулез и вшей.
     Иногда заключенные, у которых срок подходит к концу, просят начальника подержать их хотя бы еще пару деньков. Ведь часто таких людей никто не ждет на воле, да и с работой тяжело. В СИЗО есть свое “приусадебное” хозяйство. Такая практика общеизвестна, когда изоляторы из-за недостатка финансирования стараются как-то себя прокормить. В Кашире разводят свиней. За ними ухаживают сами заключенные. Вот бы некоторым областным свинофермам с них брать пример: поросята, будто только после душа, резвятся в белоснежных опилках. На прогулочных площадках нет ни одного окурка, а гравий уложен камешек к камешку. “Порядок!” — повторяет свое любимое слово начальник СИЗО.
     О сизовской душевой можно только мечтать в собственной квартире. Стены обложили плиткой, развесили цветы и поменяли сантехнику.
     — Мне порой и мыться неохота, — рассказывает заключенный Иван Андреев. — Под цветами так бы и сидел, все-таки смена обстановки.
     — Откуда же в СИЗО столько денег? — спрашиваю начальника.
     — Порой человек выходит на свободу, но СИЗО не забывает. По принципу “не плюй в колодец”... — рассказывает он. — Даже письма пишут. Устроятся на работу и предлагают свою помощь. С некоторыми руководителями предприятий сложились дружеские отношения, подкидывают стройматериалы.
     Бывают и такие случаи. Человек не привлекался, несудимый, вдруг ни с того ни с сего переводит изолятору деньги. Причем с разными просьбами, например, камеры поуютнее сделать. Видимо, на всякий случай. Ведь от тюрьмы и от сумы в России не зарекаются.
    


    Партнеры