ИНТИМНЫЙ ДНЕВНИК

20 октября 2002 в 00:00, просмотров: 814
ВОСКРЕСЕНЬЕ — 6 октября

Звонят в дверь. Лампочка на площадке не дневного, а ночного света — почти погасшая, в глазок ни черта не видно. Различила только что-то маленькое, черненькое. Скорее мальчик, чем девочка. Пищит: “Всероссийская перепись населения”.

— Она ж еще не началась!

— А мы оповещаем...

Дверь я не открыла. Была после ванны, неглиже. Кровать не убрана. И вообще все, что объясняют про перепись, — ерунда. “Вот получим результаты, и будем знать, сколько стране надо больниц, пенсий, пособий!” А то они не знают, где нет больниц. На пенсии-пособия везде списки составлены. Вопроса, где взять деньги, перепись не решит. Значит, цель какая-то другая. Подозрительная. Великая гостайна, которую гражданам знать не велено...

ПОНЕДЕЛЬНИК — 7 октября

Сегодня день рождения Путина. Ему хорошо, а у меня сломалась стиральная машина. Немецкая, кстати. Как из нее теперь носки доставать?

Звоним в фирменный сервис, а там говорят: приедет мастер, заплатите ему за консультацию тыщу триста рублей. И еще отдельно — за ремонт. Ни фига себе!

Интересно, почему сперва телевизор, а теперь “стиралка” сломались в аккурат через месяц после того, как кончилась гарантия? Наверное, их специально так делают, чтобы доить потребителей...

Смотрели фильм “Вечер с Владимиром Путиным” или что-то в этом роде. Сидят Путин с журналистом на президентской кухне, пьют чай.

Путин на экране: — Бу-бу-бу...

Я: — Какая у него стерильная кухня! Из чего он ест? Где тарелки, вообще, кастрюли?

Муж: — Знаешь, за то, чтоб вылизывать эту кухню, многие бы дорого дали. А кастрюли в шкафах, наверное.

Путин: — Бу-бу-бу...

Я: — Цветочки-то стоят искусственные... На чем это стоят? На хлебнице?

Муж: — Не похоже на хлебницу. Салфеткой прикрыли. Может, это прибор правительственной связи?

Путин: — Бу-бу...

Я: — Рубашка голубая — ему хорошо. Интересно, кто ему стирает? Какая у него прислуга, дом? Ничего ведь не знаем!

Муж: — Я не в курсе, кто ему стирает, а мне никто не стирает. Скорей бы мастер пришел...

Хотелось рассмотреть: что в шкафах у Путина да какой вид из окна. Но ничего этого не показали.

По другому каналу было занятнее. Там Путин плавал с дельфинами. Дельфины его облизывали, а президент стеснялся и хихикал. В другом кадре жена совала ему пуделя. Путин строил пуделю “козу” пальцами. “Зачем ты это делаешь!” — сердилась жена.

Но показывали эту прелесть всего несколько секунд. Потом президент опять начал говорить “бу-бу-бу” журналисту. Пора увольнять кремлевских имиджмейкеров — они не понимают, что на самом деле интересует зрителя.

ВТОРНИК — 8 октября

Кончились продукты. Еще нужны шлепанцы для бассейна.

Зачем я купила в супермаркете скидочную карточку за 25 рэ? За полгода мне по ней не сделали ни одной скидки. Но кассирша каждый раз спрашивает: “У вас есть карточка?” — и куда-то ее сует.

Может, это как-то связано с переписью? И тут тоже кроется великая гостайна? Представляю, как данные моей карточки передаются в суперкомпьютер, оттуда — в налоговую инспекцию, ФСБ, главную масонскую ложу России... Надеюсь, график потребления сырков глазированных и йогуртов “Био” им в чем-то поможет.

Шлепанцы так и не нашла. Замечательный спортивный магазин, где можно было купить спальники, дорожные шахматы и китайские тапочки, спекся.

Сначала они сдали ползала в аренду жутко дорогой марке (у нее шлепанцев дешевле тысячи рублей не бывает). А теперь и вовсе переехали в чулан. Товары недоступны, потому что навалены кучей на трех квадратных метрах, и разобраться в них нет никакой возможности. Рядом жмутся продавщицы и абстрактно ругают гадов, которым “палец в рот положи, а они всю руку откусят”.

Зато у жутко дорогой марки раздолье: на пару элитных шлепанцев приходится чуть ли не отдельная комната.

СРЕДА — 9 октября

Вечером гуляли в усадьбе Трубецких в Хамовниках. У входа теперь стоят охранники и висят таблички: перечеркнутые собака, сигарета, бутыль, велосипед. Нельзя со всем этим, значит.

В парке поняла, почему. Там сделали евроремонт. Все устелили рулонным газоном. Сигаретами и собаками его могут попортить.

Наблюдала, как чьи-то дети пытались скатать газон обратно. Охранники это пресекли.

Надо повесить на воротах еще одну табличку — с перечеркнутым ребенком. И до кучи — с перечеркнутым папой. С пивом в парк не пускают, поэтому папы в парке ходят злые.

Только женщин перечеркивать не надо. Пусть в усадьбе Трубецких фланируют одни романтические леди. Но не на шпильках — а то газон попортится.

ЧЕТВЕРГ — 10 октября

Знаменательный день! Пришел спец по стиральным машинам. Освободил из барабана раскисшие носки.

Оказалось, в электронную схему проникла вода. Машину нам устанавливал другой мастер — не “фирменный”, а из магазина. Чтобы “стиралка” влезла под кухонную столешницу, он снял с машины крышку, и сделал другую — из железного листа. Привинтил лист неправильно, вот под него и накапало.

И с кого теперь спрос? Ищи-свищи этого магазинного кулибина.

Ремонт обошелся в полцены новой “стиралки”.

Вдобавок муж и папа очень долго делали новую, правильную крышку. Они так шумели, что привлекли переписчика. Я опять не открыла.

ПЯТНИЦА — 11октября

Была на премьере мюзикла “42-я стрит”. Рядом сидел Андрей Вознесенский с очень милой дамой. После антракта они исчезли. “Ушли, не понравилось”, — подумала я. И стала искать в мюзикле недостатки, которые мог усмотреть поэт.

Тем временем кресла поэта заняла какая-то пара с галерки. Разложила сумки, шоколадки, программки...

Еще минут через пятнадцать появился Вознесенский. Он просто припоздал. “Ну, — думаю, — будет дело!”

Но поэт в России больше чем поэт. Он не стал сгонять парочку, а тихо прошел дальше, нашел себе другое место и замер во внимании...

Мюзикл мне сразу же понравился обратно.

СУББОТА — 12 октября

Читала книжку. Называется “Рукопашный бой СМЕРШ”. Это сталинская военная контрразведка, “Смерть шпионам”. Книжку муж купил, ему всякие исторические штучки нравятся.

Автор пропагандирует интересные приемы, которые могут пригодиться на допросе. Проще говоря, пытки.

“Захват и выкручивание носа”, “вырывание волос из бровей”, “сдавливание и выкручивание мошонки”, “растягивание рта в вертикальном направлении”. С картинками.

“Муж, — говорю, — как такое печатают тиражом десять тысяч экземпляров?” Муж: “Да я сам удивился, думал, там всё про единоборства”.

Одно утешило — что выпустили книжку не в Москве, а в Минске. Для белорусских спецслужб сдавливание и выкручивание очень актуально. Вспомнила я нашего Путина с добрыми дельфинами и решила, что еще не все для России потеряно.

ВОСКРЕСЕНЬЕ — 13 октября

Переписчик меня таки поймал. У подъезда. Оказался маленьким студентом с большими ушами. Очень строго пискнул: “Из какой вы квартиры?”

Я назвала номер соседа сверху. Хватит с государства моей супермаркетной карточки...

А сосед сверху, точно знаю, спит. У него были гости и по заведенному обычаю до пяти утра плясали кельтские танцы (это как чечетка, только гораздо громче). Я даже знаю, чем гости до танцев разминались — у соседа есть обыкновение гордо выставлять бутылки на подоконник возле мусоропровода. Три шампанского, четыре водки и двенадцать пива.

Сначала мы вызывали к соседу милицию. Она его мягко журила. А потом другие соседи нам объяснили, что все бесполезно: мама кельтского танцора работает в мэрии, а дядя — в той же милиции. Так что проще купить беруши...

Смотрела новый мультик про Масяню. У нее умерла крыса, потому что Масяня за животным плохо ухаживала. Конец трогательный: Масяня мучается совестью, глядя в звездное небо.

Надо наконец полить цветы, покормить мужа и загрузить стиральную машину!




Партнеры