“ПЕНСЯРЫ” МИРОВОГО МАСШТАБА

“Smokie” увезли из Москвы ящик русского пива

12 октября 2002 в 00:00, просмотров: 256
     Держаться на плаву в мире рок-н-ролла в течение тридцати с лишним лет — все-таки, согласитесь, достижение. “Smokie” — Майк Крафт (вокал), Мартин Буллард (клавиши), Терри Этли (бас), Майк Макконал (гитара), Стив Пиннели (ударные) — из тех, у кого это отлично получилось. Джентльмены пожаловали к нам в гости с парочкой концертов в рамках их очередного европейского турне.
  
   Прилетели они в “Шереметьево-2” за день до концерта; поселились там же, где впоследствии давали концерты, — в “России” то есть; обедали исключительно в итальянском ресторане (там же); влюбились в наше пиво — даже прихватили с собой один ящик “на потом”. Словом, вели образ жизни настоящих туристов.
     — Меня вот только немного опечалил тот факт, что со мной сегодня нет семьи, — пожаловался “МК” основатель группы Терри Этли.
     — А вы всегда с собой в туры семью возите?
   
  — Да нет. Семью — в смысле фотографию моей семьи. Она всегда со мной. А тут собирался второпях, забыл.
     — Теперь — дежурный вопрос: а как вам Москва?
  
   — С тех пор как мы приезжали сюда в последний раз, а было это аж в 94-м, город просто не узнать. У нашей группы вообще два любимых города — Нэшвилл (тот, что в Америке) и Москва! Жаль, что погодка немного промозглая, но нам это не мешает наслаждаться...
     В целом история этой группы — история многотрудного поиска собственного лица, музыкальной индивидуальности. Их мелодичные песни, отмеченные высоким исполнительским профессионализмом, пришлись по душе меломанам второй половины 70-х. Изначально в коллективе солировал небезызвестный Крис Норман, после ухода которого его заменил Алан Бартон. Несколько лет назад автобус, в котором находился Бартон, разбился... Сегодня же главенствующее место у микрофонной стойки занимает Майк Крафт. Говорят, на Западе музыкальное сообщество оценивает пение Майка выше, чем первых фронтменов “смоков”. У нас же концерты группы хоть и прошли при аншлагах, но реакция публики на ее выступление оказалась совершенно неоднозначной.
     Сцена была оформлена в виде “черной комнаты” — вся завешена черными занавесками. Где-то наверху, размерами два на два, — белое полотно (на которое в ходе концерта изредка проектировались раритетные фото группы), барабанная установка, три микрофонные стойки — словом, минимализм. Опоздали с началом минут на двадцать.
     (Окончание. Начало на 1-й стр.)
      Правда, и сам зритель подзадержался: на подходах к концертному залу коммунисты устроили очередное гульбище, чем мешали добропорядочным гражданам приобщаться к искусству — добираться в “Россию” пришлось окольными путями.
     Первые аккорды нестареющей “Needles and pins” зал встретил, завороженно погрузившись в пучину ностальгии. В тот самый момент у поколения помоложе невольно сложилось впечатление, что за последние тридцать лет парни так и не смогли достойно подзаработать, чтобы купить себе новый прикид. Честно: такое не носят уже лет двадцать. С другой стороны, истинные фанаты были довольны. До боли знакомые прически, костюмчики, песенки... Правда, вот чересчур громко. Мегаватты звука долбили по ушам сидящих в первых рядах. “Да это все потому, что новый солист не вытягивает. Не тянет он на Криса Нормана... Совсем не тянет!” — толкал в бок корр. “МК” “эксперт-музыковед” Сергей Соседов.
     После каких-то шести-семи песен артисты устроили антракт: стареют дядечки. Хотя в общем концерт получился не таким уж и плохим — те господа, что по-прежнему живут музыкой 70-х, остались довольны. “Вы такая классная публика! Круче даже, чем в Питере!” — частенько раззадоривал зал вокалист. Наша публика выла от комплиментов и божилась любить рок-ветеранов всегда.
     


Партнеры