Ах, “Эрмитаж”ах,“Эрмитаж”!

16 марта 2003 в 00:00, просмотров: 239

Старый сыщик стоял в своем кабинете на Петровке, 38, и задумчиво глядел в окно. Там, через дорогу, в саду “Эрмитаж”, народ шумно, с хороводами и блинами, провожал зиму.

Старый сыщик давно уже проверенным дедуктивным методом вывел: “Провожай не провожай — все равно вернется…” Однако поймал себя на том, что, глядя на все это безобразие, невольно улыбается: “Ах, черт, все-таки молодец Абрамов!” — подумал он о директоре сада.


Особенно нравились ему абрамовские голуби. Частенько наблюдал он, как белыми зигзагами прорезают они тугой столичный смог. “Надо ж, чего удумали — голубятню в центре Москвы!” — снова улыбнулся он. Старый сыщик когда-то сам был голубятником и до сих пор по полету мог определить породу птицы.

“Эх, были времена!” — азартно поскреб он седой висок и, скрипнув креслом, пустился в воспоминания.

Из какого-то фильма вроде, но хорошо сказано: “Чтобы стать генеральшей, надо выйти замуж за лейтенанта”. Свою генеральшу он встретил здесь же, в саду “Эрмитаж”, действительно молоденьким лейтенантом. В те времена, казалось, вся Москва встречается в саду “Эрмитаж” и гуляет ночи напролет по уютным аллеям.

По утрам — опять оживление. Ровно в восемь включались в кафешке автоматы — лениво выцеживая из металлического нутра порции вина или коньяка. Рядом жарились цыплята табака. Настоящие, в табачных листьях.

А по рассказам старших коллег сыщик знал, что выступали на площадках сада и Шаляпин, и Вяльцева. Позже — Утесов. Местным театром руководил Сергей Эйзенштейн. Даже изобретение братьев Люмьер, синематограф, москвичи впервые увидели здесь. А в 44-м единственная новогодняя елка на улицах Москвы зажгла свои огни именно в саду “Эрмитаж”. Да что говорить: первый концерт, посвященный Дню милиции, состоялся тут же.

Были времена, когда их, знаменитых сыскарей, узнавали на улице, как актеров кино.

“А может, все еще вернется?..” — пронеслась шальная мысль в голове старого сыщика.

И тут, словно в ответ, зазвонил телефон. В трубке послышался до боли родной голос генеральши. “Нет, — сказал он. — Лучше ты сюда приезжай... Я абсолютно серьезно”.

Он вернул трубку на аппарат, поднялся с кресла и вновь подошел к окну. Там, в саду за дорогой, толпа с улюлюканьем сжигала соломенное чучело зимы.




Партнеры