ОТКРЫТИЕ УЧЕНЫХ КОММУНИСТОВ

Они обнаружили, что Путин — плохой

12 октября 2002 в 00:00, просмотров: 505
     На митинге оппозиции, что прошел в четверг на Васильевском спуске, случилось историческое событие. Впервые из уст красных на столь знаковой “тусовке” прозвучал призыв отправить в отставку Путина. Прокричал это глава Московского горкома КПРФ Александр Куваев. Никто из стоявших рядом товарищей даже не дернул его за рукав! Геннадий Зюганов выступил чуть более дипломатично: он ни разу не произнес слов “президент” и “Путин”. Только — “главнокомандующий”, клеймя которого, Геннадий Андреевич указывал перстом на стену Кремля.
     Старые лозунги типа “Правительство в отставку!” в толпе тоже разбавили новинки: мелькали надписи “Переписи для ЦРУ — бойкот!” и “Путин — Каин, Буш — хозяин”. Бабулька в теплой шапке доказывала корреспонденту “МК”, что российский президент — “член масонской ложи Розенкрейцеров”.
     С акцией протеста у коммунистов вышла целая история. Сначала мэрия Москвы запретила проводить митинг у стен Кремля, предложив в качестве места действия Калужскую площадь. “А потом Зюганов Грызлову позвонил и спросил: “Боря, ты что, беспорядков хочешь?..” — рассказал корреспонденту “МК” представитель фракции КПРФ. — И что вы думаете — через 45 минут разрешение было у нас на руках”.
     По оценкам сотрудников милиции, на митинге присутствовало не больше 10 тысяч человек — вместо заявленных пятидесяти. Перед началом выступлений партийных боссов для народа крутили песню с призывом не уставать “рогами драться” и про то, что “к нам вернется товарищ Сталин — готовьте списки”. В смысле списки “предателей народных интересов”, в которые коммунисты внесли многих известных российских политиков. “Приласкали” и БАБа: все тот же главный коммунист Москвы выступил с официальным заявлением о том, что “КПРФ никогда не свяжется с такой фигурой, как Борис Березовский”. А вот Геннадий Зюганов по этому поводу промолчал. И не захотел общаться с прессой. Когда корреспондент “МК” попросил лидера КПРФ прокомментировать призыв отправить Путина в отставку, Геннадий Андреевич отмахнулся: “Я на встречу с генсеком спешу”. С каким таким генсеком — осталось непонятным.
     


Партнеры