Клюшка мешает Cаксу

6 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 292

Когда Алексей Ковалев выиграл февральскую гонку чемпионов “МК”, в глубине души я даже порадовалась. Пообщаться с человеком, игровой уровень которого выше собственного оценил даже знаменитый Марио Лемье, хотелось необыкновенно. К тому же российский легионер на удивление стойко переносил трансферные передряги, умудряясь при этом по возможности помогать своей бывшей команде “Питтсбург”, откуда ушел тихо и без скандала. Что, впрочем, вызывает некоторую долю скептицизма... Впрочем, хоккеистом, который в свободное от работы время увлекается игрой на саксофоне и гольфом, наверное, интересуюсь не только я.


— Алексей, уже привыкли к новой команде?

— Мне особо не нужно было привыкать. Все-таки я достаточно долго играл здесь и выиграл Кубок Стэнли. Конечно, игроков уже не так много осталось, но зато сохранился тот же обслуживающий персонал. Так что я фактически вернулся в родной клуб.

— Боюсь, что как раз уровень несколько другой?

— Уровень действительно другой. Но здесь много хороших игроков, с которыми надо всего лишь найти общий язык во время игры.

— То есть неудачи “Рейнджерса” вы видите в несогласованности на льду?

— Ну да. Я же говорю, хоккеисты неплохие, просто необходимо правильно составить линию. По крайней мере, с тех пор как я пришел сюда, в принципе мы хорошо играем.

— Вы попадаете в плей-офф?

— Осталось еще четыре игры, и тогда все станет ясно. Но шансы есть.

— Ваше руководство на поражение как реагирует?

— Не могу вам сказать, потому что никогда этих людей не видел. И вообще я никакого отношения к ним не имею.

— Говорят, не очень тепло расстались с Марио Лемье...

— Где говорят? В России? Ну, вы знаете, в России стоит только не дать интервью — и эти люди начинает все писать по-своему. Причем, как правило, что-нибудь негативное. На самом деле у меня были и остаются очень хорошие отношение с Лемье. Естественно, он жалел, что я ухожу. Очень уж хотел меня в “Питтсбурге” видеть, но финансовые проблемы многое решают, поэтому пришлось расстаться. Но мы нормально попрощались.

— Как относитесь к тому, что “Супер Марио” оценивает ваш уровень выше, чем свой?

— Да? Это всегда приятно слышать, тем более играя с такими хоккеистами в одной команде. Но я сам о себе так не думаю...

— В “Рейнджерсе” сейчас две “звезды” — вы и Павел Буре. Ваши отношения строятся на конкуренции или сотрудничестве?

— Мы никогда не были конкурентами. Когда делаешь одно дело, не до заслуг и регалий — просто играешь. За одну команду. Так же и у нас с Павлом.

— Скоро начнется чемпионат мира по хоккею. Как смотрите на сотрудничество со сборной России?

— Пока не могу сказать ничего определенного. Во-первых, еще непонятно, попадаем мы в плей-офф или нет. Во-вторых, в этом году у меня были небольшие проблемы с коленом, на котором делали уже несколько операций. Так что многое зависит от состояния ноги.

— Разговоры предварительные с вами были?

— Были, но я сказал то же самое, что сейчас говорю вам.

— Ну а вообще, если в будущем году будет локаут, приедете в Россию?

— Я не знаю, чем буду заниматься этим летом, а вы уже вон как далеко заглядываете!..

— В Нью-Йорке где живете?

— У меня остался дом, после того, как я уехал из “Рейнджерса”. Сейчас снова в него вернулся.

— Как обстановка в городе?

— Устраивают много демонстраций, но проблем они не создают. У людей подчас одинаковая реакция против войны.

— Сложившаяся ситуация сказывается на хоккее?

— В некоторых городах болельщики боятся приходить на матчи — мало ли что. Очень много секьюрити появилось. Но в принципе на нашу игру по-прежнему приходят около 18 тысяч человек.

— А что за команда такая в знак протеста против действий Джорджа Буша не выйдет на лед?..

— Впервые слышу. Такое просто невозможно. Во-первых, это — огромные убытки, а во-вторых, не разрешит НХЛовское руководство. Я даже не знаю, что может такого произойти, из-за чего команда откажется играть.

— Вы продолжаете играть в гольф?

— Да.

— Один?

— У меня много американских друзей, которые и выступают моими соперниками.

— Не подумываете перейти из хоккея в гольф?

— Идея такая была, но говорить о ней еще рано. Дай бог еще лет десять поиграть на льду. А вот по окончании хоккейной карьеры всегда можно придумать, чем заниматься вместо того, чтобы сидеть дома. Если все будет хорошо, то почему бы и на траву не перейти? Правда, я сомневаюсь, что можно стать профессионалом в сорок лет, но попытаться не мешает.

— А как обстоят дела еще с одним увлечением — саксофоном?

— Года два его в руки не брал. Времени не было. В ближайшие дни хочу выделить несколько минут...




Партнеры