Бюро медвежьих услуг

2 марта 2003 в 00:00, просмотров: 557

Весь мир сейчас между. Между зимой и весной. Между миром и войной в Междуречье. Все это накладывает свой отпечаток. В том числе и на психику.

И вот что особенно странно. В репортажах из Ирака наши отважные, охраняемые местным КГБ тележурналисты все как один передают: в Багдаде, мол, все спокойно. Люди запасаются едой, как мы в начале перестройки. Люди верят в вождя, опять же как мы когда-то. А сам вождь — красавец, усач, отец народа, объект всеобщей любви... И все кругом пьют кофе и кальян курят.

Выходит, они, которых вот-вот будут бомбить, вроде и в ус не дуют, а мы из-за Ирака места себе не находим. С чего бы?

Мудрено проникнуть в изгибы загадочной славянской души. Зато я точно знаю одно: 2003-й будет для России тяжелым годом. Кроме Ирака, от всеобщих плясок вокруг которого меня лично уже тошнит, в декабре нас ждет свой национальный карнавал — думские выборы. Тут уж все гадкое, что накопилось внутри, точно попрет наружу.


Bот сижу я, как и миллионы россиян, дома, болею гриппом и смотрю телевизор. Свою любимую программу рекламу.

...Туповатый подросток, не зная иного способа наконец увидеть голую бабу, ворует у девушки в душе махровое полотенце. И, потирая потные ручки, ожидает за дверью. Никуда, мол, не денется, выйдет мокрая, а я ее — хвать! Но не тут-то было. Мечту парня разбивает хищная птица с крылышками — прокладка. Она жадно впитывает влагу с тела девушки, и та, сухая, показывает парнишке большую сексуальную фигу. Антинародная прокладка зовется “Allways”, то есть “Всегда”.

Беда! Я предлагаю срочно собрать съезд российской интеллигенции и подать в международный суд иск на фирму-обломщицу. Суд мы, конечно, выиграем. Поскольку никому не позволено воровать для рекламы прокладки наше древнее политическое кредо. Да и подтирочные функции прокладки в рекламе идентичны роли интеллигенции в жизни нашего общества. Словом, плагиат налицо.

У английского слова party есть два основных значения. Первое — собственно партия, политическая. А второе — торжество, вечеринка с музыкой, танцами и т.д. В русском языке эти два понятия быстро сливаются в одно.

Доморощенные поп-звезды, опохмелившись по возвращении с клубных вечеринок, становятся в очередь за партбилетами. В КПСС раньше так не стремились, как сейчас бегут в лапы “Медведю”.

— Пшел вон! Я тут еще позавчера занимала! — кричит, толкаясь локтями, крепкозадая певица в кокошнике.

— Не волнуйтесь, тетя, — успокаивает ее подержанный эстрадный мачо. И правильно делает: места в берлоге хватит всем, кто умеет лапу сосать. А это наши артисты делают профессионально. Но стоит ли за это их осуждать? Да и кому вообще от этого плохо? Скоро потеплеет, по всей стране начнутся агитконцерты. И даже в самой занюханной губернии народ увидит своих любимцев. И будет столько радости на лицах, что каждый в душе скажет спасибо г-ну Грызлову — лучшему музыкальному продюсеру на Руси. А Шойгу повезет наших поп-звезд в тайгу, на нефтяные и газовые промыслы, к рыбакам да оленеводам.

У окошка бухгалтерии главной партии страны кого нынче только нет. Ректоры институтов и директора заводов, художники и спортсмены... И почти сплошь — эта, ептыть, интеллигенция.

Никто толком не знает, что сие такое. Но уж больно слово красивое. А вот на русский не переводится. Я вчера спросонья понял почему — ошибка в самой латыни!

Один мой незатейливый друг из провинциальной газеты всегда начинал свои публицистические опусы так: “Я как представитель российской интелегенции...” Над ним ржала корректура. Его правили, не ведая, что творят. Как же не право было наше журналистское быдло! Именно он был на самом деле ближе всех к истине.

Коллега нашел в этом иностранном слове истинный корень — in tele. То есть “в телевизоре”. Ведь именно так нынче и определяется принадлежность к этой загадочной общественной группе. Хочешь увидеть совесть нации? Нажми кнопку на пульте, не ошибешься, — она всем скопом ночует в “ящике”. Так я и сделал.

В студии популярной шоу-программы собрались, кажется, все, кого знает страна. И давай рассуждать о том, хорошо это или нет интеллигентному человеку сосать лапу у власти. Мнения были разные. Но румяные, сытые лица не оставляли сомнений: еще как хорошо!

Какой-то обозреватель, похожий на немытого и пьяного Маркса, излагал некий манифест, придуманный им и его друзьями в ходе очередной журналистской пьянки. Один ехидный политолог заявил, что интеллигент — это тот, кто помогает власти взять власть. А остальные просто давали понять: интеллигент — это я. На чем и разошлась припудренная перед съемками совесть искать место в партийных списках. А народ, все это смотревший, остался наедине со своей латынью: с прострацией в головах, кариесом в зубах и скепсисом в глазах.

* * *

В последние годы в наши головы засело новое понятие — “космические туристы”. Теперь вычеркните третью букву — “с” — и получится очень точный термин для российских политиков, выезжающих за рубеж.

Как мухи над сами знаете чем кружат они над предвоенным Ираком. Некоторые садятся. Потом опять взлетают, и так — без конца.

Последней ласточкой из Москвы стал уважаемый человек — Евгений Максимович Примаков. Он слетал в Багдад с некой тайной миссией. Миссию загадочно комментировали комментаторы. Скорее всего, говорили они, г-н Примаков привез Саддаму Хусейну некое послание от президента Путина. И после этого ситуация вокруг Ирака может коренным образом измениться.

Политологи так раздували щеки и делали такие многозначительные паузы, что невозможно было не рассмеяться. Впрочем, какая страна, такие и аналитики. Ни у кого из них не хватило юмора (а скорее всего смелости) честно сказать: да плевать хотел на нас дорогой товарищ Хусейн. Да и что можем мы предложить Саддаму, который наши крупнейшие нефтяные компании гонит из Ирака без всякого почтения к России, как бомжей от помойки?

Ну представьте, какие новые предложения мог передать Примаков Саддаму от Путина. Выдать-таки тайные склады и лаборатории? Но ведь мы же сами твердим Штатам: чего ищете, ничего запрещенного у Ирака нет! Твердим так уверенно и страстно, будто вместе их создавали, а потом прятали.

Предложить Саддаму держаться до конца против мирового империализма? Но с какой стати? Чем мы можем помочь дорогому диктатору? Разве что матом.

Предложить сдаться Америке, пока не поздно, чтобы не подставлять миллионы людей под бомбы? Да ну! Сие уж вовсе невероятно.

Тогда что же возил иракскому вождю наш известный политик?

Думаю, бутылку водки для храбрости. Больше нечего. Впрочем, кажется, зря старались — дури у Саддама своей хватает.

“Буря в пустыне”, когда почти вся территория Ирака была захвачена за считанные дни, ничему нашего горе-союзника не научила. Он продолжает демонстрировать миру мускулы — любимое занятие политического дистрофика.

А наши политики экспортируют эту паранойю в наши мозги.

О какой третьей мировой войне говорят нам уже долгие месяцы? Вспомните 1990 год. Иракские ВВС и ПВО были уничтожены американцами за считанные часы. Доблестные солдаты Саддама сдавались янки даже не полками — дивизиями. Помню репортажи из лагерей иракских военнопленных. Тысячи армейских палаток в пустыне. Довольные арабы моются в американском душе, получают гамбургеры, кока-колу и “Мальборо”. Наверное, эти пленные до сих пор рассказывают родным, что никогда так сытно не ели...

Что изменилось с тех пор? Разве что армия стала еще слабее, а голодному народу еще больше надоел сытый вождь с его роскошью и дворцами.

Да американцы победят Ирак просто тем, что дадут народу еды. А дальше все будет, как нынче в Афганистане. Только еще проще — арабы не дикие пуштуны. У них на первом месте лавка, огород, кофе, а не перспектива стать партизаном.

Но такие мысли вряд ли накануне выборов потешат настроенную против Америки российскую публику. Поэтому их и не высказывают.

Как подается нам сотрудничество России и Франции в деле предотвращения войны в Ираке? А вот как. Два голубя мира отчаянно борются против звездно-полосатого ястреба. Какие цели у ястреба? Передел сфер влияния, власть над миром и нефть. Какие у голубей? Спасти иракский народ от бомб, спасти мир во всем мире.

Да полно вам! Насчет власти — этого у Америки не отнять. И, кстати, власть Америки, судя по благополучию и свободе ее граждан, не худшая в мире. Но нефти-то у нее и сейчас по всей земле столько, что хватит минимум лет на триста. А вот у Франции и России как раз есть очень конкретные и совсем не романтические причины для беспокойства.

Сейчас именно французские компании имеют наиболее перспективные позиции в Ираке. А после войны придется конкурировать со Штатами и не только. Для России же главная радость от сохранения друга Саддама у власти — то, что удастся еще хоть немного оттянуть страшное время падения цен на нефть. Потому что откроется Ирак для мирового рынка, упадут цены — и всему экономическому росту России придет конец. Не будет даже нынешних мифических 5—7 процентов. И бюджет, из которого повышаются пенсии и зарплаты, мгновенно превратится в пшик. А там и до нового дефолта рукой подать.

Ирак без Саддама нашим властям невыгоден. Но, видно, никуда уж не денешься. Все понимают: Америку не остановить. И российским политикам приходится повторять героические подвиги Моськи. Это незначительное в мировых масштабах животное внутри страны выглядит собакой Баскервилей. А приглядеться получше — и вовсе натуральный медведь. И все опять в конечном итоге сводится к выборам.

* * *

И напоследок — еще немного о мальчиках. Страну облетели две новости на ребячью тему. Первая пришла из Питера, где выяснилось, что будущие российские воины пока проводят учения друг на друге. Юные будановцы уже не только по-взрослому избивают сослуживцев, но и в случае надобности по-товарищески насилуют.

А вторая новость — московская. Молодая поросль партии “Медведь” объявила об основании движения добрых АСов — новых русских тимуровцев. Малыши-крепыши отныне будут, как в старые добрые времена, ходить по домам старушек и оказывать им посильную помощь.

Это дело хорошее. Но учитывая, что времена нынче новые и недобрые, я бы поостерегся. Как бы у этих тимуровцев со старушками чего плохого не вышло.



    Партнеры