БЕЗ КОНДОМА — СИДИ ДОМА

26 января 2003 в 00:00, просмотров: 276

“Вова! Я обращаюсь к тебе в последний раз. Одумайся и вернись в семью! Бросив меня с маленьким ребенком, ты не подумал, как наш сын будет к тебе относиться, когда вырастет и поймет, что ты предал его в таком раннем возрасте. Возможно, он даже не захочет называть тебя своим отцом!

А мои родители — за что им такой позор?! И это после всего доброго, что наша семья для тебя сделала.

Если не боишься Божьего суда, подумай о суде совести. Видит Бог, я зла тебе не хочу. Но зло должно быть наказано...

Твоя все еще любящая жена Майя”.

Эту записку он нашел в почтовом ящике в пятницу, а в понедельник вечером его избили в подъезде дома. Без тяжелых последствий, но весьма болезненно. В милиции этот факт посчитали случайным совпадением и дело заводить не стали. В конце концов, никого ведь не убили... Впрочем, потерпевший и не настаивал, стыдно сознавать, что тебя заказала собственная жена.

— Я думаю, Майка не виновата. Она, может, даже ничего не знает об этом. Это теща все подстроила. Каждый раз, как я собирался уйти от Майки, она угрожала. То милицией, то бандитами. Но я лучше с битой мордой буду ходить, чем вернусь обратно, — говорит Владимир.

Они были знакомы всего ничего, месяца три, не больше. Никаких далеко идущих планов относительно Майи у Вовы не было — в свои двадцать два он жил исключительно сегодняшним днем. Но в один прекрасный день Вова явился домой чернее тучи и объявил родителям, что вынужден жениться: его девушка “залетела”.

— Мама сразу схватилась за корвалол. Папа тоже побледнел, но сказал, что, как порядочный мужчина, я, конечно, должен жениться, — пожимает плечами Вова. — Я и не отказывался. Майка симпотная, ноги длинные, грудь — во! Опять же у нее папа и мама при бизнесе, так что девчонка была упакована по высшему разряду.

Будущая семейная жизнь казалась Вове вечным праздником: на “дольче вита” скинутся родители жены, полагал он, а он с молодой женой будет прожигать дни и ночи на вечеринках и отрываться в постели. Про то, что жизнь может внести в эти радужные планы серьезные коррективы, он как-то не подумал.

Первые стычки с новой родней начались накануне свадьбы. Оказалось, что быть бедным мужем при богатой жене не так уж и весело. Родители Вовы пытались принимать посильное участие в подготовке торжества, но, когда увидели счета за модный ресторан, из цветочного магазина и сколько стоит путешествие на остров Бали, чуть не лишились последнего здоровья. Их семейный бюджет мог потянуть разве что оплату целлофана для свадебных букетов.

— Мне было наплевать, где праздновать. Моим родителям тоже, а ее предки уперлись: “У нас одна дочь, и замуж она выходит на всю жизнь, поэтому у нее будет все самое лучшее!” — рассказывает Вова.

После того как родителей жениха от организации свадьбы отстранили, будущая свекровь заявила родственникам, что кичиться своим богатством — мещанство, а теща, в свою очередь, намекнула, что хороший вкус при тощем кошельке — излишняя роскошь.

Однако Вова старался быть оптимистом и не обращать внимания на темные стороны семейной жизни:

— Но потом жена и теща стали меня доставать. Прикинь, прилетели мы на Бали, кругом красота — океан, джунгли, а Майка целыми днями в номере сидит. Вся зеленая, от туалета не отходит. Ничего ее не интересует: на экскурсии не ездит и меня не пускает, от секса отказывается. Не медовый месяц, а одно сплошное разочарование. И тут еще эта стерва, Тамара, каждый день звонит и пилит, пилит: “Вова, зачем вы повезли Маю на сафари? Это вредно для будущего ребенка! Не позволяйте ей ходить на пляж, в ее положении загорать нельзя...” Ну я не выдержал и сказал что-то типа: Тамара Николаевна, мы уже взрослые — сами разберемся, как нам жить. Что тут началось!

В любви — как на войне, все средства хороши. Эту заповедь используют все женщины. И в зависимости от того, какая задача стоит перед ними, они могут меняться с виртуозностью хамелеонов. Майя, наверно, владела даром перевоплощения на все сто процентов. На ее фотографиях, до свадьбы и после, два разных человека: в первом случае — юное эльфоподобное существо, излучающее игривость и беззаботность. Во втором — не женщина, а сплошной немой укор. Ее даже хорошенькой трудно назвать. Так и хочется сказать: вот что с людьми семейная жизнь делает.

— Я до сих пор не могу понять, как она могла так измениться после свадьбы. Была нормальная веселая девчонка, а стала зануда, хуже своей матушки, — удивляется Вова.

Еще свадебные колокола не успели умолкнуть, а любовный хмель из Володиной головы уже выветрился. И на трезвую голову вдруг стало ясно: о характере жены, ее вкусах и привычках он имеет очень туманное представление:

— Это было как в сказке про Золушку. Часы пробили, и карета превратилась в тыкву, кони — в мышей, а принцесса — в замарашку. Мы вернулись в Москву из свадебного путешествия и попали в такую ж..! Теща с тестем обещали до свадьбы снимать для нас с Майей квартиру, пока не купят нам отдельное жилье. Но чего-то у них не срослось по финансам, и нам пришлось жить вместе...

Кто-то когда-то сказал: дайте молодым супругам две отдельные ванные комнаты — и получите счастливую семью. В противном случае через три месяца Ромео будет потихоньку травить Джульетту стрихнином или наоборот. Если же места общего пользования приходится делить еще и с родственниками мужа или жены, у молодоженов не остается никаких шансов на долгую совместную жизнь. По статистике разводов, из-за отсутствия собственного жилья распадается каждый второй брак. Отношения Владимира и Майи — яркое тому подтверждение. Шесть месяцев, которые Владимир прожил в квартире ее родителей, он вспоминает не иначе, как время, проведенное в заключении.

— Я не мог с ними есть за одним столом. Потому что теща все время капала мне на мозги о том, какая замечательная у нее Майя и какое чудовище ей досталось в мужья, — говорит Владимир. — Она могла ворваться без стука в нашу комнату, я из-за этого чуть не стал импотентом. Тесть неплохой мужик, но бесхарактерный. Я глядел, как Тамара им помыкает, и думал: через 20 лет и я буду так же перед Майей прыгать.

Но ведь должны же быть у семейной жизни хоть какие-то преимущества перед холостой, спрашиваю у Володи. Например, сексом можно заниматься сколько хочешь и когда хочешь. Он вздыхает, чешет затылок и выдает сокровенное:

— Секс — это что-то вроде приманки, на которую вы нас заманиваете в загс. А стоит клетке захлопнуться, как заканчивается и халява с сексом. До замужества все девушки темпераментные, горячие. Спрашивается: откуда же столько берется фригидных жен?

Когда мы первый раз оказались с Майкой в койке, я подумал: вот это девчонка! Поженимся, будем кувыркаться в койке до полного изнеможения. А в результате что получилось? Мы занимались сексом от силы раз в неделю, да и то этот пик приходится на медовый месяц. А потом у нее пошли сплошные критические дни: сегодня болит голова, завтра живот, послезавтра еще что-нибудь. Если бы я знал, что из-за беременности она станет такой холодной, самолично отвел бы ее на аборт!

— Ты что, совсем никаких чувств не испытываешь к сыну?

— Не могу я почувствовать себя отцом! — горячится Вова. — Я и мужем-то себя не чувствовал. Только преступником. Пришел домой поздно — убийца. Выпил с приятелями после работы — алкаш. Пристал к жене — сексуальный маньяк. Жалко, конечно, сына: мне хоть удалось вырваться из этого ада на волю, а ему еще столько лет жить бок о бок с Тамарой Николаевной и всей ее семейкой...

— Значит, ты ни о чем не жалеешь?

— Только о том, что не слушался маму и не занимался безопасным сексом. Шутка. А если серьезно, то моя жена пострадала от развода гораздо меньше, чем я. У нее по крайней мере остался хотя бы ребенок на память. А мне достались одни разочарования. Не знаю, захочу ли я когда-нибудь испытать судьбу вновь...



    Партнеры