Маслице для выборной машины

“В Штатах за мухлеж с бюллетенями сажали на электрический стул!”

8 октября 2002 в 00:00, просмотров: 451
  Российские выборы определенно пора называть другим словом. “Неволеизъявление”, “голое сование” или просто-напросто — “шоу”... Скоро начнет действовать новый выборный закон, но все равно жутковато — с чем-то мы столкнемся во время думской и президентской кампаний?
     О том, что можно со ВСЕМ ЭТИМ сделать и что нас ожидает на будущих выборах, мы расспросили известных политиков...
    
     СПСовец Борис Надеждин — депутат Госдумы, который знает о выборах больше многих. Он приложил руку к “выборным” законам и работает в думской комиссии по изучению того, как применяется избирательное законодательство. Мы попросили его оценить скандалы минувших дней и перспективы грядущих кампаний...
     — Как по-вашему, если бы все нарушения выявлялись не по указке сверху, а по совести и закону, — хоть одни выборы у нас признали бы действительными?

     — Да большинство признали бы. Девяносто девять процентов кампаний в России проходят тихо и мирно. В стране раз в четыре года избираются 88 глав регионов. Давайте загибать пальцы, где были реальные скандалы: Курск, Приморье, Ростов, Красноярск... И все. Но тут есть другая проблема. После скандала в регионе образуется своего рода выжженная земля, недоверие народа ко всем выборам достигает огромной силы. Так что после шоу в Красноярске или Нижнем нужно какое-то время, чтобы территория остыла, успокоилась...
     — Все самые громкие выборные скандалы случились за последние два года. Так совпало или это проявление какой-то тенденции?
     — Здесь есть и закономерность, и случайность. Закономерность в том, что выборы в Красноярске, Нижнем и Калмыкии — последние, которые проходят по старому закону “Об основных гарантиях избирательных прав граждан”. Естественно, за несколько лет противоборствующие стороны изучили вдоль и поперек этот закон, нашли скрытые в нем возможности всяких хамских действий и научились в совершенстве их использовать.
     А субъективная сторона дела в том, что и в Красноярске, и в Нижнем выборы имеют огромную цену. Красноярск — суперрегион: там и никель, и алюминий, и уголь и т.д. А Нижний — супергород, третий по величине в стране. Вот почему такие большие деньги и силы были брошены с разных сторон на завоевание. Плюс специфический состав участников предвыборной гонки. В Нижнем один Климентьев чего стоит...
     — Думаете, когда в силу вступит новый закон, манипулирования станет меньше?
     — Много чего делать будет нельзя. Например, очень трудно вычеркнуть кандидата из бюллетеня. Раньше был открытый перечень оснований: забыл указать в декларации старый “Запорожец” — могут снять с выборов... По новому закону оснований меньше, и все они четко прописаны. Забыл “Запорожец” указать — народ проинформируют, что ты такой забывчивый, а с выборов не снимут. Будут играть роль более существенные вещи — скажем, второе гражданство или судимость.
     Раньше сам избирком мог снять с выборов, а теперь — только суд, и не позже, чем за пять дней до дня голосования. А по старому закону можно было хоть накануне — помните историю с Руцким?
     Меняются и правила формирования избиркомов. В Красноярске одна из причин скандала была в том, что в крайизбирком половину людей назначал покойный губернатор Лебедь, а половину — Законодательное собрание края во главе с Уссом. Конечно, при таком составе избиркомовцам психологически трудно согласиться с тем, что выиграл выборы Хлопонин... Сейчас же в комиссии напрямую включаются представители политических партий, а руководство фактически назначается ЦИКом. В принципе Вешняков теперь может обеспечить вменяемость руководства комиссий и их лояльность не столько региональным властям, сколько федеральным.
     И, наконец, новый закон оставляет меньше возможностей использовать административный ресурс. Все чиновники “категории А” — мэры, губернаторы, министры — должны теперь будут уходить в отпуск на период выборов, если они — кандидаты. В этой ситуации Лебедев не мог бы сидеть в кресле мэра, Усс — в кресле спикера, а Хлопонин — в кресле губернатора Таймыра. Свое политическое влияние они сохранили бы и в отпуске, но уже не подписывали бы распоряжения, которые можно использовать в предвыборных целях.
     Истерика с арестом бюллетеней в Нижнем была бы бессмысленной, если б действовал новый закон. Было ведь как? Сначала на участках считали бюллетени, потом протоколы свозили в территориальные комиссии, а уж на основании их данных делал подсчет горизбирком. И проверить, что там было с бюллетенями в самом начале, оказывалось невозможно. По новому же закону данные по каждому участку должны быть опубликованы — и это касается всех выборов в стране. Нет смысла мухлевать с цифрами: если кто-то захочет задним числом подтасовать данные участковых комиссий, наблюдатель, который был на участке и получил копию первоначального протокола, сможет подать в суд.
     — Прямо-таки райская картина... Неужели новый закон так хорош?
     — В любом законе всегда есть лазейки. Снимать с выборов все же можно — хотя и по суду. Это выгодно федеральным властям, потому что суды — федеральная иерархия. Мы в СПС были принципиально против, но Кремль настоял, чтобы возможность такая у них все-таки осталась.
     Что касается административного ресурса — есть одна очень большая лазейка. Все чиновники уходят в отпуск, кроме действующего президента. Представляете, если президент страны возглавляет список партии, которая участвует в парламентских выборах? Это создает совершенно неравные условия для участников кампании.
     Еще мне категорически не нравятся статьи, касающиеся правил предвыборной агитации. Здесь мы полностью проиграли ЦИК и Кремлю, силы слишком неравные. В законе есть одно слово, которое решает все. Написано, что агитация — это любая деятельность, “имеющая целью побудить или побуждающая голосовать”. Я предлагал убрать такую формулировку. Но эти магические слова в законе остались, и теперь абсолютно любой материал в газете или сюжет на ТВ можно при желании трактовать как агитацию. Чудовищно!
     — В чем же все-таки главный корень зла — несовершенные законы, специфика судебной системы или политическая реальность, в которой суды и законы действуют?
     — Я могу назвать несколько версий, почему выборы у нас не совсем честные, и каждая из них имеет под собой основание. Первая — наследие тоталитарного прошлого. Неверие в то, что выбор реален, привычка верить в доброго царя, оттуда все эти разговоры про “давайте назначать” и так далее. Оттуда и низкая явка, и голосование “против всех”.
     Вторая причина — отсутствие правовой культуры. Я в Америке общался с людьми, спрашивал: как у вас насчет вброса бюллетеней? Они говорят, что эту проблему решили в XIX веке. Когда у них тоже мухлевали и бюллетени вбрасывали, конгресс принял закон, который приравнял подтасовку результатов выборов к государственной измене. Пять-шесть членов избирательных комиссий отправили на электрический стул, и с тех пор там стараются честно считать бюллетени. А у нас отношение в обществе к этого рода преступлениям такое, как будто человек просто дорогу не в том месте перешел...
     Третья причина — катастрофическое недоверие вождей собственному народу. Спрашивается, что делал полпред президента Кириенко в Нижнем? Решал задачу “Не допустить во власть криминал в лице Климентьева”. Но средства решения этой задачи были ужасными: не допустить Климентьева к участию в выборах! У вас же есть государственная машина, есть телевидение, газеты, ну объясняйте вы людям, почему Климентьев — плохой. Нет, исходили из установки: народ — глупый, если ему волю дать, он такого навыбирает... Я считаю, что это принципиально неверно. Есть фундаментальные ценности — демократия, народовластие, демократические выборы. В Конституции записано, кто не может участвовать в выборах: психи и осужденные. Любой другой гражданин России имеет право выдвигаться. А дальше — работайте с людьми. Объясняйте им, что этот кандидат плохой. Если вас не слушают, говорят: ты, власть, хреновая такая, мы назло тебе за него проголосуем, значит, так тому и быть. Демократия — это в том числе и ответственность народа за свой выбор. И если уж мы пошли по этому пути, то надо накопить опыт, иногда ценой ошибок. Выбрали бы Черепкова губернатором или Климентьева мэром? Я вас уверяю, через четыре года люди проголосовали бы, может быть, за того же Булавинова или Дарькина безо всякого нажима.
     — Многие предсказывают, что выборы в Думу и президентские окажутся более грязными, чем предыдущие...
     — Нет. Во-первых, на федеральном уровне все-таки более пристойная атмосфера, чем на региональном. Одно дело, когда какого-то кандидата в мэры города по кличке Прыщ снимут с выборов, и совсем другая история — когда снимут с выборов Явлинского или Жириновского...
     Кроме того, на федеральном уровне реально никакой конкуренции и интриги сейчас нет. Ключевой вопрос — кто следующий президент? — риторический. А на парламентских выборах реально есть только две интриги. Первая — кто наберет больше голосов, коммунисты или “Единая Россия”, и вторая — пройдут ли в Думу ЛДПР, СПС и “Яблоко”.
     — Разве этих интриг не достаточно, чтобы возник соблазн злоупотребить законом?
     — Да, но не на уровне снятия с регистрации КПРФ. И не на уровне ареста всех бюллетеней в стране. Грубо говоря, масштабы безобразий по сравнению с масштабами самого процесса малы. Конечно, от поддержки Кремля сейчас многое зависит. Но, когда идет с самого верху команда “мочить” кого-то, она всегда реализуется конкретными людьми с помощью конкретных средств. Принципиальных рычагов три. Первый — повлиять на состав кандидатов. Второй ресурс — государственные и муниципальные СМИ — пущать или не пущать. И третий ресурс — подсчет голосов. По каждой из этих трех позиций новый закон, как мы уже говорили, лучше, чем предыдущий. И на самом деле возможности власти не безграничны. Вы теоретически можете позвонить в ЦИК и сказать: значит так, процент у СПС — такой, у КПРФ — такой. Но это невозможно реализовать. Да, в некоторых регионах реально чуть ли не заранее расписывать, кто сколько получит. Но далеко не по всей стране. Я вас уверяю: федеральные парламентские выборы на подавляющем большинстве территории России и уж точно во всех крупных городах проходят честно в смысле подсчета голосов. Хотя не очень честно в смысле СМИ, и часто совсем нечестно в смысле использования административного ресурса.
     — Не кажется ли вам, что на выборах в Думу и президентских процент голосующих против всех очень сильно вырастет?
     — Я так не думаю. В отличие от местных выборов, федеральная политическая “поляна” достаточно цельная. И почти на любой вкус, на любой набор ценностей у вас есть выбор. Хотите порядка, строгости, президента Путина и т.д. — голосуйте за “Единую Россию”. Хотите бунта, народу вернуть фабрики-заводы — выбирайте КПРФ. Хотите низкие налоги и военную реформу — вот вам СПС. Хотите свободы слова и слов об интеллигентности — вот вам “Яблоко”, хотите постебаться — вот вам Жириновский...

ПОЧЕМ КИЛОГРАММ ВЛАСТИ?
Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: “Место министра стоит пять “лимонов”

     ЛДПР на прошлых выборах не зарегистрировали из-за того, что вождь забыл указать в декларации часть имущества. Пришлось Вольфовичу спешно менять название списка на “Блок Жириновского”... В последнее время он активно пропагандирует свою давнюю идею назначать губернаторов. Можно было бы не обращать на это внимания, но всем давно известно: что у Жириновского на языке, то в высших сферах на уме...
     — Почему вы считаете, что губернаторские выборы надо отменить, а выборы в Думу и президента — оставить? Разве безобразия творятся только в регионах?

     — Какие бы меры ни принимали Вешняков, прокурор или кто-то еще, все равно судьбу выборов будут определять телефонное право, деньги и бандиты. Надо назначать губернаторов, чтобы искоренить коррупцию. Вы правы: продается место и депутата-одномандатника. Маленький округ, 20 тысяч избирателей — 300 тысяч плати, средний — 500 тысяч, крупный — трехмиллионный — 700 тысяч долларов плати губернатору. Чтобы этого не было, я предлагаю депутатам идти на выборы только по партспискам. Бороться с коррупцией по-другому мы не можем, что бы президент ни делал. Даже если он создаст новое сверхмощное КГБ, все равно они этого сотрудника КГБ перекупят. Вносят пять раз кейс — шестой кейс он возьмет... А ставить комиссаров около каждого чиновника — это же нужно три миллиона офицеров КГБ!
     — Но указ о назначении губернатора готовят чиновники из окружения президента, их тоже можно подкупить...
     — Не-е-ет, это тяжело. Тяжело. Но — пожалуйста! Можно промежуточную инстанцию устроить. Собираются лучшие люди области — художники, юристы, артисты, бизнесмены — и рекомендуют президенту 5—6 кандидатур, он из них выбирает одного, проверенного ФСБ и прокуратурой, и назначает своим указом!
     — А вы хотели бы пойти в губернаторы?
     — Я пошел уже один раз. В Белгороде — но только для того, чтобы знать кухню. Я уже знаю хорошо, как избираются президенты — трижды участвовал, прошел выборы депутатов любого уровня, так что участвовал в губернаторских выборах только с этой целью. И что там творилось? Я побеждал, но Савченко, нынешний губернатор, вызвал харьковских бандитов, заплатил им по доллару за каждый вброшенный бюллетень, они вбросили 300 тысяч фальшивых бюллетеней, он им отдал 300 тысяч, они утром же уехали в Харьков, и объявляют, что победил Савченко! Ну что это такое? Я в суд подаю — но областной суд под ним лежит! Судьи чертыхались — все протоколы фальшивые. Ну и что дальше?
     — Выше по судебной инстанции обращаться не пробовали?
     — Бесполезно — все куплено! Сам Ельцин Савченко звонил, Ельцин знал, что я помог ему по импичменту, — звонит ему и говорит: я тебя ставлю министром сельского хозяйства, уйди, оставь место Жириновскому! Ельцин думал, что я действительно хочу быть губернатором... Но я только хотел проверить — что такое выборы губернатора! И я получил опыт на всю жизнь. Ночью милиция срывала мои щиты, мне не давали гостиницу, запугали членов избирательных комиссий. Как я могу контролировать выборы, когда моих активистов запугали?! Например, мать-одиночка. Ей говорят: Жириновский уедет, и хрен ты получишь у нас квартиру! И она, наблюдатель, не приходит на участок. А когда я уехал — ей дали квартиру!
     Все выборные должности по всей стране, кроме президента, — купленные! И назначаемые — тоже, вплоть до замминистра и министров — два миллиона стоит пост, пять миллионов... Совет Федерации — половина купленные места! Половина! Заплатили губернатору — и все! Ну сколько же можно это делать?
     — В прошлом году депутат Ледник из “Единства” уже вносил закон о назначении губернаторов, но Дума его не поддержала...
     — Не проходят такие законы. Губернаторы подкупают депутатов, и те голосуют против. Потому что губернаторам невыгодно назначение.
     — А Администрации Президента?
     — Если сейчас Кремль захочет — эта поправка пройдет. А почему Кремль не хочет? Только по политическим причинам. Ведь губернаторы сразу разозлятся, а выборы президента на носу. Как только переизберут президента на второй срок — моментально будет изменено административное устройство страны, будет 14 губерний с назначаемыми губернаторами.

ВСЕ ПРОТИВ ВСЕХ
Виктор ЧЕРЕПКОВ: “Сидите, как цыплята, которым отрубят голову”

     Эксцентричный Виктор Черепков, бывший мэр Владивостока, а ныне депутат Государственной думы, на последних выборах губернатора Приморья был главным соперником победившего Дарькина. Но с выборов Черепкова сняли. Об этом он рассказывает так:
     — Предлог был выбран такой: мол, я не оплатил из предвыборного фонда эфир на “Эхе Москвы”. Но мы вместе с Дарькиным в том эфире были, и он тоже не платил! Причем Дарькин говорил в эфире о выборах, а я — нет, хотя я имел право, потому что депутат Думы. К тому же “Эхо Москвы” в Приморье не берет, и мои потенциальные избиратели не могли услышать, что я говорил. Но меня сняли с выборов, а Дарькина — не тронули...
     — Вы — участник многих скандальных избирательных кампаний. В чем, на ваш взгляд, главная причина этих некрасивых ситуаций?
     — Народовластие как таковое в России уничтожено, и выборы сегодня ничем не отличаются от тех выборов, что были при коммунистах. Выбирает власть, и 75% избирателей вообще не приходят голосовать. А из тех, кто приходит, от 7 до 15% голосуют против всех. Там, где снимают кандидатов, — и того больше. Когда подобные события происходили в Приморье, общество воспринимало это как частный случай, но именно оттуда начиналось загнивание избирательной системы, которая пришла сейчас к тому состоянию, когда она почти полностью уничтожена правящей номенклатурой и силовыми структурами.
     — Может, назначать губернаторов и мэров, как предлагает Жириновский?
     — Чем беспредельнее выборы, тем вероятнее, что нас ожидает диктатура назначения. Чьи песни поет Вольфович — понятно. Но этот путь убийственен для российской демократии, хотя сегодняшние выборы действительно хуже назначения. Фактически происходит то же назначение, но в извращенной и псевдодемократической форме — как будто бы народ выбирает. А главные виновники всего — депутаты, потому что с каждым разом принимают закон, все больше и больше ухудшающий ситуацию.
     — А ваши коллеги из Думы говорят, что новый закон лучше старого...
     — Он хуже старого! Потому что теперь судья принимает решение о снятии кандидатов с регистрации. Раньше хоть была надежда на прозрение комиссии. Но отдавать все суду, который давно у нас работает по прейскуранту... К тому же этот закон антиконституционен. В Конституции сказано, что любой гражданин имеет право избирать и быть избранным, кроме двух случаев: если он психбольной и признан таковым по суду, и если он осужден и отбывает срок в колонии. А закон все-таки предусматривает еще несколько случаев, когда кандидат может быть лишен права участвовать в выборах. Это закон наоборот — о гарантиях того, как быть неизбранным. Закон о гарантиях номенклатуре, что они могут любого избрать...
     Надо обращаться в Конституционный суд, чтобы этот закон отменили, по крайней мере эту статью.
     — Обратитесь?
     — У меня уже такой склочный характер стал с этими многочисленными судами... Я просто боюсь защищать права граждан в масштабах всей России.
     Народ, что с тобой сделать, чтобы ты поумнел! Те, кто не приходит на выборы или голосует против всех, — главные виновники российского бардака.
     Придите на выборы, если вы не согласны с властью, проголосуйте против нее, и вас будет большинство. А то сидят, как цыплята, которым голову завтра или послезавтра отрубят.
    



Партнеры