Американский самоцвет

18 мая 2003 в 00:00, просмотров: 572

Не так уж много в 70-х годах найдется солистов ВИА, по которым сходили с ума девушки со всего Союза.

Бывший солист “Самоцветов” Анатолий Могилевский — один из них. Его, как и Ободзинского, молоденькие девчата забрасывали букетами и караулили у подъезда. Анатолию такой почет, конечно, нравился.

Не нравилось другое — жизнь в Советском Союзе. И виной тому — его рижское детство, где даже по тем временам творческая обстановка была более свободной.


В 1978 г. Могилевский принимает решение эмигрировать вместе с женой Наташей в Штаты. Сколько его ни уговаривал Юрий Маликов остаться, Могилевский был непреклонен. Экс-солист оркестров Саульского и Лундстрема, обладатель исключительно “вкусного” бархатного вокала быстро столкнулся с заокеанским бытом. Одно время Анатолий даже подрабатывал на такси, но по вечерам он пел в ресторанах.

В 81-м Могилевский познакомился с Анатолием Днепровым, который помог ему записать первый диск. Лирика, по всей видимости, в тот год не покатила, и по совету Михаила Гулько Анатолий решается сменить жанр — второй диск “У нас в Одессе это не едят” полностью состоял из блатных песен и песен эмиграции. Все аранжировки были сделаны, кстати, Михаилом Шуфутинским. С ним же был записан третий альбом “Я вас люблю, мадам”.

После этого появилась не только серьезная работа, но и предложения выступить с гастролями в Израиле, Германии, Канаде и Австралии. То есть там, где живет немало наших сограждан. Блатняк постепенно отошел на задний план, в моду стало входить ретро. Три следующих диска — “Письма”, “Музей любви моей” и “Незнакомка” — содержали некий ностальгический “greatest hits” с песнями советских композиторов 80-х годов.

В 1992 г. Могилевский впервые после эмиграции приехал в Россию — дал два концерта в Санкт-Петербурге.

— Я очень благодарен Юрию Маликову, — вспоминает сейчас Анатолий, — что он не забыл про меня и помог провести эти концерты. Зал стоял “на ушах”. Я готов был в тот момент расплакаться и предложил Юрию Федоровичу сделать чуть ли не ежегодные шоу под лейблом “ВИА 70-х”. К сожалению, у меня позже не складывалось приехать, а Маликов идею культивирует до сих пор. По результатам тех питерских концертов был выпущен диск “Back to Russia”, который успешно продается по всему миру до сих пор.

...Пару недель назад единственный из экс-советских артистов, вошедший в каталог Джона Сильвермена “Знаменитые артисты иммиграции из разных стран мира”, вновь приехал в Москву. Во-первых, чтобы просто повидать своих давних знакомых (в том числе и журналистов “МК” — ведь лет пять назад Толя выступал и на нашем традиционном празднике в Лужниках). Во-вторых, чтобы пригласить большинство из них на свой 60-летний юбилей, а заодно и 40-летие творческой деятельности. Праздник по этому поводу состоится 1 ноября в одном из престижных залов Нью-Йорка.

В редакции “МК” Могилевский провел около трех часов. Мы показали ему даже старую афишу “Самоцветов”, что растрогало Анатолия. За чашкой крепкого кофе в редакционном ресторане состоялся наш небольшой разговор о прошлом и будущем.

— Скажи, а тебе не обидно, что твои альбомы выпускает студия “Союз”, а песни чуть ли не ежедневно звучат на радио “Шансон”? Наверняка и цента от них не перепадает.

— Ну и что? Крутят и выпускают — уже хорошо. Значит, не забывают. Ведь я никаких контрактов не подписывал и не стремился к этому. Я давно знал, что в России радио и грамзапись вовсе не бизнес. Все деньги артисты получают исключительно с концертов. Кроме того, у меня основная работа там, а сюда время от времени я наведываюсь просто ради личных дел.

— Значит, заработков на безбедную жизнь хватает?

— Все относительно. Сейчас у меня достаточно стабильная работа в лос-анджелесском ресторане “Тройка” в самом центре города, на бульваре Сансет. Тысячу в неделю я получаю — этого хватает, чтобы оплачивать квартиру жены в Нью-Йорке и мою в Эл-Эй. У меня есть три машины: 500-й “Мерседес”, “Тойота Фор Раннер” и еще одна маленькая у сына. Недавно я купил студию, спокойно занимаюсь творчеством и как могу благодарю страну, которая приютила меня. В то же самое время пытаюсь по мере сил препятствовать массе негативной информации, которая сейчас идет в Америке о России. Прежде всего тем, что делаю доброе дело и пою именно русские песни.

— Миша Шуфутинский, Анатолий Днепров, Слава Медянник давно вернулись в Россию и работают в основном здесь. У тебя такого желания не возникло?

— Мне было бы трудно здесь жить. Мой организм очень восприимчив к климату. В Москве мне тяжело дышать, меня ломает. Ведь по той же причине я не могу находиться в Нью-Йорке. Вот в Лос-Анджелесе другое дело. Совсем другая “планета”.

Я стал очень замкнутым в последнее время, и прежде всего из-за нехватки круга общения. Ведь это только здесь можно позвонить знакомым и спокойно с тортом и бутылкой завалиться вечером в гости. Там же этот вариант не проходит. Неделя уйдет на согласования, а встречаться придется в ресторане.

— Каков он — нынешний круг общения?

— Часто видимся с Шуфутинским, когда он приезжает. С кем еще?.. С людьми из кинобизнеса, которые хорошо известны в Штатах, но не здесь. С моими музыкантами, часть из которых американцы.

— Для своего возраста ты неплохо сохранился. В чем успех “вечной молодости”?

— Прежде всего в лос-анджелесском климате, когда летом не жарко, а зимой не холодно. Причем воздух очень сухой, и ты чувствуешь себя постоянно комфортно. Во-вторых, наверное, в питании. Я фанат японской кухни, ем только рыбу. Сам готовлю суши и сашими. Это не только вкусно, но и полезно. Мясо последний раз я ел в СССР.

— Не планируешь устроить юбилейные концерты в Москве?

— Да, такие планы есть. Осталось спонсоров найти. В России все стоит гораздо дороже, чем у нас. В том числе и организация шоу. Надеюсь, что что-то получится. Но, признаться, не очень в этом уверен...



Партнеры