ДО СЕДЬМОГО ФОТО...

20 октября 2002 в 00:00, просмотров: 438

Помните анекдот? “Я могу любого изуродовать одним движением пальца! — О, вы, наверно, мастер по джиу-джитсу? — Нет, я фотограф!”.

На самом деле так могут поступить только очень плохие фотографы. Точнее, хорошие мастера своего дела, но не хорошие люди. Хорошие фотографы не уродуют своих моделей, наоборот, они сделают все так, чтобы модель выглядела самым наилучшим образом, чтобы фотография заставила остановиться и задуматься. Даже если ему не помогут в этом стилисты, визажисты и костюмеры, даже если модель — старый морщинистый рокер или жертва землетрясения. Именно за такую работу они получают огромные гонорары и становятся признанными мэтрами своего жанра. Они не просто нажимают кнопку фотоаппарата и отдают пленку на проявку — они создают фотографические шедевры, которые ценятся не меньше, чем картины средних веков. Они любят фотографировать, но редко фотографируются сами...

РИЧАРД АВЕДОН

Аведон — трудный фотограф, его можно назвать “редукционистом”. То есть тем, кто в своем искусстве отсекает все несущественные элементы.

Персонажи фотографа вне предметного, вне материального контекста. Никакого антуража. Только объект на белом или сером фоне и жесткая черная рамка — почти графика. Лаконичность перфекциониста. В этом весь Ричард Аведон. Его портрет — это максимум информации при самом жестком минимуме изобразительных средств. В сегодняшнем мире мало найдется равных ему по степени запоминаемости образов, им переданных. По степени их воздействия на зрителя, а через это — и влиянию на зрителя его собственного мировоззрения.

“Фотографический портрет — это изображение человека, который знает, что его фотографируют. И то, как он поступает с этим знанием, является настолько же частью фотографии, насколько является то, что он носит и как выглядит”.

ХЕРБ РИТЦ

Его популярность огромна. Он опубликовал шесть фотографических книг. Переснимал практически всех известных людей мира и продолжает снимать, так как мир этот постоянно в движении. Актеры и художники, певцы и модели, спортсмены и политики. От него не ушел даже Горбачев, снимок которого он сделал в 1992 году. Чистота линий и простота форм; строгость в композиционном построении и никаких неработающих пятен. Подчеркнутое отсутствие отвлекающих деталей характерно абсолютно для всех работ, будь то портрет или “ню”, мужчина или женщина. Никаких резких и рваных углов — глаз с легкостью скользит по снимку.

Отдельного повествования заслуживают его работы на музыкальном поприще. Начало этому было положено в 1989 году, когда на канале MTV появился необычный для тех времен клип, снятый фотографом для Мадонны, — Cherish. Ролик выделялся в то время среди остальных на музыкальном канале абсолютно всем: был не цветной, а черно-белый; снят камерой “с руки”, как домашнее кино. Эта работа больше напоминала фотографию, нежели кино.

Прошло два года, и Ритц сделал еще два клипа — для Джэнет Джексон (“Love will never do (without you)”) и для Криса Айзека (“Wicked Game”). Оба ролика получили награды MTV как лучшие работы года но номинациям “Лучший мужской клип” и “Лучший женский клип”.

Клип Майкла Джексона, партнером которого выступила Наоми Кэмпбелл, до сих пор считается одним из лучших и рассматривается как образец высочайшего профессионализма. Не так давно вышел очередной черно-белый ролик Херба Ритца, снятый им для Мэрайи Кэри.

ХЕЛЬМУТ НЬЮТОН

Он — персона, находящаяся в ряду знаковых. Холодные, отрешенные, агрессивные, странные, откровенные, смешные, элегантные и практически всегда вызывающие снимки Ньютона сильно отличаются от того, что снималось тридцать, двадцать, пятнадцать лет назад. Все эти его чулки, шпильки, сигареты, помада, черная кожа, взгляд в никуда; эти кажущиеся странными и неживыми портреты знаменитостей. Он всегда снимал “на грани”, много лет назад задав тенденцию тому, что сегодня именуется нормой.

Пойти против весьма сомнительных правил приличия, нарушить их, переступить через табу — вот это для него стимул, вот это для него правило. Отношение к Ньютону всегда было неоднозначным — его резкие высказывания, нестандартные поступки и фетишистские работы превозносили так же часто, как и критиковали. Интересно, что и сегодня Ньютон остается “бунтарем”. Он говорит: “Меня интересует власть — будь то власть сексуальная или власть политическая. Но меня также интересует и бессилие. Однажды из-за жары на месте съемки модель упала в обморок. Пока ее пытались привести в чувство, я снимал не переставая. Меня обвинили в бессердечии...”.

Хельмут Ньютон выпустил самую тяжелую в мире книгу фотографий “Sumo”, которая весит больше тридцати килограммов. В ноябре мастеру исполнится 82 года.

АННИ ЛЕЙБОВИЦ

Одна из немногих женщин, которым удалось завоевать мировую известность на поприще профессионального фотоискусства. Она называет себя “портретистом американской поп-культуры”. Ее особая одаренность и целеустремленность проявились еще в 1970 году, когда, будучи студенткой художественного института Сан-Франциско, она получила свое первое задание от журнала “Rolling Stone”. Ее подборка так поразила редактора, что ей тут же доверили сделать фотографию Джона Леннона на обложку. В 1973 году Лейбовиц уже была главным редактором журнала.

Фотографии Анни не сходят с обложек журналов уже на протяжении 25 лет. В результате ее легендарной работы в “Rolling Stone”, ее продолжительного сотрудничества с журналами “Vanity Fair” и “Vogue” она прочно заняла особое место в американской массовой культуре. Она говорит, что лучшие портреты не могут быть поставлены и появляются там, где от тебя ничего не зависит. Когда у тебя есть привилегия просто быть свидетелем. Засилье коммерческих образов и преобладание концептуальной фотографии над документальной расстраивает ее. Отсутствие контроля над ситуацией сводит ее с ума. Ощущение предначертанной незаконченности документальной фотографии пугает ее...

Комментарии наших экспертов:

МИХАИЛ КОРОЛЕВ (знаменитый фотохудожник):

— Их имена гремят по всему миру. Эти люди получают за одну фотосессию от 70 до 100 тысяч долларов, у них в распоряжении самая лучшая аппаратура и последние чудеса техники. Они начали работать, когда у нас было возможно только полуподпольно печатать фотографии в ванной при свете красной лампы. Поэтому нельзя сравнивать “наших” и забугорных фотографов.

В России фотографы получают за съемку в 100 раз меньше, чем на Западе, и нам часто недоступна та техника, которой они пользуются.

Мастеров можно пересчитать по пальцам. Помимо Аведона и Ньютона — это, конечно же, Стивен Майзел, Питер Линдберг и, безусловно, король женского портрета Стифен Вайда, снимающий для Playboy.



    Партнеры