МОСКВА ЗАБОЛЕЛА SPEEDОМ

26 января 2003 в 00:00, просмотров: 456

Сонный охранник карусели у главного входа в парк культуры им. Горького с опаской взирает на паркующиеся одна за другой иномарки и кучкующихся молодых людей.

—Очередной сериал “Бригады” снимаем, — шутит одна из коллег-журналисток и зевает. Время 4 утра.

—А, — бурчит чоповец и с недоверием отходит. По Садовому неспешно проезжают пустые троллейбусы и легковушки. Временами кажется, что уже светает. Но это только кажется.

Нашу необычную тусовку замечает пара патрульных машин ДПС и очень подозрительно исследует нас на малой скорости.

Вот так уже несколько лет в ночной столице проводят свои тайные сборы крутые парни, участники ночных автомобильных гонок, или, если официально, стритчеленджа. Поймать их практически невозможно: на дистанции ребята выжимают за 250 км/час, к тому же знают множество объездных путей. А дабы не смущать добропорядочных граждан, играют в свои опасные игры глубокой ночью или перед рассветом.


Сообщения о том, что какого-нибудь Эдди Ирвайна или Ральфа Шумахера задержали на немецком автобане за превышение скорости, нередки. Наш случай — из ряда вон выходящий. Одним из участников очередной ночной гонки был приглашен — угадайте, кто? — единственный российский тест-пилот “Формулы-1” Сергей Злобин.

Если точнее, пожертвовать сном и выехать на улицы Москвы его заставило чисто мужское пари. Да-да, в одной из телепередач, посвященных ночным гонкам, Сергей со свойственной ему прямотой высказал сомнения в профессионализме “ночных гонщиков”. Говорят, он пообещал порвать ездоков, “как тузик грелку”. Говорил ли тестер “Минарди” такое — уже не принципиально. Просто профессионала кольцевых трасс вызвали на бой.

...На новенькой “Audi S6” появляется Злобин. Никаких фирменных комбинезонов со шлемами — простая легкая курточка и кепка. Привычная улыбка. Никакого волнения. Кажется, для пилота, которому в скором времени предстоит изнурительная 24-часовая гонка в Дайтоне, это не более чем приятная ночная прогулка по живописным местам столицы.

— У меня здесь конкурентов нет. Между прочим, я даже не в курсе, кто будет состязаться со мной.

— Сергей, если не секрет, у вас в кармане есть некая сумма на штрафы гаишникам?

— Немного есть. Сколько — не скажу.

— Если поймают, могут ведь и профессиональную лицензию отобрать.

— Я этого не боюсь. Гонка не противоречит моему контракту с формулической командой “Минарди”. И вообще, все уже оговорено.

— Ну а ездить как будете? “Газ до отказа — он непобедим”?..

— Ну уж нет. Максимально осторожно, чтобы никого не подвергать риску.

Если честно, слово “осторожность” вызывает некоторые сомнения. Ведь недаром говорится, что главное правило ночных гонок — добраться до финиша любыми средствами.

— Хорошо, тогда назовите сумму пари.

— Мы спорим на принцип, — Сергей не слишком многословен.

Поодаль готовят своих “железных коней” другие участники опасного спора. Рвутся доказать, что Злобин неправ.

— Мужская честь — это самое главное нынешней ночью. Поэтому о каких деньгах может идти речь? Сергей в наших возможностях усомнился, и наша цель доказать обратное.

— Видно, вы в себе уверены, господа стритчеленджеры...

— Да, я считаю, что мы, уличные гонщики, — самые лучшие водители, а “Формула-1”, извините, не более чем езда в тепличных условиях. Сомневаюсь, что Злобин выдержит гонку по городу.

— Тогда дело в ездоке или средстве передвижения?

— Во всем сразу. Наши машины боевые, проверенные в подобных мероприятиях, к тому же каждый из нас проработал с ней месяцами. Стоимость “Audi” или “Subaru” мы увеличили чуть ли не в два раза.

— А вот Сергей утверждает, что у него самая что ни на есть серийная машина...

— Наверное, он все-таки пошутил. Разумеется, у него серийная, но очень хорошо доработанная машина.

Кажется, все ясно. Кроме одного — откуда будет дан старт необычному мероприятию. Впрочем, не секрет, что пока это большая тайна. Сказали — узнаем позже. Тем более что сотрудники ГИБДД на пути к парку культуры пару раз уже тормознули участников. Загадка, откуда им все стало известно...

— А что вы намереваетесь делать, если будет прервана гонка?

— Интересно, а кем прервана?

— Скажем, милицией.

— Во-первых, она не будет прервана, потому что еще никто не знает маршрута. Во-вторых, ДПС нас останавливать не будет. Почему? А мы их просто не заметим! Шучу, конечно. Просто есть несколько способов избежать этой неприятной встречи...

Какие способы — это мы узнаем чуть позже. А пока весь караван, состоящий из участников и зрителей, тихо покидает место сбора. Место старта по-прежнему держится в тайне, но, следуя за головной машиной кучно и при этом с максимальной бдительностью, мы должны туда добраться. Главное, чтобы не засекли гаишники. Рано или поздно это неминуемо случится, но на старте все должно пройти тихо и гладко.

— Ночные гонки — это не наш профиль, рассказывает по дороге президент Федерации дрэгрэйсинга Антон Беляков. — Мы участвуем в гонках по прямой на четверть мили. Старт с места, финиш — с ходу, все это происходит по олимпийской системе, с выбыванием. Все началось в 1997 году, и тогда соревновалось всего 6 специальных автомобилей-монстров. А с 2000 года мы провели свыше 500 соревнований в различных регионах России. Представьте себе: 15 тысяч зрителей и две тысячи участников! Но такие гонки вполне безобидны. Если же говорить о ночных заездах, то мы относимся к ним негативно. А что делать? В России, не говоря о Москве, нет ни одной нормальной спортивной трассы под соревнования! Молодежь стремится к автоспорту, а между тем ей просто негде реализовать себя. Разве что на ночных улицах. Звучит парадоксально, но самая идеальная спортивная трасса в стране — это Кутузовский проспект. Получается, мы портим жизнь городу, создаем риск для людей, но в то же время реакция властей непонятна. Они критикуют, допустим, и дрэгрэйсинг, официально, кстати, принятый вид спорта, и ночные гонки, и в то же время никаких встречных шагов мы не замечаем.

...Пробираемся, как стайка воров, по Ленинскому проспекту, сворачиваем на улицу Косыгина. Кажется, местом старта будет, как и предполагалось, площадка перед главным зданием МГУ. Да, угадали... Не успеваем припарковаться, по рации голос: “До старта две минуты. Не опоздайте!”

Автомобиль-загадка Сергея Злобина принимает стартовую позицию. “Латинский квартал” погружен в сон, вокруг ни души. Только холостые обороты машин трех экипажей: “Отойдите от обочины, машину иногда несет!”.

Резонное, надо признать, предостережение, если учесть влажность асфальта и скорость разгона ночных гладиаторов. Вспоминаются слова ребят: “Сергей усомнился в том, нужно ли нам гоняться, и назвал нас бандой отморозков!”.

Кстати, вызов Злобину бросило слишком много участников, поэтому решили, что конкурировать с “формулистом” будут всего два автомобиля. В мире ночных ездоков приняты прозвища. Побить Сергея в эту ночь жребий доверил экипажу Антона Боинга и Стаса Виннера.

Последние приготовления, последние просьбы в адрес зрителей немного расступиться... Наконец машина Злобина уходит в свой загадочный рейс!

Старт с Воробьевых гор нисколько не походил на то, что творится в подобных случаях в “Формуле-1”. Спокойный, медленный разгон: Злобин никуда не торопится. Его соперник срывается с места гораздо быстрее. И вот — очередь замыкающей машины. Со стороны реки завывает сирена. Кажется, в планы организаторов кое-кто вмешался. “Посторонитесь те, кто сзади!” — раздается голос. Расступаемся — экипаж принимает единственное возможное решение — стартовать задним ходом.

Через мгновение иномарка огибает МГУ слева и исчезает. Прежняя дорога уже перекрыта патрульной машиной.

— Нормальная ситуация, — смеются организаторы, заметив наше недоумение. — Между собой мы называем это обилие мигалок и маячков музыкальной шкатулкой.

Теперь мы примерно знаем маршрут противоборствующих сторон. Есть два промежуточных финиша, и пройти их можно в любой последовательности. На заданных точках (кажется, это улица Петровка и гостиница “Россия”) гонщиков ожидают люди со специальными пакетами. Пакет — своеобразное свидетельство достижения цели.

— Это мероприятие — еще вполне мирный трюк. Никакого скандала, — успокаивают нас, когда к старту-финишу подъезжает несколько милицейских автомобилей.

— Ничего себе, мирный трюк. Гонки проводятся на специальных трассах, а здесь все-таки проезжая часть...

— Очень просто. Каждый из нас иногда спешит вечером к жареной утке, а утром — на работу, если проспал. Вот и стремимся преодолеть некоторое расстояние по городу. Выбираем оптимальный маршрут, стараемся не попасть в пробку. Так или иначе, любой из нас, передвигаясь по улицам города, принимает участие в уличной гонке. Это не означает, кстати, что мы должны ехать со скоростью 300 километров в час, просто мы должны добраться быстрее.

Тем временем из-за поворота появляется первый автомобиль. В толпе настоящее ликование — первым к финишу приезжает Виннер, а это означает, что Злобин проиграл!

Результат Виннера — около 30 километров за 16 минут 33 секунды. Не 300 км/ч, конечно, но в любом случае принципиальная победа.

— Сложностей никаких не было, — делятся впечатлениями довольные представители клуба “Дрэгрэйс”. Была милиция, конечно, но она к сложностям не относится. Главное, мы сделали Злобина как ребенка!

Вновь появляется машина ДПС, но патруль ничего не предпринимает. А экипаж Виннера с довольным видом вскрывает один из пакетов, выданный на промежуточном финише. “Ну и что там у нас за гонорар?” — смеются ездоки и на глазах изумленной публики извлекают из конверта Правила дорожного движения!

Что ж, очень остроумно. Тем более что во втором пакете — Кодекс административных правонарушений...

...Злобин возвращается обратно через 25 минут 35 секунд. Болезненное, должно быть, поражение, судя по времени отставания от лидера. Но проигравшим он себя почему-то не чувствует.

— Поражение? В чем? Я проехал быстро и машину протестировал. И сберег ее. Что еще нужно?!

— Машину надо было беречь?

— Да она же не моя, — отвечает Сергей. — Зачем мне лишние инциденты с ней, с уголовным розыском?! В общем, я рад, что все закончилось благополучно.

— Сергей, для профессионала это слишком большое отставание...

— А я никуда не торопился. И на светофорах на всех останавливался, не говоря уже о том, что перед патрулями сбрасывал скорость. А вот ребят я видел — они мчались, не глядя на знаки. Честно говоря, уже сейчас готов к реваншу, но только не на улицах города. Потому что это полная глупость. Я как ввязался в этот спор, так и вышел из него...

По словам Злобина, небольшие проблемы поджидали его возле Красной площади. Доехав до собора Василия Блаженного, он поехал к Балчугу, там развернулся, поскольку все было оцеплено, затем объехал гостиницу “Россия” и уже в Зарядье обнаружил “чек-пойнт” — искомое место, где выдают пакет.

— А вообще, я уже неоднократно говорил, что стараюсь ездить с водителем, — подводит итог нашего разговора Сергей. — Пусть водитель от всего этого страдает. Я так делаю, чтобы сберечь нервы, к тому же в городе — совершенно другой стиль езды. Берегу технику вождения, если так можно выразиться. Не хочется отвыкать от управления “Формулой”!

Чем рисковали участники ночного шоу? Да практически ничем. Через некоторое время после окончания гонки патруль задержал владельца одной из гоночных машин, который в гонке участия не принимал. Через полчаса молодого человека отпустили на все четыре стороны.

— Никаких причин волноваться нет, — признался Антон Боинг, чей экипаж занял второе место. — Единственное, к чему могут придраться гаишники, так это к номерам. Мы же во время заездов используем несуществующие знаки о00оо, к тому же с мифическим кодом региона 00. По этому поводу наши автомобили часто обыскивают. Но доказать факт наших правонарушений ГИБДД не смогла.

Чем рисковала ночная Москва, когда по ее проспектам и переулочкам с ревом мчались “ночные гонщики”?

Наверное, это тема для отдельного разговора...



Партнеры