Беспечный ездок

30 марта 2003 в 00:00, просмотров: 266

Что я про него знал? У него известная фамилия и собственная квартира с иномаркой в придачу. Он снимался в кино, а сейчас учится в престижном вузе. Ну и какие выводы? Отправляясь на встречу с сыном известного кинодраматурга и светского льва Виктора Мережко, я представлял его эдаким прилизанным мальчиком-мажором, который днем учится в институте, а по ночам водит девочек по клубам. Заприметив в условленном месте его белую “Ауди”, я открываю дверцу и перестаю верить собственным глазам. 21-летний Ваня Мережко оказался патлатым, бородатым парнем, наряженным в драные джинсы.


— Квартиру, машину — тебе отец купил?

— Конечно. Я пока могу купить только литые диски и руль. Всю машину пока не потяну. Это же бабки большие очень.

— То есть денег пока много не зарабатываешь. Но хоть чем-нибудь в свои двадцать с небольшим готов похвастать?

— Музыкантом стал. Сначала, конечно, из-под палки. Маленький был, лет семь. Сказали: мол, все, завтра придет педагог по фортепьяно. Я истерику устроил: “Какого черта, меня же никто не спрашивал, чего я хочу!” А через несколько, представляешь, лет увлекся хэви-металом. Выпрашивал у папы настоящую электрогитару. До сих пор ее храню. Битая-перебитая, конечно, но все же первый инструмент. Потом уже сам учил ребят на гитаре играть. Просто по приколу, вместо того, чтобы жрать пиво и пялиться в ящик. Кого бесплатно учил, кого за деньги.

— Так зарабатываешь на жизнь?

— Ты что, этим не заработаешь. Я вот сяду за баранку и за шесть часов верняк штуку сделаю.

— Занимаешься извозом?!

— А чего такого? Многие думают, что Виктор Иванович открывает лопатник, отвешивает сантиметров восемь купюр... Не-не, Виктору Ивановичу сложно объяснить, что 50 рублей на завтрак — это уже деньги немножко не те... Конечно, я не постоянно выезжаю “бомбить”. Когда нужда заставит. Бабла совсем нету, например, а бензина полный бак. Что ж, я буду продавать бензин из бака? Ну, соответственно, сел, врубил музыку, несколько часов поездил — и денежки появились. По приколу. Некоторые, конечно, пугаются ко мне садиться. Привыкли ездить на “жигуленке” под блатняк всякий. А тут — белый кожаный салон, сидит какой-то непонятный чел, волосатый и с цепями. Конечно, пугаются. Или жизни учить начинают. Подсаживается такой в спортивных штанах и в коже и давай: “Че ты не подстрижешься, как правильный пацан? Че ты, как баба, с сережками ходишь?..”

— Отец нормально относится к такому заработку?

— Так он и сказал, когда еще первую машину мне купил: “Смотри, у тебя теперь машина, “права”. А у папы лопатник не вечный. Давай, родной, подрабатывай”.

— Если не ошибаюсь, учишься в ГИТИСе?

— Учился. Ушел в конце первого курса, года три назад. Это я сначала думал продолжить семейную традицию. Вот и пошел в ГИТИС. Раза с пятого только поступил.

— Не твое, значит...

— Конечно, не мое. Тут надо быть просто помешанным на профессии. А нас порой держали до двух ночи в институте. Время — начало первого, а нам говорят: “Так, ребята, у нас еще пять этюдов”. Нет, для этого надо быть фанатом конкретным.

— В 10 лет ты снялся в картине “Рэкет” по сценарию отца...

— Все было здорово. Питер, где снимался фильм, удалось реально посмотреть. А вообще, меня манила только одна перспектива: меня по сценарию должны были похищать бандиты. Я как настоящий ребенок думал: “Вот, сейчас мне выдадут пистолет, я буду стрелять, драться обязательно”. Нет, ни фига. Я ради этого жил, а потом выяснилось, что и не будет ничего. “Значит, так: сцена — ты спишь, сцена — тебя встречают из школы...” Дядя говорит — я делаю. Мутота какая-то. Вот я и обломался.

— А как на музыкальном фронте?

— Да, играл в нескольких группах: металл, блюз-рок. Одно время выступали на байк-слетах, в клубах. Но перспективы никакой — полторы тысячи рублей на четверых. Все! Сейчас с последней командой непонятно что происходит. Больная немножко для меня тема, потому что народ не звонит, не появляется. Я инструмент в руки не брал больше месяца. Только отошел, в больнице Боткинской провалялся полторы недели...

— Что случилось?

— Ну, я упал задницей об асфальт. И локоть себе раздробил. Шов здоровенный, гипс только снял. Зато девочкам можно “вешать”, что в Коптеве поножовщина была с пацанами...

— Кстати, о девочках. Слышал, у тебя дома чуть ли не каждую ночь развеселая тусовка собирается?

— У меня тусняк в правильном смысле слова. Не то что набегает дикая куча народа, все нажираются бензиновой водкой за 29 рублей, а потом начинают блевать на ковры. Никаких девок и разбросанных по углам презервативов. Это раньше, лет в семнадцать, круто было сказать: “Пять баб за сегодняшний день, одна другой не знает!” Нет, я прошел этот этап. Сейчас именно друзья собираются. Все тихо-мирно. В картишки режемся, пивко потягиваем и слушаем хороший такой техасский блюз. Однажды только, классе в девятом, помню, “скушал” я девять бутылок 9-й “Балтики”. До сих пор ее видеть не могу! Посреди ночи взяли гитары и стали орать на весь дом все, что помнили на английском... Соседи смекнули, что сюда звонить бесполезно, — дернули отца. Тогда он вмешался довольно резко. Сам не помню — он мне потом рассказывал. “Захожу, — говорит, — дичайший запах перегара и абсолютно зеленый Ваня: “Да, пап, я в школу собираюсь” — и падает куда-то”. Он меня быстро в ванную. День потом со мной не разговаривал...

Батя у меня, конечно, потрясающий. Если что не так — просекает моментально. Это сейчас он смирился с тем, что я такой. Только говорит: “Стригись, подрезать волосы уже пора, бороду побрить. Что ты как лесничий ходишь?!” В детстве было хуже. В школе же и дрались без конца, в милицию попадали, чего только не вытворяли. А папа... Ваня в школе умывальник сломал — по голове, у Вани двойка — снова по голове.

— Он тебя бил?!

— Нет, никогда. Может, зря? Пару раз врезал — и свободен... Нет, он меня по голове морально лупцевал, так скажем.

— Ваня, как отец сегодня видит твое будущее?

— Не в кино и не в музыке. Второй Децл семье не нужен. Ну чего, я покрашу волосы в зеленый цвет и буду кричать: “Йоу, ребята, камон!”? Да меня тухлыми помидорами закидают! Мне надо?! Мне популярность по барабану. Новомодным девчонкам не нравлюсь? Да плевать! И не надо на меня смотреть — дескать, фу, какой кретин, я бы с ним никогда и ни за что. Ради бога, я не заставляю... У меня в планах начать свое дело, открыть автосервис. Еще года четыре назад впервые лично перебрал ходовую своей машины. Папа уехал, денег не было абсолютно, а машина стучала и гремела — вот-вот копыта откинет. Пришлось самому ковыряться. Развинтили все гайки, угробили, конечно, полходовой. Зато разобрался.

— Значит, мечтаешь об автосервисе. Папа оплатит мечту?

— Надеюсь. Нужен ведь для старта какой-то капитал. Со временем обязательно верну ему эти деньги. Но автосервис пока только в планах...



Партнеры