Главное - выжать

23 марта 2003 в 00:00, просмотров: 384

Никогда не думала, что деньги можно зарабатывать таким способом. Ой, что вы?! Я не о первой древнейшей. Практика “развода” толстосумов на деньги в ночных клубах Москвы, называющаяся непонятным словом “консумация”, — дело сегодня совершенно обычное. Доход приносит неплохой. Давайте обо всем по порядку...

Однажды представители одного модельно—продюсерского агентства пригласили меня на какие-то съемки. Назначили встречу. Клуб оказался ничего так. Ресторанчик с шестом для стриптиза, кабинка с прозрачными шторками, ряд безликих комнатушек...

Вместо съемок предложили “развод”. Суть работы в том, чтобы зашедшего на огонек клиента охмурить, а затем выжать из него как можно больше денег, заказав кучу всяких напитков, десертов и прочих вкусностей. Задача на первый взгляд нетрудная, но даже здесь есть некие правила, соблюдать которые строго обязательно.

Во-первых, к клиенту нельзя приближаться, пока он себе что-нибудь не заказал. Нередки случаи, когда зашедшего в стрип-бар посетителя девушки начинали словесно “разводить” до того, как из его толстого бумажника появлялась первая купюра. Клиент буквально пугался и моментально покидал заведение.

Во-вторых, на одну душу населения мужского пола положено не больше двух представительниц женского. Возникло данное правило не так давно. Просто несметное количество девушек, одновременно приземляющихся за стол одинокого мачо и озадачивающих его своими маленькими слабостями (например, коктейльчиками за 50 долларов), напрочь отбивает у клиента охоту появляться в баре в следующий раз.

* * *

Вот уже полчаса, как, сидя на высоком стуле у бара, я болтаю ногами, попиваю халявный чаек. А клиентуры все нет и нет! Хотя в баре, конечно, присутствуют мужчины, но у представителей данной национальности есть свое “кодовое” название — китайцы. Отличительной их чертой является величайшая жадность. Китайцы если и дают чаевые танцующим девушкам-стриптизершам, то максимум по 50 рублей в одни руки. О том, чтобы угостить коктейлем или соком, даже речи не идет. По-русски они как бы не понимают. За исключением случаев, когда им предлагают за 50 долларов проследовать в VIP-кабинку.

Кажется, горизонт посветлел — троица бравых парней, озираясь по сторонам, присаживается поближе к шесту. Подбегающий официант учтиво подсовывает любителям обнаженного женского пола меню. Есть! Заказ сделан. Теперь лишь бы не упустить “добычу”.

Черт! Так я и знала! Оттанцевавшие стриптизерши уже что-то шепчут им на ушко. И наверняка что-то заманчиво-похотливое. Мужички подобрели, ну прямо расцвели! Характерное щелканье пальцами — и коктейль с заманчивым названием “Поцелуй голубого тигра” за тысячу рубликов оказывается в руках у стриптизерш.

— Да ты не парься, с них все равно много не срубишь, — моя соседка в костюме Евы (прозрачная накидка с лепесточками в необходимых местах) экстравагантно закуривает сигарету.

Ева (настоящее имя Наташа) — прожженная консуматорша-стриптизерша и девушка по выезду одновременно. Как правило, все, кто работает в должности консуматорши, подрабатывают стриптизом прямо на работе либо выезжают с клиентом за определенную сумму, потому что по местным меркам на одном “разводе” много не заработаешь. Кстати, средний гонорар консуматорши составляет 50—100 у.е. за вечер.

Пока ждем следующих клиентов, Ева рассказывает байку. Как к ним периодически наведывается неказистый мужичонка, похожий на депутата Госдумы, собирает вокруг себя с десяток девчонок, кормит-поит, после чего отвозит к себе на дачу. Забавляется, как правило, с одной, а остальные просто тусуются. Деньги же за выезд все получают одинаково.

Впрочем, ублажают клиентуру и в клубных VIP-кабинках. Прямо не отходя от кассы. Заказчику аренда кабины обходится от 500 до 1000 рублей в час плюс оплата непосредственно “работы”. Таким образом, одно посещение комнатки выливается приблизительно в 50—200$. Свыше 500 долларов платят крайне редко.

“Только бы не проворонить!” — слушаю одним ухом сплетни Евы, а в голове созревает план по захвату следующего клиента. Новый посетитель грузно приземляется за ближайший ко мне столик.

* * *

Мужички, скажу я вам, пошли наивные, как дети. Лапши им на уши навешать — пара пустяков. Я “своему” наговорила, что недавно приехала из-за границы. Что врач прописал есть только фрукты. Исключительно килограммами. А посему могу скушать чуть ли не целую вазу ассорти из яблок, апельсинов, бананов и всего такого прочего. Стоит сие удовольствие тысячу рублей. Еще люблю мороженое. Просто таю при виде лакомства не хуже самого продукта. И коктейли потребляю исключительно на основе натуральных соков. Как раз такие, что в третьей строке меню прописаны (по 1700 рублей за бокал).

Вместо коктейля мне наливают разведенный сок. В бокале за 2500 рупчиков вместо коньяка плещется несладкий чай. Мороженому по 700 целковых красная цена от силы червонец. Все правильно. А с чего, вы думаете, проценты за “развод” идут? Как раз с разницы за “фальшивость” напитков. Все, что недолито и недоложено, и составляет доход консуматорши. В среднем — 50% от того, что указано в стоимости. Это-то и есть один из главных секретов консумационного бизнеса!

* * *

После четвертого коктейля в желудке начинает подозрительно бурлить. После третьей порции мороженого понимаю, что завтра не смогу выйти на работу по причине “производственной травмы горла”. А мужичонка — как новенький.

Ближе к двум ночи клиент доверительно сообщает: “Я в полном расцвете сил. Не угодно ли проследовать в номера?”

Что ж, значит, пора давать деру. Набрав в легкие воздуха, заявляю, что мы ни о чем “таком” не договаривались. Я девушка порядочная и не могу выслушивать столь непристойные предложения. Покидаю столик и ухожу с гордо поднятой головой.

— Ну ты и выдала номер! — восторженно качает головой Ева. — У него такое лицо сделалось... Он только и мог что как рыба беззвучно открывать и закрывать рот.

— Это еще что! — смеется еще одна консуматорша. — Когда ему счет принесли, он с горя еще бутылку водки заказал и выпил, закусывая собственными бакенбардами!

* * *

Рабочая ночь подходит к концу. До закрытия бара остается час.

Вспоминаю, как после первого клиента охмурила еще двоих — немцами оказались. Хорошо, говорили по-английски. Я его в школе изучала. Кажется, они меня на сцену просили выйти, стриптиз исполнить. За танец 200 “зеленых” обещали. Но честь журналистская дороже. Я им наболтала, что танцевать не танцую, а вот “Подмосковные вечера” или “Калинку-малинку” на раз-два а капелла исполню. Удивительно, немцы на “Катюшу” согласились. Спела. 50 долларов за три минуты “работы” на дороге не валяются. Коллеги по “бизнесу” так и не въехали, как я за столь ничтожный срок такие денежки срубила.

Итак, 50% с “Поцелуя на закате”, столько же с “Места под солнцем”, еще по трети с четырех порций коньяка... Продвигаясь к кассе, медленно подсчитываю собственный баланс.

— Вот твои 4300. Молодец, мы так и подумали, что опыт имеешь — менеджер Галина вручает заработанную сумму. — Завтра не опаздывай, из посольства какого-то приедут. Ты у нас образованная, с языком... Поняла?

Да, поняла. Морально-нравственные нормы здесь не действуют. Порядочные девочки-цветочки студенческого возраста и даже молодые мамы через пару недель начинают спокойно рассуждать о том, как хорошо “работает” на выездах та и как стремно провела неделю другая, ни разу не переспавшая за деньги, а только “разводящая” в клубе на бабки.

Поняла и то, что сюда я больше ни ногой. А то еще на какую знакомую личность из мира культуры налетишь (одну такую в стриптиз-баре с горящими глазами заприметила), так объясняйся потом: “зачем?”, “почему?” и “какими судьбами?”.

А деньги, вы не думайте, потратила с умом. Заболевшему сынуле подруги накупила кучу игрушек, фруктов и лекарства нужные. Пусть поправляется.



Партнеры