ИМЕНЕМ ПУТИНА

прикрываются его посланцы, скупая целые регионы

25 октября 2002 в 00:00, просмотров: 2279
     Более двух лет существуют уже в России федеральные округа. Два с лишним года вся страна поделена на манер округов военных, отдана под командование полпредов — преимущественно бравых генералов. Кажется, еще немного — и все мы начнем ходить строем...
     И не важно, что про полпредов ни слова не сказано в Конституции. Именно они стали сегодня истинными хозяевами страны.
     Губернаторы, депутаты — это так, ширма, фикция. Вся власть сосредоточена теперь в руках президентских наместников.
     Горе тому губернатору, кто попытается идти против них: сомнут, раздавят. (До смешного доходит. Когда у опального нынче Эдуарда Росселя было 50-летие, полпред по Уральскому округу запретил всем подотчетным себе губернаторам поздравлять того с юбилеем.)
     А ведь федеральные округа — это не только полпреды вкупе с аппаратом (человек за сто). Это еще и спешно созданные надстройки — окружные управления Генпрокуратуры, Минюста, МВД, МНС, ФСНП — даже Минприроды. Это — и главные федеральные инспектора в регионах.
     Но если семерых президентских полпредов мы хотя бы знаем поименно, то главных федеральных инспекторов — никогда не видели даже в лицо. А между тем судьба регионов находится в руках именно этих людей.
     И точно так же, как много веков назад именем Христа святая инквизиция возводила еретиков на костер, приумножая свои богатства, главные федеральные инспектора — прикрываясь именем президента — вершат сегодня свои дела. Скупают предприятия и колхозы. Убирают неугодных. Расставляют своих подельников.
     Они не ведают ни страха, ни опаски: ведь за их спиной — сам президент...
* * *
     Из справки депутатской группы по борьбе с коррупцией Госдумы Ставропольского края на главного федерального инспектора аппарата полпреда Президента в ЮФО Джамаладина Гасанова:
 
    “В настоящее время Гасанов Д.Н. занимается исключительно личным обогащением. Наглядным примером преступного захвата значимых объектов в экономике Ставропольского края является его фактическое владение следующими предприятиями: СПК “Дружба”, “Горьковский”, “Нива”, “Расшеватский”, “Равена” Новоалександровского района, СПК колхоза “Баклановский”, “Передовой” Изобильненского района, фирмы “Пилот”, гостиничного комплекса “Дружба”, кинотеатра “Экран”, Дома книги в г. Ставрополе. Одновременно он является учредителем Невинномысского шерстяного комбината и акционером целого ряда коммерческих фирм через подставных лиц, по большей части своих родственников”.
* * *
     Имя Джамала Гасанова знает сегодня в крае каждый. Его называют едва ли не самым богатым человеком на Ставрополье.
     Впрочем, абсолютное большинство наших собеседников откровенничать о проделках Гасанова не спешит. Они попросту боятся.
     — С воцарением Гасанова над краем нависла завеса страха. Все силовые органы прекрасно знают, что он превратил свою должность в успешную контору по личному обогащению, но закрывают глаза. Гасанов слишком близок к полпреду Казанцеву. Связываться с ним никто не решается...
     Депутат краевой Думы Андрей Разин — один из немногих, кто называет вещи своими именами. Он — член депутатской группы по борьбе с коррупцией, в Думе прежнего созыва даже возглавлял ее, а посему о Гасанове знает немало.
     — Мне доподлинно известно, что в милицейской базе данных еще недавно Гасанов значился как один из “авторитетов” преступного мира. Клички — Джамбул, Братишка. Теперь материалы эти уничтожены. Стоит ли удивляться тому, что у нас творится? Для того-то Гасанов и пошел во власть, чтобы приумножить свои богатства... Он — не чиновник, он коммерсант.
* * *
     Головокружительный взлет Джамала Гасанова — отличный сюжет для авантюрного романа.
     Свою карьеру на Ставрополье он начал в 88-м году: зоотехником Невинномысского шерстяного комбината. Работал товароведом, начальником участка.
     А потом наступили иные времена, и оказалось, что состригать с людей “шерсть” куда проще, чем с баранов. А главное — прибыльнее...
     ...От Ставрополя до Ипатовского района — километров сто. На сколько хватает взгляда — тянутся поля. Урожай в этом году — рекордный, такого за всю историю не было.
     Владимира Белявцева, бывшего директора колхоза имени Свердлова, я без труда нахожу в конторе. О событиях семилетней давности он вспоминает сразу же, не задумываясь.
     — Конечно, помню. Мы поставили фирме “Совер” 107 тонн немытой овечьей шерсти, а расплатились они только за сорок пять. Чего только мы не делали: и в суд обращались, и в прокуратуру писали. Все без толку. Хоть все суды выиграны, и дело было даже возбуждено...
     — А вот эта фирма “Совер”... Кто был ее фактическим владельцем?
     — Джамал Гасанов. Мы встречались, он обещал полностью погасить долг, но обманул нас...
     Между прочим, АО “Совер” нагрело колхозников на весьма приличную сумму: по нынешним ценам — тысяч на сто. Долларов.
     — А если считать с набежавшими за эти годы штрафами, — колхозный главбух даже мечтательно прикрывает глаза, — этак под миллион долларов выходит... Да что миллион, — он разом возвращается на грешную землю, — для нас и сто тысяч — деньги огромные. Годовой фонд зарплаты всего колхоза...
     От убаюкивающего голоса главбуха сами собой слипаются глаза, а воображение рисует одну картину страшнее другой. Вот — бандиты в масках врываются в колхозную кассу. Вот — в огромных мешках уносят они всю зарплату крестьян за год.
     И сразу же мчится в далекий Ипатовский район спаситель всея Руси С.К.Шойгу, везет на самолете продовольствие для голодающих крестьян. Стучит кулаком по трибуне генерал Колесников, лично клянется найти преступников. Плачет у себя в кабинете спешно отставленный начальник краевого ГУВД.
     Но нет, никому нет дела до ипатовских колхозников. Как будто от формы преступления меняется его суть. Как будто крестьянам есть какая-то разница, кто обокрал их: бандиты в масках или посланец президента...
     А ведь история колхоза им. Свердлова — лишь крохотный эпизод в судьбе Джамала Гасанова. Спроси его сейчас, вряд ли вспомнит он даже. Сколько таких колхозов прошло перед ним...
     Фирма “Совер” попала в поле зрения правоохранительных органов еще в середине 90-х. Проведенные КРУ Минфина проверки установили, что на сторону ушли гигантские деньги — разумеется, бюджетные, — которые выделялись “Соверу” под закупку продовольствия. Фигурирует в материалах (кстати, они есть в распоряжении редакции) и другая гасановская фирма — корпорация “Ставропольагроуниверсал” (в 95—98-м годах он работал в ней заместителем гендиректора).
     Схема стандартная: бюджетные деньги перекачивались на другие счета, откуда бесследно и исчезали. Общая сумма украденного исчисляется миллионами долларов.
     “Как правило, указанные операции, — писал в марте 96-го начальник ОЭП Ставропольского УВД полковник Варнаш, — привели к срыву поставок сельхозпродукции, а отсутствие этих операций в отчетах свидетельствуют о сокрытиях крупных доходов и мошенничестве”.
     Но неверно было бы думать, будто Гасанов действовал в одиночку. Это была тщательно выверенная, апробированная воровская система, за которой стояла печально известная Федеральная продовольственная корпорация.(Именно она переводила деньги гасановским фирмам.)
     Об этой структуре в печати написано немало. О том, что, созданная якобы для закупки сельхозпродукции государству, она в действительности занималась тотальным воровством и перекачкой денег. О том, что из выделенного кредита в 3 триллиона (!) рублей в бюджет вернулось лишь 18 миллиардов.
     Примечательно, что по странному совпадению ФПК возглавлял тоже дагестанец — Магомедтагир Абдулбасиров. Правда, на скамье подсудимых очутиться ему не довелось: фигурантами уголовного дела, которое возбудила тогда Генпрокуратура, стали только его заместители... Не попал в объятия Фемиды и Джамал Гасанов. Каким уж чудом удалось ему выйти сухим из воды — можно только догадываться. (Поговаривают, что не обошлось без помощи его родственника — мэра Махачкалы Саида Амирова.)
     Любой другой на его месте вполне бы довольствовался тем, что успел уже заработать. Любой другой, только не Джамал Гасанов.
     Его влекут уже новые горизонты. И в 98-м году этот человек становится первым помощником председателя правительства Ставрополья...
* * *
     — После назначения Гасанова, — рассказывает депутат Разин, — в крае начало расти недовольство. Возле его кабинета выстраивались очереди. Он попытался переключить на себя многие вопросы, в том числе выдачу разрешений на вывоз зерна из края. Дошло до того, что губернатор Черногоров поставил премьеру условие: либо уволишь Гасанова — либо уйдешь сам...
     (К слову говоря, факт этот подтвердил мне в личной беседе и сам губернатор Ставропольского края.)
     Уволившись из правительства, наш герой возвращается в бизнес. Ненадолго. Как только на карте страны возникают федеральные округа, Гасанов вновь оказывается востребован. Сначала его назначают главным федеральным инспектором по Кабардино-Балкарии. Затем перебрасывают в Ставрополье.
     Как говорят, ключевую роль в его судьбе сыграл бывший вице-губернатор Александр Коробейников, незамедлительно занявший пост первого зама полпреда в ЮФО.
     Двум этим людям найти общий язык не составило никакого труда. Коробейников — тоже фигура преинтереснейшая. Еще в 95-м году газеты писали, что он был задержан в аэропорту “Внуково” с объемным чемоданчиком, где лежало 350 миллионов рублей наличными. Деньги эти, по версии моих коллег, предназначались на взятки.
     А совсем недавно с этим человеком приключился очередной конфуз. 23 мая “совершенно случайно” он оказался на праздновании дня рождения известного вора в законе Гино, но, как на грех, в ресторан нагрянули киллеры, которые открыли шквальный огонь и ранили коробейниковского помощника, а также ранее судимого гражданина Агаджаняна.
     Какие первые замы, такие и федеральные инспектора... Очень скоро Ставропольщина почувствовала появление нового хозяина. Ни в методах, ни в средствах Гасанов не стеснялся...
     Типичный пример политики федерального инспектора — история с гостиничным комплексом “Дружба”. Семнадцатиэтажный комплекс, принадлежащий профсоюзам, возводят уже три десятка лет, но лишь недавно строительство подошло к завершению. Пройти мимо такого восхитительного объекта Гасанов никак не мог.
     — На каком-то этапе, — рассказывает председатель Краевого комитета профсоюзов Владимир Брыкалов, — мы были вынуждены подключить к строительству инвестора: турецкую фирму “Идиль”. Было создано акционерное общество, где проценты распределялись поровну. Сдача объекта планировалась на 2004 год, но случилось удивительное...
     Случилось в самом деле удивительное: один завод, который также строили турки, подал в суд на “Идиль”. Все имущество фирмы было арестовано — в том числе и пакет акций гостиницы. И вдруг судебный пристав — не дождавшись решения суда — снимает арест и продает эти акции на сторону...
     — ...и появляется новый акционер, некий Али Абдурашидов. Прямо с порога он мне заявил: это деньги Джамала Гасанова, поэтому лучше договаривайтесь с нами по-хорошему. Конечно, я его выгнал. Что, вы думаете, делает Абдурашидов? Подает на нас в суд. И теперь уже наши акции попадают под арест. Такого мы никогда раньше не видели.
     Немудрено! Ведь и Джамал Гасанов не был раньше главным федеральным инспектором. Странная оперативность арбитражного суда объясняется тоже просто: акционер Абдурашидов одновременно является еще и... начальником отдела краевого судебного департамента.
     — Я знаю, — констатирует Брыкалов, — что на эту должность его протащил именно Гасанов. Абдурашидов — его родственник. А хотят они ни много ни мало отобрать у нас все акции и забрать “Дружбу” под себя...
     И ведь заберут! Как забрали уже добрый десяток других лакомых кусков. И не важно, что профсоюзы грозятся провести массовую стачку. Что одним из требований ее будет — отправить Гасанова в отставку. Закон — это удел бедняков...
     — Конечно, мы будем разбираться. — Губернатор края Александр Черногоров от рассказанной мной истории “Дружбы” пришел в ярость. Но стоило произнести фамилию Гасанова, Черногоров враз помрачнел:
     — Я думаю, эти вопросы лучше было бы задать Виктору Германовичу (Казанцеву. — Авт.). Неудобно мне осуждать тех людей, кто сегодня, к сожалению, руководит губернатором.
     Не то чтобы Черногоров боялся инспектора... Просто не так давно — после приснопамятного наводнения — Казанцев присылал в край проверку. Рассказывают, топал ногами, орал на губернатора со всей своей генеральской интеллигентностью. Грозился снять и посадить. А потом к Черногорову пришел Гасанов и сказал, что сумел нейтрализовать Казанцева. Но за это...
     Так пал последний заслон на пути бывшего заготовителя шерсти. Отныне — помешать ему не в силах уже никто.
* * *
     Уголовное дело, по которому проходит руководитель ставропольского агентства ФСФО — службы по банкротству — Александр Вешкурцев, не прекращено до сих пор. В чем его вина, Вешкурцеву неизвестно. В официальных документах написано, будто бы он пытается... продавать обанкроченные предприятия с торгов. Большего бреда видеть мне не доводилось: продажа с торгов — это же прямейшая обязанность ФСФО!
     — Причины этого дела очевидны, — вслух рассуждает Вешкурцев. — Процедура банкротства — самый удобный способ передела собственности. Видно, я оказался у кого-то на пути...
     У кого? Депутат Разин не сомневается ни на секунду: конечно же, на пути Джамала Гасанова, тем более что дело это было возбуждено по... заявлению самого же Разина.
     — Никаких заявлений я не писал. Когда завертелась эта история, мой помощник признался, что передавал пустые депутатские бланки в приемную Гасанова... Конечно, я направил в прокуратуру официальное письмо о случившемся, однако зам. прокурора ЮФО Шахнавазов — друг и односельчанин Гасанова — заявил: нет, первое письмо — подлинное, а вот это — мной написанное опровержение — как раз фальшивое...
     — К сожалению, сегодня это типичное для Ставрополья явление, — продолжает Разин. — Если кто-то отказывается выполнять команды Гасанова, на него немедленно фабрикуется уголовное дело. Так было не только с Вешкурцевым. И с и.о. начальника Судебного департамента Акуевым. Не удивлюсь, если теперь и со мной случится что-то подобное...
     Не удивлюсь этому и я. А для чего еще создавались при федеральных округах региональные управления силовых ведомств? Никакого толка от них нет — очередная бюрократическая надстройка. Но зато дубину эту всегда можно обрушить на голову непокорных...
     А непокорных, как ни странно, в крае — хоть отбавляй... Хотя что здесь странного? Если довести человека до отчаяния — никакого благоразумия уже не останется...
     Как не осталось его, например, у крестьян станицы Баклановская, которые уже год не могут получить свою землю: все их земельные паи отдал в долгосрочную аренду гасановским друзьям-дагестанцам бывший председатель правления.
     У крестьян множества других колхозов и совхозов, которые оказались сегодня в положении крепостных. Уйти со своей земли они никуда не могут, но и забрать ее тоже не в силах: здесь хозяйничают теперь дагестанцы. И попробуй только пикнуть — мигом уволят...
     В неофициальных беседах руководители края говорят, что 70% собственности Ставрополя находится уже в руках дагестанцев. Происходит, если можно так выразиться, искусственная кавказификация региона.
     Региона, который строился когда-то как крепость для отражения набегов воинственных горцев, а сегодня, без единого выстрела, падает к ногам их оборотистых потомков.
     Не хочется нагнетать страсти, но боюсь, еще немного — и резни на Ставрополье не миновать. Топоры и вилы — это все, что простые люди могут сегодня противопоставить продажному чиновничеству.
     Хотя нет. Есть оружие и посерьезнее. От Ставрополья до Чечни — каких-то три сотни километров...
* * *
     Почему же генерал Казанцев не увольняет Гасанова? Достаточно подняться на крышу любой высотной башни в центре города, и все станет окончательно понятно, ведь только отсюда, с высоты птичьего полета, можно увидеть белоснежный особняк федерального инспектора, более похожий на средиземноморскую виллу какого-то олигарха; самый роскошный в Ставрополе дом.
     С улицы разглядеть его практически невозможно: он укрыт высокими заборами. С точки зрения безопасности — очень удобно. Наверное, потому-то здесь так любит останавливаться честнейший полпред Казанцев...
     То, что творится сегодня в Ставрополе, к сожалению, явление не частное. Это уже система. В ряде южных регионов (в том же Дагестане, например) главными федеральными инспекторами становятся коммерсанты. Многим памятны и недавние события в Ингушетии, когда тамошний инспектор Муса Келегов (кстати, бывший сотрудник “Лукойла”), находясь в приподнятом состоянии духа, взломал дверь в опечатанный кабинет президента Аушева и устроил пикник в генеральских апартаментах. Выкинуть Келегова из президентского кабинета никто не посмел...
     Плохи или хороши губернаторы, депутаты, но их избираем мы сами. Главных федеральных инспекторов, как и полпредов, не выбирает никто, но тем не менее именно они пытаются сегодня нами править. И пока — довольно успешно...
     Безграничная, абсолютная власть — это всегда страшно. Власть, не несущая никаких обязательств, — страшна вдвойне.
     Все равно что дать человеку оружие и сказать: стреляй в кого хочешь. А если он укокошит потом сотню-другую людей, какой с него спрос? Раньше надо было предупреждать...
     Говорят: передел собственности подошел к концу. Неправда. Передел собственности только начинается. Просто на место бандитов и олигархов пришли сегодня новые хозяева жизни: посланцы президента.
     И кто знает: может быть, пока вы читаете эти строки, очередные гостиница или колхоз переходят в руки очередного главного федерального инспектора.
     Страна большая. Хватит всем.
     (Москва — Ставропольский край).
     Р.S. Прошу считать эту публикацию официальным обращением к полпреду президента в ЮФО В.Казанцеву и основанием для отстранения Д.Гасанова от занимаемой должности.
     
     Телевизионную версию этого расследования смотрите сегодня на канале ТВЦ в 22.40 в авторской программе Александра Хинштейна “Секретные материалы”.
     


Партнеры