МЕНЯЕМ БОМБЫ НА РАКЕТЫ

Как заработать деньги ядерным оружием

24 октября 2002 в 00:00, просмотров: 273
     Неожиданное признание, сделанное на днях северокорейским замминистра иностранных дел Канг Сок Джу во время переговоров в Пхеньяне с заместителем госсекретаря США Джеймсом Келли, о том, что его страна продолжает тайные разработки ядерного оружия, повергло в ужас соседние страны — Японию и Южную Корею. Понятно, что если северокорейское ядерное оружие и будет когда использовано, то именно против них.
     У Токио и у Сеула отсутствует ядерный потенциал. Япония — единственная страна в мире, подвергшаяся ядерной бомбардировке. В принципе для плодотворного ядерного шантажа нет лучше объекта.
     В начале девяностых Пхеньян тоже устроил похожий ядерный переполох. Американцы тогда подозревали, что корейцы планируют выделять из отработанного топлива оружейный плутоний для создания бомбы. Пхеньян усилил подозрения, когда не только отказался допустить инспекторов МАГАТЭ, но в 93-м году официально объявил, что выходит из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).
     Тогда власти КНДР сумели неплохо на кризисе заработать. В 94-м было подписано специальное Рамочное соглашение, в соответствии с которым США, Япония, Южная Корея и страны ЕС обязались вместе выделить 4,6 млрд. долл. на постройку в КНДР двух мощных АЭС (с реакторами на легкой воде по тысяче мегаватт каждый), а до их пуска бесплатно поставлять в КНДР в год 0,5 млн. тонн мазута (по сегодняшним ценам — примерно на 100 млн. долл.), да еще поставлять продовольствие и медикаменты умирающему от голода населению.
     Взамен Пхеньян обещал прекратить эксплуатацию 25-мегаваттного графитового исследовательского реактора собственной конструкции, который мог в принципе вырабатывать оружейный плутоний. Впрочем, западные эксперты полагают, что данный реактор, запущенный в 86-м году, мог до 94-го года наработать килограммов 15 плутония (хватит на пару бомб типа той, что уничтожила Нагасаки в 45-м) и что корейцы этот плутоний выделили и где-то прячут.
     В свое время СССР в 85-м оказал мощное давление на КНДР и заставил присоединиться к ДНЯО в обмен на крупномасштабную программу сотрудничества в области мирного атома. Началось строительство АЭС мощностью 1760 мегаватт в городе Синпхо, рассчитанной на четыре отечественных водно-водяных реактора типа ВВЭР-440. Но корейцы обманули всех, в том числе и наших. Подписав ДНЯО в 85-м, они потом много лет по-восточному тянули время и не пускали инспекторов МАГАТЭ в свои исследовательские центры.
     Россия окончательно приостановила ядерное сотрудничество с КНДР в 93-м, так и не достроив АЭС. В Москве надеялись, что Запад в благодарность потратит миллиарды по Рамочному соглашению на закупку все тех же реакторов ВВЭР. Но не тут-то было — собственные бюджетные деньги США и прочие доноры решили, естественно, отдать собственным подрядчикам. Впрочем, в отличие от поставок мазута и продовольствия, которые шли в КНДР исправно, АЭС строить так и не начали — США требовали сначала полностью закрыть корейскую программу создания баллистических ракет, большей политической открытости и других уступок.
     Теперь корейцы решили вновь обострить обстановку, объявив, что пытаются наладить обогащение природного урана (у них есть свой урановый рудник) до оружейной кондиции (более 90 процентов изотопа урана-235), построив каскад газовых ультрацентрифуг. Если в 94-м речь шла о плутониевой, то теперь об урановой бомбе, вроде той, что сгубила в 45-м Хиросиму.
     Наш МИД сегодня официально отрицает, что Россия как-либо помогает КНДР создавать оружие массового уничтожения, и это — правда. Но в свое время именно СССР в 65-м поставил дружественному режиму Ким Ир Сена исследовательский реактор ИРТ-2000 в 2 мегаватта мощности и обучил корейских специалистов, которые потом сами довели мощность реактора до 8 мегаватт и продолжили дальше совершенствоваться в ядерных делах.
     Москва, опасаясь, что ее опередят враждебные в то время китайцы, в начале восьмидесятых продала КНДР партию баллистических ракет Р-11 (“Скад”). Старательные корейцы ракеты сначала скопировали, а потом взялись усовершенствовать — увеличивая дальность, соединяя в единый блок несколько двигателей советского образца в первой ступени, присобачивая к ней вторую (ракеты “Надонг-1”, “Надонг-2”) и т.д. Так Пхеньян оказался на пороге обладания сразу и ядерным зарядом, и примитивной ракетой почти межконтинентального радиуса действия.
     Американцы подозревают, что технологию обогащения урана корейцы могли теперь получить в Пакистане в обмен на ракетные технологии. (Пакистан сам производит оружейный уран, но в области ракетных технологий корейцы продвинулись дальше.)
     Вырисовывается очень неприятная картина — ядерное и ракетное оружие все активнее расползается, причем страны второго-третьего разряда обмениваются технологиями, как в свое время США осознанно делились с Англией и неосознанно — с СССР (хорошо работали наши разведчики-шпионы). Франция когда-то поделилась ядерными секретами с Израилем, СССР помог Китаю и КНДР. Теперь, похоже, процесс окончательно вышел из-под контроля.
     Пхеньян, по-видимому, не столько реально строит потенциал для войны, сколько пытается путем шантажа еще подзаработать на халяву. Председатель президиума Верховного народного собрания КНДР Ким Йонг Нам объявил на этой неделе, что “КНДР готова за столом переговоров разрешить напряженность, возникшую по поводу разработки в стране ядерного оружия”, т.е. предлагает поторговаться. Вашингтон, Токио и Сеул уже объявили, что вести переговоры готовы.
     Другую страну, что подпольно создавала ракетно-ядерный потенциал — Ирак, — американцы собираются оккупировать, реализуя свою новую доктрину превентивного сдерживания распространения оружия массового уничтожения. Но на всех его новых владельцев американской морской пехоты точно не хватит, а старая система сдерживания распространения, созданная в годы “холодной войны”, сегодня явно не работает. “Многополярный ракетно-ядерный мир”, о котором написано и снято столько страшилок, может стать реальностью.
     


Партнеры