За нас, за вас и за сеанс!

11 мая 2003 в 00:00, просмотров: 759

Сколько лет существует “МК-Воскресник”, столько и печатает в нем свои веселые шахматные истории Евгений Гик. А накапливаясь, эти истории имеют у него свойство дружно объединяться...

Первый сборник Гика такого сорта назывался “100 веселых историй”, а последний - “Полтыщи...”.

И вот к юбилею писателя — 10 мая Евгению исполнилось 60 лет — на прилавках появилась его новая книга, уже “1000 веселых историй”.

В общей сложности это будет 133-я книга обозревателя “МК”. Поздравляя юбиляра, мы желаем ему крепкого здоровья и новых рекордов — к следующему юбилею стать миллионером, то есть выпустить “Миллион веселых шахматных историй”.

Даже великий Пеле вряд ли в одиночку справился бы, например, с московским “Спартаком”. Не устоял бы и Владимир Кличко, если бы на ринг против него вышел сразу десяток боксеров. Из всех видов спорта только в шахматах один человек в состоянии сражаться и обыгрывать одновременно двадцать, тридцать, а то и большее число противников. Речь, конечно, идет о сеансе одновременной игры.

В таких сеансах установлено множество любопытных рекордов. Так, гроссмейстер Властимил Горт в 1977 году в Рейкьявике провел сеанс на 550 досках. После 24 часов игры на его счету было 477 побед, 63 ничьи и всего 10 поражений. Между столиками он прошел 35 километров, сбросив 4 килограмма веса. После каждого часа игры делалась пятиминутная пауза, и за все время Горт выпил 20 литров различных соков. Этот сеанс занял достойное место в Книге рекордов Гиннесса.

* * *

Что касается результативности в сеансах-монстрах, то здесь рекорд принадлежит Хосе Раулю Капабланке: в 1922 году в Кливленде он сыграл одновременно 103 партии, из которых 102 выиграл и всего одну свел вничью. Кстати, Капабланке принадлежит и другой рекорд — в течение 40 лет он провел 491 сеанс, сыграв в них 13 545 партий и набрав более 90% очков.

* * *

Сеансы против любителей нередко заканчиваются стопроцентной победой мастера или гроссмейстера. Впрочем, Гарри Каспаров в сеансах с часами умудряется побеждать с разгромным счетом даже сборные стран, причем не африканских, а вполне шахматных, например Израиль, Германию или Швейцарию. Против него играют 6 или 8 гроссмейстеров, и мало кому удается сделать хотя бы ничью.

* * *

В конце 2002 года на Кубе был установлен мировой рекорд в области массовых шахматных мероприятий. В гигантском сеансе на площади Революции в Гаване против 550 гроссмейстеров, мастеров и просто сильных шахматистов сражались 11 000 любителей. Предыдущее достижение принадлежало Мехико — 10 007 участников. В лучших традициях социалистического соревнования кубинцы вышли на шахматный субботник и побили этот рекорд. Сам Фидель Кастро сел за доску и около часа сражался с известным кубинским гроссмейстером Сильвино Гарсиа.

* * *

Среди необычных сеансов выделяются два сеанса Алехина и Капабланки. Первый играл на 50 досках, за каждой из которых сидели... 4 шахматиста-консультанта (Нью-Йорк, 1932; результат +30, - 6, =14), а второй — на 66 досках, по 5 консультантов за доской (Гавана, 1932; +46, - 4, =16). Не ясно, правда, помогают ли в таком количестве консультанты друг другу или мешают...

* * *

Иногда сеансер “дарит” своим соперникам одну-две ничьи, особенно если играют девушки. В одном из сеансов Капабланки участвовала юная Валентина Токарская, впоследствии знаменитая актриса Театра сатиры. Девушка была чемпионкой Дворца пионеров и хотела испытать свои силы против чемпиона мира. Однако у нее ничего не вышло: когда Капабланка увидел, какая красавица с ним играет, он сразу же положил своего короля на бок и шепотом произнес: “Сдаюсь”. Все остальные партии Капабланка выиграл.

% % %

Но есть и принципиальные гроссмейстеры, например Виктор Корчной. Однажды он давал сеанс одновременной игры в шахматном клубе города Сараево.

— Не согласитесь ли вы на ничью с директором нашего клуба? — спросили его организаторы. — Он будет счастлив.

Однако Корчной был непреклонен:

— Я могу выдать товарищу директору справку, что он играет в силу гроссмейстера, но на ничью без игры никогда не соглашусь!

Сеанс закончился со счетом 20:0 в пользу Корчного.

* * *

Любопытный случай произошел в Москве в 1951 году. Чемпион Англии международный мастер Роберт Вейд провел сеанс на 30 досках во Дворце пионеров. Газеты всего мира сообщили о результате сеанса как о своеобразном рекорде. Десять партий англичанин свел вничью, а остальные двадцать... проиграл. Но гость не потерял чувства юмора и, потерпев фиаско, заметил: “Если бы любой из этих пионеров давал сеанс против тридцати Вейдов, то счет был бы гораздо лучше”.

* * *

Сильные шахматисты имеют хорошую память и часто помнят не только свои турнирные партии, но и сыгранные в сеансах одновременной игры. Вот уникальный случай такого сорта.

Однажды гроссмейстер Найдорф сделал в турнире ничью с Алехиным. “Поздравлю вас, молодой человек, — протянул ему руку Алехин, — теперь вы можете гордиться почетной ничьей с чемпионом мира”. “Извините, но счет наших встреч 1,5:0,5 в мою пользу”, — улыбнулся Мигель. “Что за шутки?” — удивился шахматный король. “Да, да, в 20-е годы вы проиграли мне в сеансе одновременной игры в Варшаве”. “Этого не может быть, вы ошиблись, — твердо сказал Алехин, — я помню в лицо всех шахматистов, которые когда-либо выигрывали у меня, в том числе и в сеансах одновременной игры”. “Разрешите напомнить вам обстоятельства, при которых это произошло, — сказал Найдорф. — В сеансе было запланировано 25 досок, но вас попросили допустить еще двух подростков, жаждущих сразиться с такой знаменитостью. Однако число 25 было оговорено заранее, и вы сначала отказались. Когда вас упрекнули, что вы испугались мальчишек, вы возмутились и сказали, что готовы играть с ними вслепую! И ребят посадили в сторонке, вдали от столиков, так, что вы не могли их видеть. Сеанс закончился со счетом 24:1 в вашу пользу, а единственную победу над вами одержал один из мальчиков, с которым вы играли вслепую. Хотите верьте, хотите нет, но этим мальчиком был я!” “Так это вы пожертвовали мне ладью на h2?! — воскликнул Алехин, который сразу вспомнил тот давний сеанс. — А я уже двадцать лет мучаюсь, что так и не увидел соперника, столь искусно обыгравшего меня тогда в Варшаве!”

* * *

Во времена Батисты Мигель Найдорф давал сеанс одновременной игры на Кубе. Его противниками были президент и члены правительственного кабинета. Понятно, что никто из таких людей проигрывать не любит. Но сеансер был непреклонен.

— Президенту, пожалуйста, ничью, — согласился Мигель, — а министрам, вы уж меня извините...

* * *

В сеансе вслепую рекорд принадлежит венгерскому мастеру Яношу Флешу: в 1970 г. он сыграл одновременно с 62 соперниками, перещеголял самого Алехина (его рекорд — 32 доски). Нельзя сказать, что такие сеансы полезны для здоровья (Каспаров, например, категорически отказывается играть вслепую), но когда-то они вызывали большой общественный интерес, поражали зрителей. Эти шахматные шоу напоминали психологические опыты, на которых демонстрируются умственные способности человека.

* * *

У Рихарда Рети в сеансе одновременной игры, не глядя на доску, было 30 соперников, но он выиграл почти все партии. А уходя домой после сеанса, забыл свой портфель.

— Огромное спасибо! — сказал гроссмейстер, когда ему вернули портфель. — До чего же у меня плохая память, просто какое-то несчастье!

* * *

Иногда в комплектах шахмат (а для сеанса их требуется очень много) не хватает фигур и используются спички, монеты, кусочки сахара и т.д. Сало Флор спросил как-то одного из противников в сеансе: “Извините, а где мой ферзь?” “Ваш ферзь? — удивился любитель. — Я давно забрал его: это же была пуговица!” “В самом деле, — согласился Флор, — за пуговицами я совсем не следил”.

* * *

Случается, что против сеансера садятся люди, едва передвигающие фигуры. Один из партнеров Хосе Рауля Капабланки, быстро получив мат, спросил чемпиона мира мнение о своей игре. “Играете вы свежо, нестандартно, — со свойственным ему тактом ответил Капабланка, — но почему вы так и не вывели своих коней?” “Дело в том, что меня только вчера познакомили с шахматами, — последовало объяснение, — а как ходить конем, показать забыли”.

* * *

Сеансы одновременной игры проводятся в самых экзотических условиях, даже в тюрьме. Роберт Фишер однажды давал сеанс в тюрьме города Денвера. Когда он подошел к одной из досок, то обнаружил, что его партнер украл у него ладью. “Если вы не поставите ладью на место, — строго сказал шахматный король, — то я сообщу вашему начальству, и за такие махинации вам увеличат срок!” “Зря пугаете, — огрызнулся его соперник. — Я приговорен к пожизненному заключению”.

* * *

Обычно сеансеры все партии играют белыми. Но Давид Бронштейн часто разрешает противникам выбирать цвет фигур по своему усмотрению. В советские времена гроссмейстер проводил сеанс для членов английского парламента. И когда он, как обычно, предложил сделать выбор, все участники дружно повернули к себе белые фигуры.

— Редкий случай единодушия в английском парламенте, — заметил Бронштейн.

— Да еще по предложению советского представителя, — улыбнулся один из лейбористов.

Единодушием отличался и итог сеанса: 20:0 в пользу вице-чемпиона мира.

* * *

В конце 80-х годов Леонид Абалкин провел необычный сеанс в элитном английском клубе (не шахматном), расположенном в 50 километрах от Лондона. Академика пригласили как видного экономиста, советника президента СССР Михаила Горбачева на VIP-встречу ученых из разных стран. Двери в этом клубе наглухо закрываются, люди оказываются полностью отрезанными от внешнего мира и в течение недели с утра до вечера ведут бурные дискуссии. И вот кто-то прослышал, что Абалкин неплохо играет в шахматы. Его попросили провести сеанс одновременной игры и с этой целью специально из Лондона привезли десяток новеньких комплектов шахмат. Участники сеанса расположились в библиотеке, и, чтобы сделать ход, академику приходилось всякий раз перешагивать через увесистые фолианты. Он быстро понял, что опасных соперников нет, и несколько расслабился. В результате в одной партии отечественная шахматная школа чуть не дала трещину. Но Абалкин напрягся и все-таки запутал противника. В итоге все закончилось благополучно: 10:0 в его пользу.

Сеанс завершился, и кто-то из играющих воскликнул: “Если у Горбачева такие сильные советники, то дело перестройки непобедимо!”

* * *

Как известно, Виктор Корчной, оставшись на турнире в Голландии, стал невозвращенцем. Однажды ему предложили провести сеанс одновременной игры. Среди его участников была привлекательная дама, у которой на столе лежал томик Толстого “Воскресение”. Сеансер сделал вывод, что его партнерша владеет русским, и обменялся с нею несколькими фразами на родном языке.

Впоследствии они не раз встречались друг с другом в сеансах, и в один прекрасный день Корчной обнаружил, что все его противники уже сдались, осталась одна Петра. Тогда он предложил ей завершить партию дома. И вскоре этот дом стал для них общим. Не знаю другого случая, когда бы будущие супруги познакомились в сеансе одновременной игры, а свел их Лев Николаевич Толстой...



    Партнеры