ГОРЕ ОТ ВИНТА

Три вертолета за сутки — печальный рекорд даже для России

19 октября 2002 в 00:00, просмотров: 214
     Нынешний октябрь может попасть к Книгу рекордов Гиннесса: три катастрофы вертолетов в одной стране в течение суток, трое погибших, 19 раненых, 2 пропавших без вести — такого, похоже, не знает мировая практика. А специалисты признают, что это чересчур даже для дикой российской действительности, когда авиаторы летают, как в песне поется, на честном слове и на одном крыле.
  
   
     Первое трагическое сообщение поступило днем в четверг, 17 октября. Звучало оно предельно кратко: “В Ярославской области по невыясненным пока причинам потерпел катастрофу транспортный вертолет “Ми-2”. Один член экипажа погиб, двое ранены”. Успевший побывать на месте падения “вертушки” оператор выдал в эфир картинку — дымящиеся обломки на фоне заснеженного поля. Вообще-то таких машин в России осталось мало, выпускаемая более полусотни лет “двойка” давно заменена на маршрутах более современными “Ми-8” и “Ми-6”. Разве что спортсмены-вертолетчики по-прежнему охотно садятся к кабину “букашки”: легкий в управлении и чрезвычайно маневренный “Ми-2” все еще ставит рекорды не только долголетия, но и пилотажа. Погибший под Ярославлем геликоптер, похоже, был одним из немногих оставшихся транспортных трудяг, поэтому версия о его технической неисправности выглядит вполне убедительно. Впрочем, следственная группа не исключает и другие варианты, например, ошибку пилота.
     Спустя несколько часов список жертв пополнился еще одним человеком — ближе к вечеру недалеко от чеченского села Комсомольское завалился в Терек вертолет “Ми-8” внутренних войск МВД.
     — Что произошло на борту, мы знаем очень приблизительно, и вообще информация такого рода не для общего пользования, — ошарашили корреспондента “МК” в главкомате ВВ.
     Но кое-какие детали удалось выяснить. Как нам стало известно от осведомленного источника в главном штабе внутренних войск, “вертушка” перевозила 20 бойцов сборного отряда милиции (СОМ) Амурской области, одного военнослужащего ВВ и представителя МВД России. Вместе с экипажем в “Ми-8” находилось 25 человек. Судя по всему, погода на маршруте ухудшилась, начинало темнеть, и летчики были вынуждены максимально снизиться к земле. Что произошло потом? Военные утверждают, что геликоптер зацепил винтом за линию электропередачи (так, напомним, было с вертолетом генерала Лебедя), затем совершил вынужденную посадку. Кругом горы, поэтому командир экипажа решил приводниться. “Ми-8” грубо плюхнулся в Терек, от удара сразу погиб борттехник капитан Олег Коровин, а в открытый люк выпали два сомовца — их унесло течением, и они числятся пропавшими без вести. В катастрофе пострадали еще четверо военнослужащих, которых уже доставили в госпиталь. А с причиной трагедии на месте разбирается первый замглавкома ВВ генерал Валерий Баранов. От греха подальше район падения “восьмерки” оцепили и тщательно охраняют.
     В штабе Объединенной группировки войск на Северном Кавказе пока меньше всего склонны к террористической версии случившегося (кстати, сбитый под Ханкалой армейский вертолет “Ми-26” тоже поначалу считали просто аварийным). Но следователи военной прокуратуры, возбудившие уголовное дело, происки бандитов не исключают. Давно известно, что у них на вооружении есть переносные зенитно-ракетные комплексы “Игла”, которые террористы то и дело пускают в ход. Против же версии теракта свидетельствуют очевидцы катастрофы — экипаж и пассажиры “вертушки” не почувствовали характерный для ракетного поражения удар о борт, там не возник пожар. В то же время маловероятна и неисправность каких-либо систем “Ми-8”. По данным “МК”, незадолго до катастрофы на вертолете провели все положенные регламентные работы. Как ни крути, но самой вероятной причиной случившегося все-таки выглядят неумелые действия экипажа. Если эта версия подтвердится в ходе следствия, летчикам грозит не только увольнение со службы, но и скамья подсудимых...
     — На Камчатке действительно разбился наш вертолет “Ми-26”, — подтвердил факт очередной катастрофы сотрудник пресс-службы Федеральной пограничной службы полковник Анатолий Прокопьев. — Это случилось в 4 часа утра по Москве (13.00 по местному времени) в районе бухты Русская.
     Пограничная “корова” (так меж собой авиаторы зовут здоровяка “Ми-26”) Северо-восточного управления ФПС должен был перевезти груз с заставы “Русская” в Петропавловск-Камчатский. Маршрут длиною 250 километров предполагал промежуточную посадку на главном камчатском аэродроме Елизово. Но и туда вертолет не долетел. Более того, он рухнул на землю при взлете, с высоты примерно 20 метров, на глазах пограничников. Удар тяжелой машины (ее максимальная взлетная нагрузка достигает 54 тонн) был такой силы, что сопровождавшего груз мужчину буквально расплющило, а трое пассажиров получили серьезные травмы. Они были немедленно доставлены в Петропавловск-Камчатский, как говорят медики, угрозы для их жизни уже нет.
     Как и в случае с ярославской “двойкой”, катастрофа “Ми-26” скорее всего связана с техническими неисправностями на борту. Стремительное устаревание вертолетов вообще стало проблемой номер один и для командования, и для экипажей геликоптеров. По словам бывшего командующего армейской авиации Сухопутных войск Героя Советского Союза Виталия Павлова, самый многочисленный отряд винтокрылых машин сегодня имеет в своем составе не более 5 процентов новых “вертушек”. А такие перспективные и широко разрекламированные вертолеты, как “Ка-50” “Черная акула” и “Ка-52” “Аллигатор”, в единичных экземплярах простаивают в центре боевой подготовки в Торжке и на испытательных аэродромах фирмы Камова. Об их закупке для армии даже речи не идет.
     


Партнеры