“ГРОЗА”: МЮЗИКЛ ПРЕВРАТИЛСЯ В ДРАМУ

25 октября 2002 в 00:00, просмотров: 323
Вечер

     Захват террористами здания начался в 21.05, с появлением на сцене маленького мальчика. В начале второго действия мюзикла “Норд-Ост” ребенок, по сюжету, должен был выйти из-за кулис и выстрелить из игрушечного пистолета. Так и получилось. Только после этого события в мюзикле стали развиваться по совсем другому, жуткому сценарию.
     21.50.
Как позже рассказал один из заложников, сидевший в последнем ряду рядом с выходом, террористы появились сразу в нескольких углах зала. Уже установлено, что они подъехали на “Соболе” и двух иномарках с номерными знаками, полученными в Дагестане. С собой преступники тащили мешки с чем-то тяжелым — по некоторым данным, это взрывчатка и канистры с бензином. Войдя в зал, один из боевиков тут же начал палить в воздух. Многие решили, что это — часть сценария мюзикла, и сначала даже не испугались. Но уже через пару минут стало ясно: незваные гости не шутят.
     22.05. Несколько террористов ходят по залу, вскрывают пол и устанавливают в этих нишах коробки — возможно, это взрывчатка. Особо истерично ведут себя женщины-террористки — кричат, мечутся с оружием по проходам... Нападение началось с того, что на сцену в начале второго акта выскочила закутанная в чадру женщина и дала очередь вверх из автомата, после чего всех артистов со сцены погнали в зрительный зал...
     Там террористы объявили людям: “Мы с вами будем обращаться так же, как вы обращались с нами в 1944 году, при депортации!” Некоторые террористы, обращаясь к сидящим в зале, называли себя бойцами 29-й дивизии смертников. Один из заложников сообщил по телефону, что террористы привязали к столбам, поддерживающим балкон зрительного зала, тротиловые шашки.
     22.10. Во всем городе для сотрудников милиции вводится специальный план “Гроза”. Он означает: присутствие на работе всех без исключения стражей порядка, “зачистка” территории, ориентировка на поиски террористов.
     22.25. Появляется первый пострадавший. Это один из режиссеров мюзикла Алексей Иващенко — он сумел спастись через окно, но, спускаясь с высоты третьего этажа здания, сорвался и получил перелом пяточной кости. Пострадавшего отвозят в 13-ю горбольницу. Вообще, выйти из ДК целыми и невредимыми удалось не только актерам. Так, например, спасся охранник, работавший на мюзикле. Спецназовцы тут же уводят счастливчика в сторону и заставляют чертить на мокром багажнике стоящей рядом легковушки примерную схему расположения помещений в театральном центре. Это затягивается надолго.
     22.30. Корреспонденту “МК” удается дозвониться на мобильный Георгию Васильеву, продюсеру, автору музыки и либретто “Норд-Оста”. Он сдержанно сказал:
     — Обстановка тяжелая, зал заминирован, в центре зала сидит человек, который держит в руках детонатор. Не звоните, у меня садятся батарейки, я берегу их.
     22.40. Со стороны ДК отчетливо слышатся четыре выстрела. Народ и группы милицейского состава инстинктивно бросаются за ближайшие укрытия: углы домов и автомобили. Кто стрелял и куда — не разберешь. Еще через несколько минут с улицы во двор почти бегом сворачивает небольшая группа людей. В центре — мэр Юрий Лужков, его пресс-секретарь Сергей Цой, кто-то еще из мэрии, впереди охранник, хладнокровно расчищающий для шефа путь от зевак. Юрий Михайлович, как и его окружение, идет пригнувшись — звуки выстрелов никого не оставляют равнодушным.

Ночь

     0.06. “Мне трудно дышать, помогите”, — мужчина средних лет хватается за горло. У него приступ бронхиальной астмы. Вообще, минуты томительного ожидания на многих сказались не лучшим образом: в течение ночи за медицинской помощью обратились 15 человек. У большинства — нервный шок, желудочные колики...
     3.32. Несколько минут назад на 1-й Дубровской улице произошла потасовка между несколькими подростками-скинхедами и неким мужчиной, который пытался заснять их на видеокамеру. Однако до избиения дело не дошло. Пьяные молодые люди приказали мужчине продолжать съемку и, позируя перед объективом, хором начали выкрикивать “Зиг хайль”! Они явно провоцировали милицейское оцепление, но милиционеры не стали предпринимать никаких действий.
     Вскоре знакомимся с еще одним молодым человеком, пристально наблюдающим за происходящим:
     — Я привез на мюзикл жену и 11-летнюю дочь своего друга. Она сейчас живет в Швейцарии, приехала на несколько дней в Москву и решила сходить на нашумевший “Норд-Ост”. Вон моя “БМВ”, — парень указывает рукой на иномарку, стоящую недалеко от главного входа в ДК. — А вон машины террористов. Видите, недалеко от моей три микроавтобуса, у них до сих пор открыты настежь двери и работают двигатели. Если не ошибаюсь, захватчики находились в микроавтобусах “Соболь”, “Форд-транзит” и “Шевроле”. До сих пор не могу поверить в происходящее, я ведь сидел в машине, когда все это началось. Сразу после взрыва какой-то шум начался. Я обернулся на эту возню, так как сидел спиной ко входу. И видел, как из микроавтобуса выскочили двое в камуфляже и автоматами в руках. Они побежали к главному входу в ДК. Я тут же вышел из машины. И в этот момент один из нападавших увидел меня. Уже на пороге здания он дал очередь из автомата вверх, в козырек над входо. После того как эти двое, видимо, последние из террористов, забежали внутрь, оттуда раздалась непрерывная стрельба. Было такое впечатление, что в ДК идет настоящий бой...
     Актер Театра на Таганке Юрий Мазихин во время захвата здания бандитами как раз сидел в гримерной и готовился к выходу на сцену (во втором акте мюзикла “Норд-Ост” ему предстояло играть роль дядюшки Николая Антоновича Татаринова). Услышав шум и выстрелы, он вместе с гримершей Аней и еще одной женщиной выскочили через служебный вход во двор, пока террористы еще не успели блокировать заднюю сторону здания. Они притаились за гаражами и сорок минут под дождем ждали удобного момента, чтобы покинуть опасную зону. Мазихин — как был в гриме — проводил Аню домой, позвонил оттуда своим близким: мол, цел и невредим, немедленно иду в милицию, чтобы сообщить о происходящем в ДК... и пропал. Друзья Юрия среди ночи приехали на ул. Мельникова, пытаясь найти его здесь, они полагают, что артист, находясь в шоковом состоянии, где-то заблудился. В середине вчерашнего дня никакой достоверной информации о его местонахождении не было.
     Позднее кто-то из жильцов жилого дома, расположенного напротив театрального центра, расскажет, что в окно видел не три, а 5 или 6 микроавтобусов с вооруженными захватчиками. Милиция подъехала далеко не сразу, да и то один обшарпанный “уазик”. Как только кто-то из них попытался войти в здание, оттуда послышалась стрельба. Больше милиционеры не предпринимали попыток пробраться внутрь. Гораздо позднее на площади за машинами начали рассредотачиваться снайперы, но потом и их убрали.
     Чуть позже в милицейской “Газели” с открытой дверью замечаем нескольких мужчин и женщин в штатском. Их лица напряжены, кто-то нервно курит, молодой парень вытирает слезы. Узнаем, что они не так давно выбрались из захваченного ДК через окно первого этажа с тыльной стороны здания.

Утро

     6.00. Со стороны Дома культуры вновь раздались короткие автоматные очереди. В его сторону тут же побежали сотрудники спецслужб в полном снаряжении с автоматами и в бронежилетах. Кольцо вокруг здания постепенно сужается.
     Одновременно началась эвакуация жильцов из домов, расположенных по улице Мельникова. Эвакуация идет сложно. По подъездам дома 15/10 ходит начальник ЖЭКа, стучит в квартиры, предлагая “собраться за 30 минут”. И помечает в списке против номера каждой квартиры: “есть жилье”, “надо везти в общежитие”. Жильцы откликаются неохотно...
     7.00. Массовой эвакуации так и не было. К семи утра жильцы уже гуляют с собаками, сердобольные женщины несут солдатикам в оцеплении чай в термосах — “погреться”.
     11.00. Корреспондент “МК”, чтобы проникнуть через оцепление, всего лишь перелез через забор госпиталя ветеранов войны и потом 10 минут беспрепятственно ходил под окнами Театрального центра! Около ДК раздается новый хлопок, похожий на взрыв. К счастью, это всего лишь “громыхнул” троллейбус, когда его буксировал бронетранспортер.
     12.00. Террористы пока отказываются освободить иностранных граждан, как они ранее обещали.
     — Они не освобождают иностранцев из-за срыва первоначальных договоренностей, — заявил журналистам представитель аппарата помощника Президента РФ Сергея Ястржембского Александр Мачевский. — Договоренность была сорвана из-за того, что дипломаты стран, чьи граждане находятся в заложниках, не смогли приехать в установленное боевиками время из-за автомобильных заторов.
     Мачевский отметил, что сейчас для освобождения иностранцев террористы выдвигают новые условия. В частности, они требуют, чтобы при их освобождении кроме иностранных дипломатов присутствовали представители международной организации “Врачи без границ”, Красного Креста и журналистка Анна Политковская.
     13.00. Список желанных для террористов персон среди переговорщиков меняется практически ежечасно. Теперь преступники желают видеть Ирину Хакамаду и Бориса Немцова. Их просьба удовлетворена: оба политика приезжают на место происшествия.
     Из штаба вышли Иосиф Кобзон, Александра Буратаева и Сергей Ястржембский. Корреспонденту “МК” Иосиф Кобзон сказал, что собирается передать террористам рацию для ведения переговоров, а главная его задача — не допустить гибели заложников. Пока вышла небольшая заминка, потому что нет флага с красным крестом. Сейчас террористами удерживается в числе заложников и 24 ребенка. Постепенно обстановка становится все более нервной.
     13.20. Кобзон зашел в ДК для ведения переговоров.
     13.30. Из ДК освобожден еще один заложник. Его фактически вынесли из здания голландцы, представляющие здесь организацию “Врачи без границ”. По-видимому, освобожденный заложник — гражданин Великобритании, который крайне плохо себя чувствовал. Его тут же положили на носилки и увезли на “скорой”.
     13.40. Из здания ДК подшипникового завода, захваченного террористами, выпущены женщина (по-видимому, из числа обслуживающего персонала ДК) и трое детей. Одного ребенка женщина несла на руках. Еще двое детей, на вид 8—9 лет, шли рядом.
     




Партнеры