МОЯ КРЫША - ГРУ

2 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 834

Валерий КАРЫШЕВ oкончил юридический факультет МГУ в 1977 году. Кандидат юридических наук. Адвокат, член Московской городской коллегии адвокатов с 1993 года. Участвовал в качестве защитника в ряде громких уголовных дел, включая защиту известных криминальных “авторитетов”, обвиняемых в заказных убийствах и руководстве преступными структурами. Автор ряда детективов, написанных на основе реальных уголовных дел или личных бесед со своими клиентами. Сегодня мы предлагаем вам фрагмент из его новой детективной повести.


Ильдар Ахметшин по кличке Зубастик попал на зону, как он считает, по милости банкира Андрианова, которому он делал “крышу” со своей криминальной “бригадой”. Отсидев пять лет от звонка до звонка, Зубастик горит желанием мести. Он не знает, что в действительности его подставил бывший полковник ГРУ Солнцев, сам теперь “крышующий” преуспевающего банкира. Но замыслы Солнцева простираются гораздо дальше, и он вновь отводит Ахметшину в своих планах роковую роль...


...Никита Солнцев, бывший полковник ГРУ, а ныне бизнесмен, владелец частного охранного предприятия и белоснежной виллы на южном берегу Франции, лежал возле бассейна в удобном кресле и наслаждался теплыми лучами средиземноморского солнца.

Глядя в морскую даль, Никита задумался.

Трудно было подумать несколько лет назад, что он, простой полковник Главного разведывательного управления Генштаба Российской Федерации, готовившийся выйти в отставку, разом переменит свою жизнь простого полковника, ничем не выделявшегося среди других, на жизнь преуспевающего бизнесмена, обитающего в одном из самых престижных уголков мира.

Поначалу карьера Никиты Солнцева складывалась довольно традиционно. Сын военного, он без особого труда поступил в один из самых престижных в то время институтов — Институт военных переводчиков, впоследствии переименованный в Военный институт. Проучившись там, он закончил его достаточно хорошо, изучив два языка — арабский и английский, причем арабский был основным. Затем — загранкомандировки: Сирия, Йемен, Ливия, наконец, работа в Десятом управлении Генштаба.

Неожиданно наступила перестройка. Все разом изменилось. Полковники самого элитного подразделения Вооруженных сил стали получать все меньше и меньше и отставали от молодежи, которая бросилась в рынок и торговала всем, чем придется, начиная от сникерсов и заканчивая импортным ширпотребом. Никита отчетливо понимал ситуацию. Если раньше у него была ухоженная белая “шестерка” и он гордился ею, то теперь машина не смотрелась на фоне пусть даже трехлетних иномарок, привезенных из Германии, “Мерседесов” и “БМВ”. А на таких машинах сейчас ездили пацаны, которые еще недавно играли в его дворе в Ясеневе, где он по-прежнему проживал в трехкомнатной небольшой квартире с женой и дочкой.

Конечно, такой финансовый расклад Никиту совершенно не устраивал. Он был полковником и владел двумя языками, с колоссальным опытом, а получал гораздо меньше пацанов, только что окончивших среднюю школу, которые полностью поглощены рыночной торговлей, нахватали торговые точки на вещевых рынках. Это его не устраивало. Он как разведчик-аналитик стал изучать различные ситуации и обнаружил простую вещь: все его коллеги из правоохранительных органов, особенно из МВД и ФСБ, давно уже завели подшефных коммерсантов, то есть занимались не чем иным, как “крышеванием”. Конечно, от них требовалось в основном отбивать наезды рэкетиров-бандитов. Те, кто работал в МУРе, РУОПе или в других силовых подразделениях МВД, делали это просто. Ведь бандиты боялись этих организаций, и никто не хотел с ними связываться. Но у Никиты такой возможности не было. Кого он испугает, кто знает, что такое ГРУ? Поэтому Никите нужно было искать собственный путь. И тут неожиданно такая возможность представилась.

В один из дней ему позвонил сослуживец, который только что уволился из ГРУ и работал в одной из коммерческих структур. Он предложил Никите достаточно непыльную работу.

Есть одни коммерсанты, сказал он, которые ищут будущих партнеров по бизнесу. Свой взгляд они обратили на Ближний Восток. Ты у нас в этом деле дока. Можешь им помочь?

Через некоторое время Никита познакомился со своими первыми и последними коммерсантами Михаилом Кузьминым и Аликом Андриановым.

Встреча произвела на него большое впечатление. Вскоре они заключили джентльменский контракт и поехали вместе в одну из стран Ближнего Востока. Никита был в роли переводчика. Он переводил различные газеты, коммерческие журналы, а друзья искали партнеров. Никита участвовал в переговорах.

Вскоре партнеры были найдены. Необходимо было пробить, насколько эти арабы благонадежны.

Вот тогда-то Никите и пригодилась профессия разведчика. Используя весь имеющийся опыт, он сумел быстро провести пробивку партнеров и убедить Алика с Мишей, что те достаточно благонадежны и неожиданных поворотов в бизнесе от них ждать не придется. Арабы дорожили своей коммерческой репутацией и кидать новых русских партнеров не собирались.

После этой сделки Никита получил достаточно приличную сумму — около пяти тысяч долларов, чем очень гордился. Но радость его была недолгой. Приближался год, когда он должен был покинуть Вооруженные силы по возрасту.

Ему оставалось служить около трех лет. Вернувшись в Москву, он понял, что сейчас у него возникла хорошая перспектива, что ему лучше раньше уйти к этим ребятам, чем уподобиться своим коллегам, которые днем торчат в Генштабе, а вечерами подрабатывают грузчиками. Нет, это не для меня, думал Никита. В конце концов, я сумею обработать этих предпринимателей!

И тут у него родилась фантастическая идея. Он изобрел потрясающую схему. Попросив у одного из сослуживцев дорогой костюм, он пригласил Андрианова и Кузьмина в один из ресторанов и там изложил им суть своей схемы. Отныне он гарантирует им снятие всех проблем по линии безопасности, по линии разведки, по линии проверки партнеров, конкурентов и так далее, то есть полное выполнение роли “крыши”. Кузьмин и Андрианов, как ни странно, тут же среагировали на это предложение положительно. Они сказали, что будут рады иметь с ним дело. Никита им импонирует как действующий офицер, за ним стоят серьезные силы, подчеркнул Андрианов, намекая на то, что Никита говорил им, что представляет засекреченную организацию.

На самом же деле никакой организации не существовало. Никита придумал ее. Не предлагать же услуги одного человека — лучше создать миф. Одним из представителей этой мифической организации выступал его сослуживец, который сидел рядом за столиком и молча кивал в знак подтверждения всего, что говорил Никита.

Коммерсанты поверили Никите. Но было одно небольшое “но”. Коммерсанты уже имели “крышу”, во главе которой стоял лидер группировки Ильдар Ахметшин, в криминальных кругах известный под кличкой Зубастик. Нужно было от него освободиться.

Так что если мы сможем освободиться от Зубастика, говорил Кузьмин, то милости просим. Но при этом мы должны оставаться в стороне, в этом деле участия не принимать. Сможете — приходите к нам, и мы с удовольствием будем с вами работать.

Так закончился тот исторический вечер в одном из ресторанов, который резко изменил всю дальнейшую судьбу Никиты.

Приняв такое решение, Никита решил резко изменить свою жизнь. Он написал рапорт об увольнении. Процесс оформления увольнения из Вооруженных сил занял около месяца. Еще какое-то время он уговаривал своего сослуживца, который присутствовал на исторической встрече в ресторане, стать его компаньоном по новому проекту. Но сослуживец отказывался, так как не верил в успех задуманного дела. Но когда Никита выплатил ему авансом часть денег, согласился. Вскоре сослуживец тоже уволился.

Дальше нужно было изучать предмет будущей деятельности. А этим предметом было отстранение от дел бригады, возглавляемой Ильдаром Ахметшиным. Около двух-трех месяцев Никита потратил на сбор соответствующего материала о деятельности этой бригады. Через три месяца он уже знал, что в состав этой бригады входят шестнадцать боевиков. Многих он знал по именам, имел их фотографии. Кроме того, он знал, как они проводят время, знал все коммерческие точки, которые они контролировали. Все эти сведения требовали больших затрат.

Первое время Никита сам осуществлял наблюдение за бригадой, мотаясь денно и нощно за боевиками и за Ахметшиным. Вскоре у него образовалось достаточно пухлое досье на каждого члена бригады. И тут Никите пришла в голову мысль, что такое досье можно с успехом продать службе криминальной милиции, РУБОП или МУРу, которые интересуются этой бригадой. Жаль только, что денег мало заплатят...

Наконец был разработан нехитрый план. Заплатив деньги знакомым рубоповцам, Никита смоделировал задержание самого Ахметшина и подбросил ему оружие и наркотики, которые заранее были им приобретены. Рубоповцы охотно согласились провернуть это мероприятие, так как Зубастик уже порядком надоел им своими выходками. В назначенный день такая операция была успешно проведена. Правда, потом люди Зубастика пытались через адвоката выкупить его и прекратить дело, но Никита внимательно контролировал c помощью подкупленных людей все попытки и пресекал их, хотя это стоило ему больших усилий и денег.

Зубастик получил срок, правда, небольшой — всего пять лет. Теперь пришла очередь остальных членов бригады. Тут Никита пошел по проторенному пути. Он уже одолжил деньги у банкиров, не говоря им, на что они пойдут, и с помощью таких же нехитрых операций нейтрализовал остальных. Кое-кого пришлось убрать лично. Так получилось, что один из боевиков во время проведения операции заметил его. Никита самолично выбросил его из окна двенадцатого этажа дома, где тот жил, а в мертвого влил полбутылки водки, чтобы инсценировать самоубийство, будто бы парень сорвался вниз в пьяном виде.

Еще через некоторое время Никита пришел к Кузьмину и Андрианову и заявил им, что теперь бригады нет, теперь он является их “крышей”. Коммерсанты охотно согласились на его услуги.

Когда все члены группировки оказались кто на нарах, кто в земле, Никита решил создать свою собственную структуру. Он набрал бывших сотрудников правоохранительных органов, а также из Генштаба и официально оформил частное охранное предприятие, сделав генеральным директором бывшего муровца, который имел серьезные связи в системе МВД и без труда пробил соответствующую лицензию. Теперь единственным владельцем охранной фирмы был Никита Солнцев.

Дела шли достаточно успешно. Если происходил наезд криминальных структур на банк или финансовую группу Андрианова и Кузьмина, то Никита тут же направлял на “стрелку” своих сотрудников. Естественно, боевики, увидев перед собой оперов, пускай даже бывших, не хотели связываться с ними. Постепенно фирма Никиты создавала положительный имидж среди коммерсантов, и у него стали появляться коммерческие точки, которые с удовольствием переходили под его опеку.

Прошло время. Уже два года Ильдар сидел в одной из колоний под Архангельском. Его место успешно занял Никита Солнцев. Но тут наступил 1998 год. В правительстве появился новый премьер, молодой реформатор, который сразу же начал проводить в жизнь новые идеи. Приближался август, 17-е число, когда должен был произойти экономический кризис в России.

И тут опять Никите повезло. Бывший сослуживец, который до сих пор работал в разведуправлении, попросил Никиту о встрече и предложил ему купить важную информацию. Ознакомившись с ней, Никита пришел к выводу, что ГКО вот-вот лопнет. Другого выхода не было. Никита сразу поверил в это. Слишком серьезные люди сидели в ГРУ, и никакой дезинформации с их стороны быть не могло. Единственное — никто не знал, когда это должно произойти. Но задача номер один была ясна: срочно освободиться от бумаг ГКО. Тогда Никита потребовал встречи со своими подшефными, рассказал о полученной информации и поставил условие: если все сходится и все получается, банкиры берут его в полноправные партнеры.

Коммерсанты долго не могли понять, о чем говорит Никита. Наконец соглашение, точнее, сейфовая записка, было подписано. Оговорили все условия. Никита взял листок и положил в карман.

— А теперь слушайте меня внимательно, — сказал он. — Прежде всего вам необходимо срочно продать акции ГКО.

— ГКО? Зачем?! — удивились Алик и Михаил.

— Нужно это сделать любым путем. Скоро государство откажется платить по ним, и они обесценятся.

Алик и Михаил с большим трудом, но все же поверили Никите и сдали акции.

На следующем этапе нужно было купить валюту — еще по шесть рублей за доллар. И нужно это было сделать как можно быстрее.

— Но куда же мы столько наличных долларов денем?! — недоумевали банкиры.

— Делайте все так, как я говорю! — убеждал их Никита.

И коммерсанты опять послушались Никиту. На вырученные от продажи акций ГКО они, через нанятых заранее людей, купили валюту.

И тут наступило 17 августа. Цена доллара одним махом подскочила до тридцати рублей.

— Ну что? — сказал Никита, встретившись с Аликом и Михаилом. — Мы стали в пять раз богаче, не так ли?..

Банкиры согласно кивали головами.

— Да, такого мы не ожидали! — говорили они.

Затем Никита предложил купить акции предприятий, которые продавались еще по старой цене. Андрианов и Кузьмин стали скупать акции. Таким образом, за небольшой промежуток времени состояние Андрианова, Кузьмина и Солнцева увеличилось в десять раз.

Прошло еще какое-то время. Никита Солнцев позволил себе переехать в шикарную квартиру, построенную по проекту двадцать первого века в престижном месте, купил особняк на Рублевском шоссе и виллу на южном берегу Франции. Туда он перевез свою семью.

Постоянно находясь во Франции, Никита внимательно следил за ходом событий в России. На юге Франции он уже видел предпринимателей, которые бросили свой бизнес и уехали в теплые края. Конечно, Никита представлял, что тут есть и беглые банкиры, и пирамидчики, которые сумели обогатиться, предлагая свои услуги в 1994—1996 годах, — “Властилина”, “Тибет” и другие. Были тут владельцы казино, бандиты. Много было чеченских мафиози.

Никита постоянно поддерживал связь со своей фирмой, а также с коммерсантами, все время был в курсе происходящего.

Сейчас Никита держал в руке телефон, глядя на наручные часы фирмы “Ролекс”, и пытался с помощью специальной шкалы высчитать, сколько сейчас времени в Архангельской области. Не рано ли звонить начальнику ИТК, той самой колонии строгого режима, где отбывает наказание Ильдар Ахметшин? Наконец, высчитав, что сейчас там восемь утра, и это нормально для начала рабочего дня в колонии, Никита стал набирать номер. Вскоре он услышал голос дежурного по колонии, который сухо представился.

— Алло, плохо слышно! — сказал Никита. — Это из Москвы, из Главного управления исполнения наказаний вам звонят. Говорит полковник... — и Никита назвал фамилию, приложив палец к микрофону, чтобы было плохо слышно.

— Да, слушаю, товарищ полковник!

— Где начальник ИТК, майор Волков?

— Он территорию обходит с проверкой.

— Объявите по громкой связи, чтобы он прибыл в штаб. Я перезвоню минут через десять.

— Так точно, товарищ полковник!

Через десять минут Никита уже говорил со знакомым ему майором.

— Ну что, как наши дела? — спросил он.

— Никита Сергеевич, вы?

— Да, я.

— Все путем.

— Я вот что хотел спросить... Новостей никаких нет?

— Нет, все в порядке.

— А как племянник? — под племянником подразумевался не кто иной, как Ильдар Ахметшин.

— С ним тоже все нормально. Ведет себя достаточно спокойно, нарушений дисциплины и правил внутреннего распорядка нет.

— Майор, ты ведь помнишь нашу беседу?

— Конечно, как не помнить? — ответил майор.

Беседа состоялась год назад. Никита специально приехал в колонию и, встретившись в захолустном ресторанчике с майором, быстро вошел с ним в контакт, пообещав выплатить определенную сумму за покровительство его племяннику. Только майор не знал, что Ильдар был не племянником Никиты, а человеком, который представляет определенную опасность для него, особенно после его выхода.

— Так вот, я хочу спросить тебя, когда племянник на свободу выходит? По моим расчетам, на следующей неделе?..

— Ошибаетесь, Никита Сергеевич! Завтра он выходит.

— Как завтра?! — опешил от неожиданности Никита. — Майор, ты ничего не путаешь?

— Как же, Никита Сергеевич! Это же моя работа. Завтра он выходит, с утра его выпускаем. Сегодня ночует последний день.

— Послушай, а ты можешь сделать... — начал Никита, но передумал.

— Что я должен сделать, Никита Сергеевич? — переспросил Волков.

— Да ничего не нужно. Отпускай парня, пусть идет с миром. А я его в Москве встречу.

Попрощавшись с майором, Никита выключил телефон. Теперь нужно было срочно обдумать полученную информацию. Он прекрасно понимал, что ситуация складывается очень опасная. Если Ильдар приедет в Москву, то первым делом он будет мстить Андрианову. Ведь Ахметшин считал, что именно Алик организовал подбрасывание ему оружия и наркотиков. Нужно срочно спасать ситуацию...

“Стоп! — подумал Никита неожиданно. — А зачем, собственно, что-то делать? Пускай приедет, пускай с ним рассчитается, уберет его... В принципе мне это выгодно”. В деле останутся только два партнера — Кузьмин и он, Солнцев. Но, с другой стороны, пускать на самотек эту акцию нельзя. Нужно взять ее под контроль и сделать так, чтобы она была выгодна именно ему, Никите Солнцеву.

Никита взял телефон и набрал номер одного из сотрудников своего охранного агентства, бывшего майора-муровца Сергея Прохорова.

— Алло, Сережа, слушай меня внимательно! — проговорил Никита. — Завтра я прилетаю в Москву. Ты никаких дел на утро не планируй. Мы должны с тобой встретиться и переговорить по решению одной проблемы...



Партнеры