ЧИСТО КОНКРЕТНЫИ РУБЛЬ

Что наши власти называют валютным регулированием?

18 октября 2002 в 00:00, просмотров: 249
     Статистика утверждает: 90 процентов россиян предпочитает хранить свои сбережения в долларах. Однако в последнее время все чаще в СМИ появляется информация о грядущих изменениях в российском валютном законодательстве. На следующей неделе этот вопрос даже будет обсуждать кабинет министров. И это не может не напрягать: в нашей стране любые перемены в денежной сфере почему-то сводятся к банальному изъятию средств из наших кошельков.
     О чем, собственно говоря, сейчас идет речь? Какие будут изменения? И чем они для всех нас могут закончиться? А главное — как все это отразится на благосостоянии российских граждан и на возможности отечественных предприятий зарабатывать валюту?

     
     ...В 1963 году в Великобритании министр финансов Джеймс Калаген сказал, что у страны “нет проблем с платежным балансом, потому что нет статистики платежного баланса”. Эти слова вошли в историю и стали, если хотите, визитной карточкой министра.
     Что необычного в этом заявлении? Дело в том, что в платежном балансе систематизируются все сделки, которые заключают все — домашние хозяйства, фирмы, правительство... — с остальными. От состояния баланса зависит многое, но прежде всего курс национальной валюты.
     Едва ли Калаген этого не знал. Просто таким образом представитель британского кабинета министров решил продемонстрировать свою уверенность в том, что курс британского фунта незыблем при любых обстоятельствах. И никакие финансовые катаклизмы ему не страшны...
     Надо сказать, что подобная “самонадеянность” английского министра закончилась очень плохо. Уже очень скоро экономические кризисы начали сотрясать британскую валюту. Самый громкий из них произошел в 80-х годах, когда известный мировой спекулянт Джордж Сорос обрушил фунт и заодно опустошил запасы Старой Леди, как уважительно британцы именуют свой Центральный банк...

Без закона, вне мира

     Впрочем, в 60-е и 70-е гг. на планете действительно существовало государство, которому были “до фонаря” все мировые экономические проблемы. Называлось оно СССР. Если мне не изменяет память, в те славные времена официально один доллар стоил шестьдесят копеек. В Союзе существовала госмонополия на внешнюю торговлю, а всех, кто пытался эту монополию нарушить, ждала суровая кара. За валютные операции давали немаленькие сроки. Это в лучшем случае. В худшем — могли и поставить к стенке, как, например, легендарного московского валютчика Рокотова, которого расстреляли по личному распоряжению Никиты Хрущева. Вообще, можно сказать, что советским генсекам принадлежит авторство изобретения такого валютного режима, который способен гарантировать стопроцентную надежность национальной валюты...
     С тех пор многое изменилось. Нет больше СССР, а его правопреемница Россия живет совсем по другим правилам. Теперь все разрешено: можно свободно покупать и хранить доллары, открывать валютные счета, вести бизнес с заграничными партнерами. Однако полной свободы, как известно, не бывает. И раз существуют финансовые и товарные потоки в страну и за рубеж, должны быть и законы, которые их регулируют. Как показывает британский опыт, наплевательское отношение к валютным операциям — чревато.
     Тем не менее даже спустя 11 лет после распада СССР говорить о российском валютном законодательстве можно лишь с очень большой натяжкой.
     Говорит депутат Госдумы, член Комитета по бюджету и налогам Михаил ЗАДОРНОВ:
     — Закон-то формально существует. Он был принят еще в 1992 году. Однако в нем содержится всего 14 статей. На деле валютное регулирование и контроль у нас до сих пор осуществляет ЦБ с помощью своих инструкций и нормативных актов.

     Какой же валютный “режим” существует сегодня в России? Попытаюсь объяснить в двух словах. Все внешнеэкономические операции делятся на две категории: текущие и капитальные. Текущие — это те, которые осуществляются по принципу “деньги в обмен на стулья” или, наоборот, “стулья в обмен на деньги”. То есть это внешнеторговые сделки продажи и покупки товаров и услуг. Совсем другое — операции с капиталом. К ним причисляют долгосрочные инвестиции за рубеж или в страну. Главная отличительная их особенность заключается в том, что деньги выводятся или привлекаются на долгий срок. При этом никакого встречного потока товаров не происходит. Образно говоря, в капитальных операциях присутствуют только одни деньги — без стульев.
     Теперь — как валютные операции регулируются в России?
     Сначала о нас с вами, о гражданах. Тут все ясно. Можно покупать, хранить, но вот вывозить за границу — только в определенных объемах.
     Все иначе — с т.н. юридическими лицами, т.е. с фирмами, компаниями и предприятиями. Для импорта они могут свободно покупать валюту и переводить ее за границу, правда, предварительно предоставив контракт с иностранным партнером — в знак того, что деньги не угоняются из страны, а используются строго по назначению. Экспортеры же обязаны в течение трех месяцев вернуть свою валютную выручку в Россию и продать от нее 50% ЦБ по рыночному курсу.
     Попробуем подытожить: “бытовые” операции с валютой у нас можно осуществлять практически свободно. Чего нельзя сказать об операциях капитальных. Для них требуется разрешение ЦБ. Т.е. если какой-нибудь отечественный олигарх решит приобрести нефтеперерабатывающий заводик за границей, ему потребуется прежде обратиться за лицензией в ЦБ. Кстати, и покупка жилья за границей без разрешения Банка России тоже считается нарушением закона.
     Однако на этом госрегулирование не заканчивается. Оно еще распространяется и на операции иностранцев с российским рублем. Тут уж совсем все просто. Иностранцам запрещено приобретать наши рубли. Иными словами, покупать нашу нефть за нашу же валюту им нельзя. Имеются, правда, небольшие исключения. Например, иностранцам разрешается открывать специальные рублевые счета в российских банках, чтобы они могли оплачивать текущие расходы своих представительств или осуществлять рублевые инвестиции. Но операции по этим счетам сильно ограничены.

Свобода “деревянному”!

     Может возникнуть вопрос: почему наши власти прижимают наших зарубежных товарищей? Специалисты, как правило, на это отвечают так: отечественная валюта слишком слаба, финансовая система неразвита, банки малы и не смогут противостоять иностранцам, если те начнут свободно покупать и продавать рубли. Наш финансовый рынок так залихорадит, что мало никому не покажется!..
     Впрочем, нечто подобное мы уже “имели счастье” пережить в 97—98-м гг. Тогда, чтобы снизить доходность по ГКО и удержать курс доллара на уровне 6 рублей, иностранцам разрешили приобретать рубли и вкладываться в гособлигации. Закончилось все дефолтом и полным параличом российской финансовой системы. Последствия этих событий сотрясают нашу экономику до сих пор...
     Между прочим, решение о фиксированном курсе рубля и о допуске иностранцев на рублевый фондовый рынок принимали тогда, исходя из своего собственного понимания проблем, руководители ЦБ — небезызвестные господа Дубинин, Алексашенко и компания. И это стало возможно по причине, что в стране отсутствовал полноценный закон о валютном регулировании и валютном контроле, который бы устанавливал четкие права и обязанности всех участников валютного рынка.
     Таким образом понятно: закон необходим. Но тут возникает другая проблема — какой именно. По словам Михаила Задорнова, существует несколько позиций. Условно их можно назвать: запретительная, умеренная и либеральная. Подобный разброс мнений объясняется тем, что в работу над законом включились все — министерства, ведомства и даже общественные организации, — кто хоть каким-то боком имеет отношение к финансовому рынку, внешнеэкономической деятельности и законотворческому процессу. А кроме того, валютное регулирование затрагивает интересы как бизнеса, так и госведомств.
     Сторонники запретительных мер в валютном контроле придерживаются старого как мир принципа: держать и не пущать. Они хотят оставить в руках государства все рычаги контроля за валютными операциями.
     К умеренным Михаил Задорнов относит позицию депутатов Госдумы, ЦБ и Минфина:
     — Экономика в последнее время демонстрирует хоть небольшой, но устойчивый рост. Внешнеторговый оборот увеличивается. Банки накапливают капиталы. Следовательно, в соответствии с меняющейся экономической обстановкой необходимо постепенно, шаг за шагом, менять российское валютное законодательство в сторону его дальнейшей либерализации. Что в последнее время успешно и делается...
     Подобная тактика себя оправдывает, считает депутат. Например, недавно был сокращен норматив обязательной продажи валютной выручки с 75 до 50 процентов. Одновременно с этим были отменены 34 указа ЦБ, предоставляющие определенным нашим экспортерам (начиная от “Газпрома” и кончая металлургическими комбинатами) льготы по возврату валюты в Россию. И каков же итог всех этих преобразований?
      — Можно сказать, что он превзошел наши ожидания. Судите сами: цены на основные товары российского экспорта — нефть, газ — остались практически на том же уровне, что и в прошлом году. Следовательно, экспорт если и растет, то очень незначительными темпами. А вот импорт увеличивается с каждым годом довольно сильно. Таким образом, торговый баланс ухудшается, а его положительное сальдо сокращается. Но самое удивительное, что при этом количество поступающей валюты в страну растет. Например, резервы ЦБ за 9 месяцев этого года увеличились почти на 10 млрд. долларов, в то время как за весь прошлый год — только на 8,3...
     Задорнов считает, что и другие послабления российского валютного законодательства, осуществленные в последнее время, пошли экономике на пользу. Так, теперь российские предприятия могут свободно кредитоваться за границей. А простым гражданам, чтобы открыть банковский счет за рубежом, оплачивать учебу, лечение, страховку, уже не требуется никаких разрешений. Достаточно просто уведомить об этом ЦБ.
     Но над операциями с капиталом следует сохранить госконтроль!

Кто позаботится о рубле?

     С последним утверждением категорически не согласны либералы. Они настаивают, что властям надо вообще отказаться от контроля и всем все разрешить. Пускай кто хочет валюту в страну привозит, кто хочет — увозит, а иностранцы вообще пусть делают с рублями все что им заблагорассудится. Дескать, невидимая рука рынка сама все расставит по своим местам. За данный вариант валютного режима активно борется Российский союз промышленников и предпринимателей. Как известно, эта организация объединяет влиятельных и крупнейших российских экспортеров. Естественно, что они добиваются права свободно распоряжаться валютной выручкой, ни перед кем за нее не отчитываясь.
     Какой из вариантов имеет наибольший шанс? Информация о работе над законом поступает крайне противоречивая. Но, зная настырность наших экспортеров, зная их способность проталкивать выгодные себе решения через любые барьеры, можно предположить: в конечном варианте будет принят закон, который устраивает именно их.
     Хорошо это или плохо?
     Конечно, приятно жить в условиях полной экономической свободы. Но отсутствие валютных ограничений — удел развитых, стабильных и экономически мощных держав. Кстати, таковых в сегодняшнем мире насчитывается немного: это страны Западной Европы, США, Канада, Япония и еще несколько государств, которые можно пересчитать по пальцам. В валюте этих стран ежедневно проплачиваются огромное число сделок, хранятся гигантские сбережения. Можно сказать, что денежным системам перечисленных выше государств доверяют население и предприниматели практически всего мира.
     И для того имеются веские причины. Кто-нибудь может себе представить, чтобы власти этих стран, которые сегодня, кстати, переживают не лучшие времена, объявили о девальвации своих валют с тем, чтобы вывести экономику из кризиса? Вопрос риторический, потому что даже представить такое невозможно.
     Между тем российское правительство целенаправленно проводит политику “дешевого рубля”, поскольку это единственный способ на сегодняшний день поддерживать отечественное хозяйство на плаву. И так будет продолжаться, пока наша страна живет за счет экспорта, а доходная часть бюджета полностью зависит от уровня цен на нефть, газ и т.д. Только инвестиции в российскую экономику, рост производства, увеличение потребления и сбережений внутри страны способны переломить ситуацию. А пока ничего подобного и близко не наблюдается, опасно отправлять российскую валюту в свободное плавание и лишать ее всякой господдержки.
     Кстати, роль российского правительства в судьбе рубля вполне могла бы быть более зримой. Да, сегодня он не способен конкурировать с “твердыми” валютами. Однако есть регионы, где российский рубль может стать расчетной единицей. Достаточно сказать, что свыше 90% товарооборота страны СНГ приходится на торговлю с Россией. Причем, как известно, мы продаем больше, чем покупаем. Более того, миллионы граждан из этих стран трудятся сегодня у нас. Однако, возвращаясь домой, они продают заработанные рубли и покупают доллары. Почему это происходит? Почему наши ближайшие соседи расплачиваются с нами в долларах, а не в рублях? Почему для проплаты российских товаров они не продают нам валюту и не покупают у нас же рубли? Элементарный здравый смысл подсказывает, что для России это выгодно со всех точек зрения.
     Михаил Задорнов:
      — Я уверен, мы можем увеличить использование рубля в торговле между странами СНГ. Для этого имеются все предпосылки. Однако само собой ничего не произойдет. Необходимо, чтобы правительство и ЦБ целенаправленно проводили политику в этом направлении. Но, к сожалению, пока никаких действий они не предпринимают.
     Чем же объяснить такую пассивность? Удача сама идет в руки. Но мы почему-то ее упускаем...

     Чтобы ответить на этот вопрос, прежде надо определиться: а какие цели стоят перед страной?
     По-прежнему гнать на Запад нефть, газ, металлы и обогащать кучку оллигархов, которые получают сверхдоходы, незаконно присваивая природную ренту? Или же все-таки увеличивать благосостояние российских граждан, создавая рабочие места и развивая обрабатывающие отрасли?
     Однако для этого необходимы прежде всего рынки сбыта. А как раз продукция этих предприятий все еще продолжает пользоваться спросом в странах бывшего Союза. Здесь сохраняются экономические связи, партнерские отношения, да просто обыкновенная человеческая дружба. Это и есть бесценный капитал, который остается нерастраченным.
     Таким образом, проблема валютной политики не сводится к решению технических вопросов, например, о том, сколько долларов должны продавать экспортеры. Перед страной стоят более серьезные проблемы. Или мы вернем России статус индустриального, финансового, культурного лидера на постсоветском пространстве. Или же окончательно закрепимся на месте безликого поставщика дешевых сырьевых ресурсов для развитых стран.
     И выбор валютного режима, каким бы он ни был, без учета этих задач останется неполноценным.
     




Партнеры