Защитник-бомбардир

15 июня 2003 в 00:00, просмотров: 450

...Швейцарцы, конечно, сколько угодно могут иронизировать и называть основным действующим лицом нашей с ними отборочной игры испанского судью Ибаньеса.

Но для меня лично главный герой — защитник сборной России и “Локомотива” Сергей Игнашевич. Именно он забил два мяча (один — головой, второй — могучим, а-ля Игорь Беланов, ударом с 11-метровой отметки) и оставил команде Валерия Газзаева шансы на первое место в группе, напрямую выводящее в Португалию на Евро-2004.


Поговорить с Сергеем оказалось не так-то просто — даже после столь удачного для себя матча он не изменил своему правилу, согласно которому уже больше года, кажется, не общается с журналистами. Исключение Сергей сделал только для “МК-Воскресенье” уже по возвращении в Москву.

— Сергей, раньше вы когда-нибудь забивали два мяча?

— Нет. Точнее, забивал, но, конечно, совсем на другом уровне. Последний раз это произошло, наверное, в спортивной школе. Хотя, постойте, сейчас вспомню... Да, в 98-м году, когда я играл на КФК за молодежную команду “Спартака”.

— А пенальти когда в последний раз били?

— Недавно — в матче на Суперкубок. Впрочем, это было уже после матча. А в игре к “точке” не подходил опять же с 98-го...

— Откуда уверенность в своих силах? Ролан Гусев вон даже сказал, что сам хотел бить, а вы попросили его уступить это право...

— Просто ни капельки не сомневался, что забью этот пенальти, а вот откуда уверенность возникла — сложно сказать. Дело в том, думаю, что был в гуще событий. Я ведь тоже пришел на тот навес Гусева, после которого был назначен 11-метровый. Уж не знаю, побежал бы со свой половины или нет.

— Вы вообще такой спокойный внешне. А когда в последний раз сильно волновались?

— Очень переживал перед дебютом в высшей лиге в составе самарских “Крылышек”. В одном из моих интервью даже написали, что я тогда всю ночь не спал, но это — преувеличение. Правда, ворочался действительно долго, немного даже перегорел, хотя ошибок, пожалуй, не совершил... Потом вот в прошлом году, перед “золотым” матчем, и ночью спал плохо, и днем мучился: глаза закрываю, а мышцы сами дергаются. Да вообще, на любой ответственный матч — что Лиги чемпионов, что сборной — и настрой, и мотивация, что ни говори, совершенно иная...

— Перед матчем в Швейцарии было чувство, что не проиграем?

— Было чувство, что выиграем. Даже не сомневался в этом.

— А в перерыве о чем подумали: вот, мол, ошибся?

— Нет, только о том, что надо во что бы то ни стало отыграться.

— Швейцарцы удивили?

— Нет, нисколько. Именно такую игру и ожидал от них увидеть.

— А скажите, Сергей, с чем связано то, что вы в последнее время не даете интервью?

— Мне не хотелось бы поднимать эту тему...

— Ладно, тогда просто расскажите болельщикам о себе, а то они знают про вас не так уж и много...

— Родился в Москве, занимался в торпедовской школе. В 96-м закончил ее, а тут как раз история с расколом “Торпедо” на лужниковское и зиловское.

В результате заводская команда стала играть на КФК, но при этом там требовались опытные футболисты, способные решать серьезные задачи. Я, как и еще семь человек из нашей школы, оказались в молодежной команде “Спартака”. А затем нас выкупил один бизнесмен. Назвал команду “Патриот” и заявил в то же первенство КФК. Тренировал нас, между прочим, Юрий Александрович Севидов, помощником его был Юрий Васильевич Гаврилов.

Ну а дальше... 99-й год — первая лига, “Спартак-Орехово”, отыграл там один круг, переехал в Самару. А по окончании сезона-2000 перешел в “Локомотив”. Был еще, правда, вариант с “Торпедо”. Но посоветовался с Александром Бородюком, который сейчас Газзаеву в сборной помогает, взвесил все “за” и “против” — и выбрал “Локо”.

— А что в вашей жизни кроме футбола? Какие увлечения, хобби?

— Как ни банально прозвучит, главное мое увлечение — семья. Жену зовут Ольга, познакомились с ней еще в 97-м. У нас два сына: Роме — три с половиной года, Диме — полтора. Вот с ними и стараюсь проводить все свободное время, тем более что его так мало и пролетает оно так незаметно...

— Наследники, наверное, футболистами будут?

— Старший — вряд ли, у него особого интереса к футболу не видно. Вот младший — наоборот: едва меня видит, сразу мячик хватает — и давай пинать!

— Но вернемся к футболу. Вы не так давно стали игроком сборной, а без Игнашевича нашу оборону уже не представляют... Это греет душу?

— Честно скажу: приятно, конечно, когда видишь, что во всех ориентировочных составах сборной — твоя фамилия. Доверие — оно ведь вдохновляет.

— А вот прежнее руководство национальной команды на вас не очень рассчитывало. И на чемпионат мира-2002 вас не взяли. Смотрели трансляции?

— Да, конечно... С какими чувствами? За наших болел. Не было ни злости, ни зависти, ни обиды, если вы это имеете в виду.

— И еще одна не самая приятная тема, если позволите. Я про травмы. Помню, с “Ротором”, кажется, играли — вам так по голове заехали, что страшно смотреть было...

— Да, врачи тогда заметили, что я в рубашке, видно, родился. “Хорошо, что у тебя кости черепа такие прочные, — сказали, — поблагодари родителей”. Сотрясение мозга было, нос сломал. Хотя мне его, по-моему, не вправляли. Точно, впрочем, и не помню, что с ним делали: четыре дня в реанимации пролежал, еще дней восемь или девять — в обычной палате.

— Слышал, вы успели судьей поработать...

— Я вообще человек разносторонний, всеми видами спорта интересуюсь, журналы различные читаю, в том числе и иностранные...

— Английским владеете?

— Немного. Когда что-то не понимаю — жена помогает. Так вот, о судействе. Когда учился еще в институте физкультуры в Малаховке, меня как-то попросили посудить — я и согласился. Потому теперь и все правила знаю назубок. Правда, если видишь, что арбитр работает откровенно плохо, сразу отрицательные эмоции захлестывают. Думаешь: ну как так можно?

— А какие воспоминания от работы телекомментатором — вы же, по-моему, как-то работали на РТР на пару с Олегом Жолобовым на матче с “Зенитом”?

— Я тогда травмирован был, пришел на игру, а Валерий Гладилин, у которого я играл в молодежной сборной, нас с Олегом познакомил. Не могу сказать, что дебют прошел удачно — очень уж волновался...

— Как вообще оцените уровень наших спортивных комментаторов?

— Не нравится мне, признаться, как сейчас у нас футбол комментируют. Есть, правда, приятные исключения: Севидов, например, или Василий Уткин.

— После завершения спортивной карьеры готовы заняться этим?

— О чем вы?! Так далеко я не загадываю...

И правда, о чем это я? Игнашевичу ведь — всего 23. А он уже забивает — будучи защитником! — в важнейшем матче сборной два мяча. То ли еще будет, господа болельщики!



Партнеры