Операция “Грязные руки”

29 июня 2003 в 00:00, просмотров: 875

События, которые потрясли МУР (массовые аресты плохих милиционеров), были преподнесены публике под соусом самого благородного негодования. Гляди, публика, что за негодяи пригрелись в честных рядах правоохранителей! Что за оборотни в погонах грызли белое тело Родины! “Имели квартиры в престижных районах Москвы и дачи” — так прямо один из обличителей и сказал. Действительно, ужас.

От репортажа о взятии престижной квартиры было не оторваться. “Открывай! За каждую минуту сломаем по ребру!” — кричал спецназовец. Он не предусмотрел, что ребер у человека лишь двенадцать, на двоих, соответственно, — двадцать четыре. Уединялись же осажденные гораздо дольше. Может, именно поэтому им ребра все-таки не сломали.

Потом крупным планом возникло негодяйское джакузи. Я его внимательно рассмотрела. Сверху была такая крышка, которая, если ее откинуть, превращала джакузи в диван. Интересно, зачем диван прямо в ванной? На нем, должно быть, сыровато. Лучше устраивать оргию прямо в джакузи. По крайней мере, такова общемировая практика. “Недотыкомки, — подумала я, — эти оборотни. Джакузи у них дурацкое, плитка в ванной положена без фантазии. И девок, надо полагать, к себе водили незавидных”.

Точно, незавидных. Одну такую поймали вблизи на улице — подруга оборотней пыталась унести чемодан с уликами. Ей бы вместо оргий торговать черешней у трех вокзалов.

Меж тем сами оборотни оказались без погон, клыков и шерсти дыбом — обычные упитанные папики в гражданском.

Тут и меня обуяло благородное негодование. Но причина была иной, нежели у официальных комментаторов.

Почему арестовали именно этих папиков? Почему называют их “оборотнями”? Они же самые обычные милиционеры. Есть среди милиционеров и побогаче.

Все мои друзья, которые занимаются бизнесом, платят милиции. В смысле, у них ментовские крыши. Официально это, кажется, оформлено как услуги охранных предприятий. Но ты поди от подобных услуг откажись. Или на офис наедут бандиты, или что-нибудь взорвется на даче. По такому же принципу зарабатывают некоторые шиномонтажи: раскладывают гвозди на дороге...

После знакомства с делом Холодова у меня иллюзий не осталось: как низшее правоохранительное звено сшибает по десятке с бабулек, которые у метро торгуют укропом, так и высшее своих шансов не упускает. Что там просто престижные квартиры и дачи — интересно проехаться по сверхпрестижным. Где джакузи поширше и тайников поболе. Адреса известны. Но никто ведь не спросит строго: “Откуда деньги, господа?” Попались в кои-то веки папики с жалкими тремя миллионами долларов — и то потому, что небось вовремя не поделились с нужными людьми.

Нет, не так надо проводить показательные операции. Пора по-настоящему чистить милицейские ряды. От настоящих оборотней в погонах.

Выглядеть это может так.

Хмурым июньским утром во дворе МВД собирают спецназ, служебных собак и журналистов. В конверте, который торжественно, будто учитель перед выпускным сочинением, вскрывает Главный Начальник, значится тема: “Операция “Грязные руки”.

“В течение нескольких месяцев, — говорит Начальник, — мы выявляли позорящую наши органы сеть честных сотрудников милиции. Они законно возбуждали уголовные дела, не требовали денег за их прекращение, не подбрасывали гражданам оружие и наркотики. Эти оборотни не крышевали крупные торговые дома, казино и рестораны, не организовывали фонды ветеранов для отмывания денег и собственные банки. Они даже не имеют квартир в престижных районах Москвы!”

Ропот возмущения прокатывается по рядам собравшихся. Машины с мигалками рвут с места, служебные собаки ярятся.

Первый пункт назначения — многоэтажка с видом на окружную дорогу. Полковник Н. забаррикадировался в однокомнатной квартире, где проживает вместе с женой, двумя детьми и тещей. Семья сгрудилась на улице. “Я говорила ему: бери взятки, добром не кончится!” — рыдает жена.

К счастью, направленный взрыв не нужен: хлипкая дверь поддается под ударами прикладов. Полковник усмирен, его уводят в наручниках. “Обратите внимание на этот санузел, — ведет журналистов сотрудник пресс-службы. — Сантехника здесь еще отечественного производства, унитаз треснул... В результате обыска в серванте обнаружено пятьсот пятнадцать рублей тридцать восемь копеек — сумма, позорящая звание сотрудника российских правоохранительных органов. Задержанный пытался уничтожить другие улики — три мешка картошки, которые семья запасла на зиму, а также дырявую гражданскую одежду”.

Другого оборотня берут на даче. Общественность узнает жуткий факт: после нескольких лет службы оперативник продолжает проводить выходные на шестисоточном участке в районе Шатуры. Картофель, который обнаружили в квартире полковника, выращен именно здесь. “Копейка”, припаркованная у забора, довершает жуткую картину.

Вечером Главный Начальник сообщает, что операция “Грязные руки” — лишь начало большого пути. Что аналогичные чистки будут проведены в самых разных службах, министерствах и ведомствах. Что же станет с оборотнями в погонах, галстуках и водолазках? Раскаявшихся скорее всего приговорят к условному развращению. Смирившихся отправят на пенсию.

Из остальных сделают чучела и поставят в музеи. Милиции, МЧС, МПС и т.д., и т.п. Чтобы молодое поколение смотрело и поражалось: были же дураки во время оно!



Партнеры