ЧЕЛОВЕК - МУСОР

Капитан милиции судится с ГУВД Москвы

22 октября 2002 в 00:00, просмотров: 160
     Помните советский блокбастер “Место встречи изменить нельзя”? Тот фрагмент, где задержанный Груздев говорит Шарапову: “Для Жеглова люди — мусор”? В кино фраза воспринимается исключительно как выпад нервного интеллигента, который не представляет себе тяжелую работу милиционера.
     Но сегодня к такому же выводу приходят сами сотрудники милиции. Для капитана полка милиции УВО при ГУВД Москвы Дмитрия Петрова, которого вынудили защищать свои интересы в суде, очевидно: для милицейских начальников подчиненные — мусор.
 
    Пятнадцать лет Петров отработал в милиции. Сначала в Луховицком районе. В 1991 году закончил институт и перевелся в Москву. Квартиру в столице пришлось снимать. По карману капитану оказалась только однокомнатная “хрущоба” в Раменском. Правда, на работе квартирные проблемы не сказывались: за время службы Петров получил медаль “За безупречную службу” 3-й степени и два года подряд признавался лучшим по профессии.
     В декабре 2001 г. ситуация ухудшилась: хозяин квартиры поднял плату до 70 долларов. По большому счету работа Петрова, за которую ему ежемесячно платили 2800 рублей, стала бессмысленной.
     — Если бы была своя жилплощадь, тогда — другое дело, — говорит капитан. — Еще хорошо, что жена работает, а то хоть с голоду помирай.
     В феврале этого года Петров обратился к руководству. Просил немного — всего-то комнату в общежитии ГУВД. Чтобы попасть на прием к высокому начальству — целому заместителю начальника управления, капитан занял очередь на запись с 23.00, простоял всю ночь, до 10.00, и получил карточку на посещение кабинета.
     Замначальника подписал ходатайство комполка о предоставлении капитану Петрову служебного жилья. И направил бумагу на рассмотрение Центральной жилищной комиссии столичного ГУВД. Но в общежитии Петрову было отказано. С формулировкой: “так как его семья обеспечена жилой площадью в Московской области”. Тот факт, что от места службы до “площади” больше 200 километров, комиссию не волновал. Как и четверо детей Петрова, один из которых — инвалид по зрению. Не заинтересовало функционеров и то, что по месту прописки Петрова нет ни школы, ни больницы.
     Кстати, согласно Комментарию к Жилищному кодексу дом в деревне не мог считаться препятствием для выделения комнаты в общежитии. По той причине, что капитан просил не улучшить жилищные условия, а дать возможность работать.
     За капитана полка милиции по охране объектов органов власти и правительственных учреждений просил даже советник мэра по безопасности. Но — безрезультатно. Тогда милиционер направил жалобу начальнику ГУВД г-ну Пронину. Ответ Петрову пришел из той же комиссии, но с другой формулировкой: в общежитиях дефицит, пока обеспечиваются очередники 1993 года. Отчаявшись получить комнату, на которую он имел полное право, капитан обратился в суд.
     29 июля 2002 г. состоялось судебное заседание. Оно-то и открыло Петрову глаза. Адвокат спросил представителя ГУВД: каковы нормативы времени прибытия по сигналу тревоги, чрезвычайной ситуации, и сможет ли выполнить эти нормативы капитан Петров, если проживает в 200 километрах от места службы? Вот тут-то и прозвучало то, чего капитан до сих пор не может осознать. Представитель ответчика заявил: “В системе ГУВД больше чрезвычайных ситуаций и усиленных вариантов несения службы не будет”. — “Как? Совсем?” Официальные лица были непреклонны: совсем. Суд принял это к сведению и в удовлетворении иска Петрову отказал. Капитан, правда, оказался упрямым и сейчас ожидает ответа на кассационную жалобу в высшую инстанцию.
     — Даже если ГУВД выиграет у меня этот суд, оно проиграет, — считает Дмитрий Петров. — Потому что многие сотрудники в курсе этой дикой ситуации. Ведь отказать сотруднику в служебном жилье — все равно что отказать в предоставлении табельного оружия.
     Но руководство ГУВД такие мелочи, видимо, не волнуют. Ведь в сущности кто такой капитан милиции? Мусор...
     


Партнеры