Раскинулось горе широко

Москвичи выпили всю воду из моря. Можайского

7 октября 2002 в 00:00, просмотров: 246
  Мелеют уже не только реки, но и целые моря. Настоящая экологическая беда стряслась нынешним летом с Можайским морем, а ежели по-научному, то водохранилищем. Глубина там местами достигает полуметра.
     По дороге в поселок Красновидово наблюдаем плачевную картину. Километровые поля ила с маленькими островками воды — все, что осталось от известного Можайского моря.
     — Вода опустилась в среднем на шесть метров, — говорит директор охотничьего рыболовного хозяйства “Москворецкое” Николай Федорцов. — Верховье водохранилища уже в русле Москвы-реки. Остались очаги, где глубина всего лишь 50—60 см — в них живет рыба. Зимой толщина льда 70 сантиметров, значит, вся живность в этих очагах погибнет...
     Первая причина опустошения водохранилища — большая потребность Москвы в воде. Вторая — засушливое лето. Мосводоканал выкачивает отсюда 14 тысяч литров воды в секунду. И продолжает качать. До чего это доведет, можно только догадываться. Похожая ситуация уже была в 1996 году. Тогда уровень воды тоже понижался. Много рыбы погибло. Произошло заражение леща легулезом. Теперь этой рыбы в водоеме нет.
     Вообще, Можайское водохранилище считается райским местом. 33 квадратных километра чистейшей воды. И рыбы много, и природа красивая. Присутствуют все представители пресноводных: угорь, судак, плотва, щука. В выходные приезжает много народу, рыбаки и просто отдыхающие. Сейчас на то, что осталось от “моря”, жалко смотреть. Да и рыбаков немного, хотя рыба доступна как никогда. Берег возле “Москворецкого” хозяйства, где еще есть вода, оголился на 20 метров. На берегу лежит дохлая рыба.
     Рыбе негде нереститься. Нужно ставить нерестилища. Это дорогое удовольствие. Кроме того, перезараженная легулезом живность из-за мелководья будет концентрироваться. В итоге возможна потеря еще нескольких видов рыб. А “Москворецкий” и так закупает икру в Прибалтике, карпов, карасей и толстолобиков везут из Черного моря.
     Но страдают не только рыбы. Кладки уток оголились и стали доступны енотам и лисицам. В итоге все уничтожено. Утка уже не живет на водоеме — нет кормовой базы — один песок. Бобры остались без жилья, ондатра — без нор.
     По словам Николая Иосифовича, для заполнения водохранилища нужно, чтобы проливные дожди шли месяц. Почва пересохла на полтора метра. Зимой рыбе вообще нечем будет дышать. “Будем сверлить лунки. Надеемся на помощь рыбаков”.
     — Все валят на нас, — с грустью говорит он, — мы не уследили, не спасаем рыбу, но как спасать — никого не волнует. Всего у нас четыре инспектора и десять егерей. Для спасения рыбы нужно, чтобы вода в очагах, где был раньше нерест, соединилась с руслом. Но 20 км перекопать лопатами невозможно. А техника потонет в иле...
     Кто-то уже пользуется страшной бедой. Там, где раньше плескалась вода, разрыта площадка для строительства. Что-то хотят строить.
     В пресс-центре Мосводоканала вообще не в курсе проблемы с Можайским морем.
     — Если хотите чем-то ему помочь, можете выключить у себя дома воду, — посоветовали мне.
     В Московском обществе охотников и рыболовов та же ситуация, председатель от комментариев отказался. Сказал лишь, что самого его там не было, “а начальство уже все решило”.
     Кстати, никто из представителей Мосводоканала и других организаций не были на “Можайке”, а зря. Может, то, что они увидели бы, изменило их отношение к природе. Но 100 километров от Москвы — это далеко. Не хочется вставать из своих мягких кресел...
     Человек издевается над природой. Природа ему отвечает пожарами, наводнениями, засухами. Это будет продолжаться, пока мы не остановимся.
    


Партнеры