Фемида в разрезе

23 марта 2003 в 00:00, просмотров: 565

Один вид “Матросской Тишины”, где очень долго шел процесс по делу Холодова, вызывает у меня отвращение. Но эпопея гражданина Дюльгера, исчезнувшего из камеры, заставила вспомнить об этом СИЗО. И снова подумать о нашей следственно-судебной системе.

Вот же судьба у Дюльгера нелепая! Стащил из магазина курицу, котлеты и пельмени. Получил два с половиной года. Продул сокамерникам в карты. За долг пригрозили “опустить” всей хатой — а это сорок мужиков (в камере на тридцать коек, между прочим). Конечно, и на крайние меры решишься — сховаться в куче мусора, три дня ходить под себя и грызть сухари...

Полагаю, что следователям раскрыть кражу курятины и котлет было очень легко. Дюльгер ведь не киллер и не хакер. Отъел небось куриную ногу, выпил чекушку да рядом с местом преступления и захрапел.

Бесплатный адвокат особо в суде не утруждался. Ну, котлеты, ну, трудное детство, ну, среда заела клиента — речи а-ля Плевако на этом не построишь.

Судья показал себя очень принципиальным. На него никто не давил, “сверху” не звонил, борзых щенков не подносил. Какие ж борзые щенки — да за беспризорного Дюльгера! Поэтому можно было все решить по правде, по закону. И Дюльгер, конечно, сел.

Дюльгеры, взламывающие пивные ларьки. Убивающие друг друга по пьяни, а потом, с похмелья, удивляющиеся: как же это вышло?! Или их жены, которые грудных детей неделю не покормят — и те умирают... Вот с этим контингентом у нас полный порядок — и ловят их быстро, и сажать просто.

* * *

Но, предположим, преступление совершил не Дюльгер, а птица покрупнее. Член какой-нибудь организованной преступной группировки, ОПГ. Не по пьяни, а в здравом уме и твердой памяти замочил конкурентов.

Здесь картинка радикально меняется. Во-первых, убийцу еще надо поймать — а у него технология отступления налажена, он рядом с трупом, пистолет в руке, не заснет... Но даже если следователи чудом найдут концы и чудом соберут кой-какие доказательства, то семь раз отмерят: а можно ли трогать эту ОПГ? А ОПГ сама следователей не тронет ли? Может, она с начальством в хороших, теплых отношениях — не с правоохранительным, так с депутатским или губернаторским?

А коли взятку предложат солидную за развал дела, тут отмерят не семь, все двадцать раз. Недавно генпрокурор Устинов привел интересные данные: следователи МВД “работают на корзину — в суд направляется лишь четверть ведущихся уголовных дел”. Оставшиеся три четверти, выходит, — слишком тонкая материя...

* * *

Птица покрупнее Дюльгера в состоянии нанять адвокатов. Не самых дорогих, но все-таки получающих больше, чем следователи. В адвокаты идти, может, и зазорнее, зато выгодней.

Та часть адвокатской среды, что плодотворно сотрудничает с ОПГ, аккумулирует самых беспринципных и наглых господ. Их методы работы вовсе не похожи на те, что мы видим в американских фильмах: кропотливый разбор документов, поиски прецедента, умопостроения а-ля Шерлок Холмс... Мысль работает в одном направлении: как нейтрализовать (запугать, подкупить и так далее) ненужных свидетелей; что и почем должны сказать нужные; борзых щенков какой породы предложить прокурору, каких — экспертам, каких — судье. Методы в нашей стране очень надежные.

Возьмем, к примеру, экспертов. Некоторых на процесс по делу об убийстве Димы Холодова, помню, приглашали адвокаты подсудимых. Очень нежно с этими экспертами общались, катали на своей машине... Неужели бы нежничали и катали, если б результат экспертизы обещал стать неблагоприятным для адвокатских клиентов?!

Короче говоря, на каждый адвокатский заказ непременно найдется свой эксперт, который в лучшем виде заказной вывод обоснует и подтвердит. Поступать по совести такие мудрые специалисты могут только на делах дюльгеров, либо оценивая события давно минувших дней: Николаю Второму принадлежал череп или нет? Написал ли Шолохов “Тихий Дон”? Вопросы важные, конечно...

* * *

Сейчас в России вводится новшество: суды присяжных. Они могут решать и судьбу нашего воображаемого члена ОПГ. То-то славная выйдет история! Господа адвокаты или просто друзья подсудимого нанесут присяжным визиты, поговорят по душам. На кого-то и цыкнуть достаточно. Кому-то придется показать ножик и рассказать, что за красивые узоры вырежут ему на теле, если приговор окажется плохим. Кому-то отстегнут круглую сумму.

И приговор, без сомнения, будет просто прелестным. Ура демократии!

* * *

Самую элитную категорию преступников — ворье госмасштаба да крутых авторитетов — правоохранители вообще не тронут пальцем, если нет благословения свыше. Пусть накоплены груды компромата, который так и просится в уголовное дело, — не тронут, и всё. Другое дело, когда с Самого Верха раздастся команда “фас” (а это бывает очень редко). И без особого компромата посадят, и Генри Резник не спасет.

Иногда на Самом Верху, правда, идут на попятный и говорят: “Выпускайте птичку на свободу”. И летит птичка, получивши девять лет условно... Мне кажется, это просто новый вид рэкета: раньше не хотел зарвавшийся гражданин делиться с Самым Верхом, зато перед перспективой приговора готов вытащить из офшоров последний цент. Вот и меняются: он им — то, что в офшорах, они ему — девять условно вместо полновесных девяти.

Порой на Самом Верху случаются метания по поводу политически значимых дел. Яркий пример — дело Буданова. Вроде уже решили, что полковника надо признать невменяемым. Но скоро в Чечне референдум, выборы и прочая конституция, не дай бог и без того злой народ еще сильнее озлобится... Пометались и пришли к выводу: пусть суд в другом составе рассмотрит будановское дело еще раз, сначала. А там, глядишь, пройдет время, и можно будет вернуться к прежнему решению.

Со стороны были очень хорошо видны веревочки, за которые дергали судей на будановском деле. Эти веревочки даже не особо трудились прятать...

* * *

Примерно такой я представляю себе нашу Фемиду в разрезе.

Власть всё пытается ее организм совершенствовать, но очень странным образом.

Поменяли Уголовный кодекс — опера да прокуроры стонут: теперь бандюкам вообще полное раздолье. Зато адвокаты пьют шампанское.

На днях Путин решил, что пора еще немножко смягчить УК. Например, за экономические преступления будут в основном штрафы. Никакой конфискации имущества — штрафа вполне хватит. Между прочим, генпрокурор Устинов заявил: по данным международных экспертов, наши чиновники за год получили в виде взяток 16 миллиардов долларов. Потеряв последний страх, чиновники, наверное, эту сумму удвоят.

Еще Кремль предлагает дать поблажки разным мелким преступникам. Если новшества одобрит парламент (а кто ж не одобрит президента), то из тюрем выйдут тысячи дюльгеров. Наверное, тогда в тюрьмах вообще никого не останется. Там наконец можно будет сделать ремонт, поставить новые параши и за умеренную плату прятать приличных людей от преступников и негодяев, а то на свободе от них житья совсем не стало.



    Партнеры