Стоп! Cнято...

29 июня 2003 в 00:00, просмотров: 315

В его мастерской сегодня сам черт ногу сломит. Здоровенные мешки, тюки, пакеты — все перемешалось в послеремонтном хаосе. Разве подумаешь, глядя на всю эту бессистемную кучу, что в разложенных по всем углам мешках скрывается история. Фотоистория Московских международных кинофестивалей. Между тем Микола Гнисюк, почти всю свою сознательную жизнь проработавший в знаменитом “Советском экране”, — едва ли не единственный фотограф, профессионально отснявший все ММКФ еще с самого первого фестиваля в далеком уже 69-м. Мало кто из звезд мирового кинематографа смог уйти от его зоркого объектива. Со многими звездами его связывает многолетняя дружба.

МИЛОШ ФОРМАН И ЭМИР КУСТУРИЦА

— Это Милош Форман с Эмиром Кустурицей в Доме кино заседают. Знаю, что у них была бутылка водки, хлеб и икра черная — больше ничего. Друзья были не разлей вода. Эмир как-то получил Гран-при — “Золотого льва” — в Венеции, но в то время служил в армии и никак не мог приехать за призом. А по положению фестиваля класса “А” призер обязан быть на вручении. Форман добился, чтобы за Кустурицей отправили истребитель! Эмир прилетел на фестиваль всего на несколько часов и, получив приз, сразу же улетел обратно на службу.

А с Форманом меня познакомил Элем Климов еще в 86-м. Мы его встречали в аэропорту — Форман впервые тогда прилетал в Москву. Элем представил меня: “Это мой друг-фотограф”. Он заулыбался, говорит: “Слушай, а у меня тоже есть друг-фотограф”. Форман отлично говорил по-русски, все рассказывал про своего учителя — старого русского эмигранта. Первой фразой, которой он научил Формана, была: “Ты почему меня бьешь колбасой по моей шляпе?” Второй: “Моя бабушка курит трубку”. Но самое интересное было потом. Форман прилетел уставший, голодный — и сразу на форум, организованный в честь приезда зарубежных кинозвезд. В зале накрыли шикарнейшие столы с разнообразными закусками. Но журналистов набился полный зал, все суют свои микрофоны, без конца щелкают фотоаппараты — отойти перекусить нет ни малейшего шанса. Элем меня в бок толкает: “Пойди закажи столик наверху — здесь поесть все равно не дадут”. Форман услышал, хитро так прищурился и говорит: “Слушай, посмотри, какие здесь скатерти — прям до пола. Вот это блюдо с фазаном, эту икру, рыбку и бутылочку винца — давай это все под стол. А потом мы туда еще оркестр, девочек...” Очень легкий в общении человек и потрясающий рассказчик.

МАРИНА ВЛАДИ

— Это было на какой-то пресс-конференции. Влади встретилась с Окуджавой, и Булат подарил ей свою пластинку... Помню, как-то раз мне пришлось сидеть с детьми Марины. Она приехала с ними в Москву, но потом должна была уехать на один день в Рязань на съемки. И меня попросили ее деток покараулить. Честно говоря, хуже “бандитов” в жизни не видел. Думал, они меня побьют, хотя совсем маленькие были — одному семь, другому десять. Сразу спросили: где тут чего, где купить сигарет и так далее. И вот с такими головорезами пришлось провести целый день, водить на ВДНХ, на Красную площадь. Ужас, одним словом.

ДЖИНА ЛОЛЛОБРИДЖИДА

— Джина издала однажды очень хороший фотоальбом под названием “Моя Италия”. Мне он попал в руки с такой надписью на обложке: “Первый экземпляр напечатан специально для Андрона Кончаловского”. Месяца два или три держал я этот альбом у себя — так не хотелось отдавать его Кончаловскому. Но потом все-таки пришлось. А эту выставку “Моя Италия” Джина потом привезла в Москву на один из фестивалей и показывала в Белом зале Дома кино. Уж там-то я наснимал ее порядком. Однажды я даже сфотографировал ее на паспорт. Джине срочно понадобилось куда-то улететь на два дня. И вдруг оказалось, что у нее нет карточки 4х6 на визу. Меня срочно вызвали по громкой связи: “Микола, надо срочно снять Джину на паспорт!”. Но это проще простого: нашел чистый фон, она встала, а я снял. Делов-то.

МАРЧЕЛЛО МАСТРОЯННИ

— Это я с Мастроянни ездил в Дом фарфора на Ленинский. Он решил сделать подарок дочерям и попросил, чтобы его повезли по московским магазинам. Свой фоторепортаж о приезде Мастроянни в Москву я назвал: “Мрачнело Настрояние в России”. Игра слов, которую никто ему не смог перевести. А меня словно заклинило, я постоянно оговаривался и называл его именно Мрачнело. А вот первое знакомство у нас с ним было не из разряда приятных. Известно было, что Мастроянни считал, что все его несчастья — от фотографов. Все время подсматривали, разнюхивали что-то. Все его отношения с Катрин Денев, все скандалы на любовной почве — фотографы всюду свой длинный нос совали. И он поначалу ко мне отнесся резко негативно. Обернулся на меня и чуть ли не крикнул: “Чего ты все снимаешь и снимаешь?” На что я ему ответил: “А что ты все кривляешься и кривляешься? Я — фотограф, у меня такая профессия, у тебя — другая профессия. Сожалею”. Но потом, когда Мастроянни увидел мои фотографии, он внимательно все отсмотрел, выбрал одну и подписал: “Браво прекрасному фотографу и самому интеллигентному человеку”. В чем моя интеллигентность? Я не снимаю, когда человек ковыряет в носу и когда ест. У меня принцип — я снимаю так, чтобы со мной еще здоровались.

РОБЕРТ ДЕ НИРО

— Де Ниро впервые приехал на фестиваль вместе со своим сыном Рафаэлем. Утром раненько они пошли прогуляться по городу, Кремль им очень понравился. А Эмиль Лотяну со своим ребенком гуляли здесь сами по себе. И чисто случайно они встретились. Очень долго разговаривали. Де Ниро как раз только что увидел лотяновский “Табор уходит в небо”. В общем, нашлись темы для беседы. Это я уже попросил их посадить своих сыновей на плечи.

Потом с Де Ниро мы встречались неоднократно. Однажды он даже открывал мою фотовыставку в Лос-Анджелесе. Я стал тогда первым советским фотографом, получившим аккредитацию на “Оскаре”, и Американская киноакадемия устроила по этому поводу в Лос-Анджелесе мою персональную выставку. На открытии Де Ниро долго что-то говорил, но я ничего не понимал — по-английски тогда был ни бум-бум. Все бегал, снимал кого-то. И тут Климов меня дергает: “Чего ты бегаешь, он тут такое про тебя говорит!”. Потом Элем перевел мне. Сказал, Де Ниро хвалил очень.

А с бородой, солидный — это он уже председатель жюри на фестивале 87-го года. Здесь он уже не мог себе позволить появиться в курточке — всегда импозантный, в костюме. Но от этого он не стал менее вежливым и общительным.

БАРБАРА БРЫЛЬСКА

— В 77-м в Варшаве мы с Барбарой Брыльской чуть было не разбились на машине. Она ехала на съемку на своем маленьком “фиатике”, очень похожем на нашу теперешнюю “Оку”. Ливень был страшный. Приехала, я сделал ее портрет. Возвращаемся, она говорит: “Я завезу тебя в гостиницу”. А там одностороннее движение, и в объезд до гостиницы ехать довольно далеко. И Барбара по “встречке” как рванула! Едем со страшной скоростью, мимо нас пролетают какие-то легковушки. Вдруг прям на нас здоровенная “Татра”, как наш “КамАЗ”. Еще мгновение — и разбились бы в лепешку. Барбара еле успела вырулить. До того резко, что въехали на бордюр и заглохли. Как вспомню — ужас охватывает. Недавно ей рассказал ту историю — так она, оказывается, забыла.

ФЕДЕРИКО ФЕЛЛИНИ

— Феллини тогда пригласили на обед в ресторан “Баку”. Устраивал банкет Тимур Салахов, крутой азербайджанский живописец. Весь бомонд собрался. А потом Феллини повезли по городу. Но что меня потрясло, это то, что такой великий режиссер встречался с нашими кинолюбителями — устроил целый, как сейчас бы сказали, мастер-класс. Очень был человек доступный и демократичный.

ТОНИНО ГУЭРРА

— С Тонино Гуэррой, великим сценаристом Феллини и Антониони, мы познакомились через его супругу, Лору Яблочкину. Они жили тогда на Мосфильмовской улице. Тонино писал очередной сценарий, но вот что меня потрясло. В столовках рядом с домом он в огромных количествах скупал пирожные, торты засохшие и выкладывал все это у себя дома в банках на балконе. Воробьев, голубей слеталось безумное количество. Гуэрра садился напротив балкона в кресло и часами наблюдал за ними. Это такой сюр. Я сначала посмотрел на него. Странно, думаю. А потом присмотрелся — такое удовольствие наблюдать за птицами: клюют, друг у друга вырывают. Позднее у него вышла книжка, называется “Тысяча птиц”.


P.S.

Материал, посвященный юбилейному, XXV Московскому международному кинофестивалю (20—29 июня), подготовленный нашими корреспондентами, ждет вас в следующем номере “МК-Воскресенье”.



    Партнеры