СФИНКС НЕПРЕКЛОНЕН

Ключ к тайнам великих пирамид все еще не найден

11 октября 2002 в 00:00, просмотров: 446
     Предсказанная великим ясновидцем Эдгаром Кейси дата — 1998 год, — когда под лапой Сфинкса будет сделана сенсационная находка, проливающая свет на историю и назначение пирамид, давно прошла. А Сфинкс и ныне там. В сентябре резко усилился интерес к тайнам Древнего Египта, всегда актуальным и до сих пор далеким от разгадок. Очередной хитроумный робот, снабженный дрелью, видеокамерой и лазерным щупом, прошел по следу своего предшественника по узкому лазу внутри пирамиды Хеопса, просверлил дырку в обнаруженной девять лет назад дверце и, заглянув в нее, увидел другую дверцу. “Скоро пирамида раскроет свои тайны!” — захлебываются от восторга телекомментаторы. Мне, душеприказчику Анатолия Васильева, умершего пять лет назад исследователя египетских пирамид, такой подход представляется контрпродуктивным. Тайна пирамид по-прежнему не раскрыта. Но самый разумный путь к разгадке, на мой взгляд, предложил именно Васильев.

Чудо света, которого не может быть

     Изумление, в которое повергают великие пирамиды, все-таки не зрительно-сенсорного, а интеллектуального свойства. Голова идет кругом не столько от их размеров, хотя, когда стоишь внизу, каменная громада заслоняет полнеба, и в сознании не укладывается, как человеческие руки могли все это возвести.
     Парадоксы начинают особенно мутить разум, если немного вникнешь в арифметику пирамид и технологию их возведения.
     “По заслуживающей доверия оценке, — пишет знаменитый исследователь тайн цивилизации Грэм Хэнкок, — Великая пирамида состоит из 2,3 миллиона блоков. Считая, что каменщики работают по 10 часов в день 365 дней в году, легко подсчитать, что пришлось бы монтировать по 31 блоку в час (примерно по две минуты на блок), чтобы построить пирамиду за 20 лет (срок, указанный “отцом истории” Геродотом. — С.К.). Если же строительные работы ограничиваются тремя месяцами в году, то проблемы усугубляются, приходится монтировать 4 блока в минуту (притом что такой блок весит около тонны. — С.К.)”.
     Невозможность умопостижимого возведения пирамид человеческими руками усилил инженер Сергей Проскуряков. Использовав данные Геродота: строителей насчитывалось порядка 100 тысяч, а работали они в периоды ежегодных разливов Нила, то есть по три месяца в году, — он подсчитал, что в этом случае на стройплощадке одновременно могло разместиться не больше 3—4 тысяч человек. Если каменные блоки втаскивались по специально возведенной наклонной плоскости, как впервые сообщил Диодор Сицилийский, ежедневно предстояло транспортировать 1420 блоков (даже при 12-часовом рабочем дне это два блока в минуту, что совершенно нереально).
     Опуская подробную мотивацию, замечу, что нереальна сама наклонная плоскость, объем которой втрое превышал бы объем самой пирамиды (“наклонная глупость”, как ехидно именует ее Хэнкок). Невозможны деревянные рамы-качалки, с помощью которых якобы подавали каменные блоки с одного строящегося яруса пирамиды на другой, вышележащий. Немыслимо уложить блоки из песчаника друг на друга на высоту 147 метров: верхние просто расплющат нижние. Нормирование произведенных строительных работ показывает, что ни за 20, ни за 30 лет пирамида Хеопса не могла быть построена; а затрата 80—100 лет на ее возведение и нереальна, и бессмысленна, ведь усыпальница нужна фараону, пока он жив, строить для правнука — абсурд.
     “Теория о том, что примитивные люди построили пирамиду собственными силами, просто не выдерживает критики”, — уверен Проскуряков. К такому же выводу пришли Хэнкок, Бьювел и другие современные исследователи первого чуда света.
     Ну а если не люди, то кто? Представители более древних и развитых цивилизаций, живших на Земле до нас, заключает Эрих фон Деникен, к той же мысли своими путями пришли Хэнкок, Бьювел, Джильберт… Конкретней — это могли быть атланты, полагала Е.Блаватская. Инопланетяне, утверждает Проскуряков.
     Одним из немногих, кто доказал реальность возведения гигантских сооружений руками простых египтян при помощи той примитивной техники, что тогда имелась в наличии, был Анатолий Васильев. Мне его вывод представляется более интересным хотя бы потому, что в науке всегда выше ценятся решения, полученные более простым путем, нежели те, что используют много сомнительных допущений.
     Говоря жестче, строители пирамид из созвездия Большого Пса — вовсе и не научная гипотеза, а фантастическое предположение. Точно так же, как догадки об использовании антигравитационных полей, энергии мысли и летающих тарелок. Фантазировать в безбрежном пространстве каких угодно допущений — дело нехитрое. Да вот беда: все равно никто никогда не проверит. Построить же научную гипотезу, согласующуюся с реальными фактами, гораздо трудней. Хотя бы потому, что гипотеза вызывает споры. Спорить же о возможностях всесильных пришельцев неинтересно: это за пределами нашего опыта.

Сверлите, “Упуаты”, сверлите

     Свирепого, хищного волка в древнеегипетской мифологии звали Упуатом. Так же окрестил свои кибернетические создания мюнхенский инженер Рудольф Гантенбринк. Первый из них в 1992 году прополз по наклонной шахте “камеры царя” в пирамиде Хеопса, но ничего примечательного не отснял и славы, соответственно, не снискал. Его тезка, “Упуат-2”, в день весеннего равноденствия 1993 года обследовал южную шахту “камеры царицы”, пройдя вверх под углом 45 градусов 65 метров. В конце своего пути робот уперся в дверцу, из которой торчали две медные ручки, а в правом нижнем углу чернела дырочка, уводящая в таинственную глубь.
     Четыре шахты — две берут начало в “камере царя”, две — в “камере царицы” и уходят на юг и на север — объекты аномальные. Потому что противоречат здравому смыслу. Их поперечное сечение — 22х23 сантиметра — исключает возможность использования человеком. То, что шахты “камеры царицы” не доходят до наружной облицовки, обессмысливает их традиционное название — вентиляционные. Провести эти шахты в каменной толще попросту нереально. А заранее нарезать углубления в каменных блоках и идеально подогнать их друг к другу если и возможно, то не теми инструментами, какими располагали древние египтяне: железа, напомню, еще не знали. В общем, загадка на загадке.
     После “телерепортажа” “Упуата-2” из шахтного тупика фантазия пирамидологов разыгралась настолько, что заговорили о неизвестной камере с сокровищами Хеопса, которая, несомненно, таится за дверцей с медными ручками.
     Анатолий Алексеевич Васильев был, пожалуй, единственным исследователем Большой пирамиды, который сразу же твердо заверил: никакой камеры в конце шахты быть не может. Искать сокровища фараона (не только материальные, но, что гораздо интересней, информационные) следует вовсе не там, а в скальном грунте под пирамидой.
     Сегодня, уверен, начинается очередной всплеск ожиданий чуда. За первой дверцей робот увидел вторую. И телекомпании всего мира заголосили о разгадке тайн египетских пирамид. Напрасно.
     Где следует искать разгадку, Васильев отчетливо показал в своей работе, депонированной в библиотеке Института общественных наук РАН, да так до сих пор и не изданной. 16 лет назад автор этих строк вместе с Николаем Бондровским опубликовал в трех номерах “МК” материал “Последняя загадка сфинкса”
     Сейчас, когда Васильева уже нет среди нас, я могу — без всякого пафоса — назвать этого человека гениальным. Вычисленное им “на кончике пера” как минимум дважды блистательно подтвердилось в Гизе (где, кстати, сам Анатолий Алексеевич ни разу не побывал). Бондровский нашел внутри лаза подземелья следы скрытого наклонного хода к истинной усыпальнице Хеопса. Мне же посчастливилось своими глазами увидеть и руками ощупать кусок той скалы, вокруг которой легли известняковые блоки “облицовки” пирамиды и без которой пирамида просто невозможна.

Он оправдал Геродота

     “Геродот повинен в распространении одной из наиболее известных выдумок, когда в V веке до нашей эры он высказал предположение, будто пирамида возведена над подземным озером, в середине которого находится остров, где и погребен фараон”. Так написал египтолог Джон Карнуэлл в статье “Неразгаданные тайны египетских пирамид”.
     Анатолий Алексеевич Васильев на склоне лет пришел к противоположному выводу: Геродот был прав. Истинная усыпальница величайшего царя IV династии находится ниже уровня земли, саркофаг с мумией установлен в середине острова, вокруг которого — озеро или пруд.
     На этот вывод потребовалось двадцать лет непрерывного интеллектуального напряжения, критический анализ всего написанного о пирамидах, математические расчеты и графические построения, единомыслие друзей. Пришлось выдержать и травлю тех, кто не хотел пускать в избранный круг египтологов исследователя-самоучку.
     К 1980 году Васильев сформулировал ключевое положение своей гипотезы: пирамида Хеопса (как, кстати, и все другие пирамиды) не сложена из каменных блоков, а представляет собой обстроенное с четырех сторон природное скальное ядро. Наклонные плоскости, по которым строители втаскивали известняковые блоки наверх, были перекрыты и превратились в те внутренние лазы, по которым сегодня ходят туристы, посещающие пирамиду.
     Из гипотезы вытекает важное следствие: так называемые камеры царя и царицы никогда не были местами захоронения Хеопса и его супруги (стоящий сегодня в “камере царя” саркофаг — ложный, обманный). Истинная усыпальница фараона не найдена ни первыми взломщиками пирамиды, ни египтологами последних двух столетий. А значит, достигнута основная цель Хемиуна, зодчего комплекса пирамид в Гизе и верховного жреца Древнего Египта: мумия фараона, скрытая от посягательств злоумышленников, лежит в полной сохранности, обеспечивая, согласно верованиям древних египтян, бессмертие Хеопсу.
     В любой книге по истории искусства вы найдете схему — так называемый разрез Большой пирамиды по центральной плоскости. Проанализировав имевшиеся фотографии и обмеры пирамиды, Анатолий Алексеевич доказал: это вовсе не разрез, а сечение, причем отнюдь не плоскостью, проходящее вблизи от наружной облицовки восточной грани. Доказательством стало построение пирамиды с известными пустотами в трех проекциях. Вид сверху убедительно показывает: все лазы пролегают вдали от высоты, опущенной из вершины. Если лазы — перекрытые пути доставки наверх каменных блоков, нарезанные по поверхности скалы, иначе просто и не может быть.
     В 1988 году Николай Бондровский, спустившись по нисходящему лазу в камеру подземелья, прополз по тупиковому лазу и нащупал на потолке и стене шов, теоретически предсказанный Васильевым. Мой коллега сделал слайды и показал всей стране в телепередаче “Вокруг света” этот шов — след каменной пробки, закрывшей еще один, потайной наклонный лаз. Так впервые гипотеза Васильева подтвердилась на практике.
     В 1995 году я сам оказался в Египте и, вооруженный рекомендациями Васильева, обошел пустоты пирамиды Хеопса.
     — Ну что вы здесь ищете? — подтрунивала надо мной Мирвата Милад, очаровательная нубийка, работающая в Каире “русским” экскурсоводом. — До вас здесь побывали десятки миллионов людей, каждый дюйм отснят и описан.
     В логике экскурсоводу не откажешь. Но интуиция бывает сильней логики. Не моя — интуиция Васильева, “путешествовавшего” по пирамиде долгими бессонными ночами.
     Мне посчастливилось найти еще одно, может быть, решающее подтверждение гипотезы. Внутри “камеры царицы” (той самой, из которой стартовали “Упуаты”) на левой от входа, восточной стене я увидел… кусок материковой скалы.
     Сомнений быть не могло: от начала скошенного потолка до самого пола, по всей пятиметровой высоте камеры она опадает неровной, с выемками и буграми монолитной “кулисой”. На ней нет ни единого стыка между известняковыми блоками. Не веря собственным глазам, сам провел ладонью по буграм и впадинам и сына заставил — нет стыков! А на трех остальных стенах ровные, как по линейке проведенные, стыки, расчерчивающие стены на правильные прямоугольники.
     Монолитный камень площадью около 30 кв. метров никак не мог быть втащен наверх: он тяжелее самых тяжелых, гранитных блоков, вес которых достигает 70 тонн. Это может быть только видимая часть скалы.
     В нижней части нисходящего лаза и в начале лаза подземелья я обнаружил пустоты, не указанные ни в одной книге. Они также являются цельными скальными углублениями.
     К северо-востоку от пирамиды по заблаговременной подсказке Анатолия Алексеевича я отыскал развалины маленькой пирамиды (Васильев называл ее загадочной). Через ее вершину, по мысли исследователя, весной и осенью во время разливов Нила из водоема по искусственному руслу в усыпальницу Хеопса поступала чистая вода. Регулярный сезонный водо- и воздухообмен обеспечивал мумии фараона оптимальный влажностный режим и экологически чистые условия. Отвод в прошлом столетии русла Нила к востоку, ликвидация водоема и нарушение хитроумной гидросистемы Хемиуна чреваты, по мысли Васильева, большими бедами для первого чуда света.
     Скала, скрытая от глаз под известняковыми блоками пирамиды, занимает больше 90% объема всего сооружения. Значит, между наружной поверхностью скалы и внутренними гранями “облицовки” имеются пустоты, частично засыпанные песком. В 1986 году два француза, Дормьон и Гуаден, добились от египтян разрешения на сверление шурфов внутри пирамиды. Они проделали три дырки в правой стене коридора, ведущего от большой галереи к “камере царицы”, и извлекли кварцевый песок. Французы были разочарованы, а Васильев ликовал: “Они подтвердили мою гипотезу: между скалой и “облицовкой” ничего нет, ну разве что песок”.
     За стенкой, которую недавно “увидел” робот, может быть только то же самое. Ни “досок мудрости” с записями деяний древних, ни свернутого в рулоны стекла, о которых — с чьих-то компетентных слов — сообщала Шахерезада в сказках “Тысячи и одной ночи”, за тупиком “вентиляционной шахты” не будет. Эти ценности можно отыскать только в усыпальнице.
     Сегодня, комментируя находку второй дверцы в шахте, ученые продолжают теряться в догадках: ну почему она подходит так близко к наружной кладке, но не выходит наружу? Мне-то проще, я помню объяснение Васильева: шахты выводят на поверхность скалы — так повелевала технология строительства пирамиды. А снаружи этих выходов, разумеется, не видно.
     В пирамиде нет ничего лишнего: все, что мы сегодня видим, требовалось при обстройке скалы.
     Достаточно скоро, когда наличие искусственного русла, острова, истинного саркофага и мумии Хеопса подтвердится просвечиванием сквозь каменную толщу, наши специалисты спохватятся, начнут разыскивать следы земного бытия московского ясновидца. Хранящиеся у меня на балконе рукописи Васильева, его письма, отзывы ученых, которые он завещал мне, одному из немногих понимавших его, должно быть, приобретут немалую ценность. У нас ведь начинают любить гениев после смерти. А пока что ни один государственный архив не согласился принять у меня материалы оригинального мыслителя, организовав их надежное, грамотное хранение.
     Прав был Анатолий Алексеевич: перехитрить время можно, только спрятавшись в пирамиде.
     



Партнеры