To,что доктор прописал

6 июля 2003 в 00:00, просмотров: 347

Окружающие уважительно называют его — Доктор. И дело не только в прошлом врача-реаниматолога “скорой помощи”. Просто, как сказал однажды один народный артист: “Александр Розенбаум — доктор по жизни”.

В свое время Розенбаум поставил диагноз окружающему миру: “вялотекущая шизофрения”. Даже записал пластинку с таким названием. Помните? “Мир болен, а Россия, как всегда, в наиболее острой форме”. И тогда же подчеркнул, что сам находится в ординаторской.

— Cкажите, Доктор, что делать тем шизикам, которые уверены в своем здоровье и полагают, что болеет главврач?

— Хм... Главное — никогда не ставьте себя на место этого главврача. Пусть врач остается врачом, а пациент — пациентом.

— Не любите, когда вас начинают лечить?

— Да, я уверенный в себе человек. Бывает, в чем-то сомневаюсь, так, по мелочи. Вы можете мне все что угодно рассказывать, а я останусь при своем мнении. Убедите меня в том, что это правильно — предать Родину. И, может быть, я с вами соглашусь. Но вы меня никогда в этом не убедите. Потому что есть принципиальные вещи, в которых я абсолютно уверен, и знаю, что прав. Например, я уверен в том, что в нашей христианской, православной России при нашем воспитании и образе жизни голая мужская задница в три часа дня на Первом канале — это неправильно. Никто меня не убедит, что актеры, занятые в классических спектаклях, должны материться на сцене.

— Или выходить на сцену пьяными…

— Совершенно верно. Тут я тоже непоколебим.

— При этом считается, что настоящий творец должен быть нетрезв.

— Пьяный человек, конечно, может творить, просто он не сможет осмыслить многие вещи. И в результате у него получатся совсем иные произведения. Нет, пьянка никогда никому добра не приносила. Я это знаю по себе.

— Говорят, вы подрабатывали мытьем полов в аптеках.

— Да, когда студентом был. Подрабатывал, чтобы хватало денег на девочек и прочие увеселения юности. У мамы денег не брал.

— Какой опыт дала работа на “скорой помощи”?

— Она дала возможность научиться понимать характеры людей. А понимание характера людей — это и есть творчество.

— Случалось в вашей жизни нечто, что в корне меняло мировоззрение?

— Мировоззрение у меня не менялось. Как с рождения устоялось, так и не меняется. А трясти… Так всю жизнь трясет. Было много войн, много крови. Повидал много человеческих жизней в самых разных проявлениях. Во всех состояниях перехода от жизни к смерти.

— Существует такое понятие, как “синдром посттравматического стресса”, который в разных формах проявляется у вернувшихся с войны. Скажите, что или кто может им помочь?

— Да... Все это есть. Чеченский, афганский синдром. После любой войны. Кто ребятам может помочь? В первую очередь государство и общество. Вот только почему-то эти ребята слышат: “Мы вас на войну не посылали...” Ну какие могут быть лекарства после этого?

— В психологическом плане им невероятно сложно еще и потому, что в мирной жизни они перестают чувствовать оттенки цветов. Только черное и белое. Это так?

— Да, там все ясно — на войне. “Там друг есть и враг. А здесь же души людей тяжело разглядеть сквозь туман…” Поэтому, когда он приходит после каких-то прямых вещей на кривую, ухабистую дорогу, на которой его ждут ямы, то он падает в одну из них. Он говорит: “Я ж за Родину…” А ему: “Убийца ты. Чеченских женщин и детей”. А кто его туда послал? Он сам туда пошел? Его туда родное правительство бросило. Я знаю, о чем говорю. Я с 86-го года на войне. И болел так же.

— Переболели?

— Нет, это остается на всю жизнь.

— Можно вас назвать настоящим мужчиной?

— Не мне судить...

— Тогда хотя бы расскажите, кто он такой. В вашем понимании...

— Настоящий мужчина — это человек, который делает свою работу должным образом, принося при этом максимальную пользу себе самому и людям, которые его окружают. Что касается настоящей женщины… Для меня это женщина, которая нацелена прежде всего на воспитание детей, содержание дома. Естественно, она не прикована к батарее. Пусть она и себя покажет, и других посмотрит.

— Ну а как же ее карьера, достижение профессиональных целей?

— Милости просим. Но это не ко мне. Я не поклонник карьеристок. Женщина всегда свободна в выборе. Просто она должна найти того мужчину, которого это будет устраивать. Это не значит, что я не люблю женщин, которые занимаются карьерой, что у меня нет подруг и знакомых-карьеристок. Я рад, что у них есть свое любимое дело. Просто это не мой идеал.

— Парадокс. В нашей стране женщин, по сути, сделали феминистками именно мужчины. Когда отправили их таскать шпалы, сохранив при этом все домашние обязанности...

— Дикая ситуация. Когда я вижу на железных дорогах женщин-рабочих, то понимаю, что это позор. Обществу, мужчинам, кому угодно. Но позор.

— Вы как-то сказали, что сделаете все для того, чтобы занять главенствующее место в жизни своей женщины…

— Да. Это предназначение любого самца.

— Самца?

— Самец — это не уничижительное понятие, это понятие биологии, зоологии и всего остального.

— Вы также отметили, что мужчину отпугивает повышенная самостоятельность женщины. А, на мой взгляд, мужчины любят независимых и самостоятельных. Потому что с ними проще.

— Слабые мужчины — да. Понимаете, женщина не должна доказывать мужчине, что она сильнее. Это противоестественно. Это против природы. Мы самцы и самки, я настаиваю на этом. Я уже говорил, что основные обязанности самца — охранять логово и тащить туда добычу, а самки — воспитывать детенышей и облизывать самца. И самцу объяснять, что самка сильнее, — несерьезный разговор. Поверьте, мы себя очень возвышаем. Вы можете открыть любой учебник зоологии, паразитологии, вирусологии, и вам все будет ясно. Мужик должен сделать сильное логово. Если он мужчина. А если у мужика слабое логово — это несерьезно. Мужчина должен сделать все для того, чтобы его семье было хорошо. Чтобы она была в порядке, обута, одета, накормлена. Хотя бывают мужики, кричащие, что они сильные, хотят, чтобы женщины были слабыми, но при этом не могут обеспечить им достойную жизнь. В этом случае вы имеете дело просто с болтунами.

— Итак, мужчина должен быть источником всех благ для женщины…

— Вы примитивизируете мои мысли. Я вам не машина для зарабатывания денег. Если я вам привезу только деньги и не буду при этом рассказывать вам умные истории, кормить вас ягодой из рук, вам эти бабки будут ни к чему. Поверьте мне.

— Вы однажды сказали: “Надо делать так, чтобы твоя женщина не старела. Те, кто рядом со мной, не стареют”. Как это у вас получается?

— (Хитро прищурив глаза.) Это мой маленький секрет...

— Можно ли творчеством заменить любовь?

— Нет. Я, конечно, не беру в расчет людей, которые не умеют или не могут любить, — это отдельная история. Я думаю, что когда мне будет 90 лет — я и тогда буду любить. Но вдруг… не смогу? Тогда я буду любить только свою гитару. Хотя гитара без женщины — это несерьезно.

— Когда-либо привлекали порочные женщины?

— На эти вопросы я не отвечаю. Потому что это моя личная жизнь. Но я вам должен сказать, что я вполне взрослая половозрелая особь и не лишен всех тех качеств, которые нам, половозрелым мужским особям, присущи.

— Какой должна быть женщина, чтобы привлечь такую половозрелую мужскую особь, как вы?

— Я могу сказать, какой она не должна быть, — злой и едкой. В нашем детстве говорили еще “ехидная”. Эти качества в женщине видны сразу. Добрая, милая, нормальная меня привлечет. А если она едкая, ехидная, злая, то будь хоть трижды красавица — совершенно не тронет. Более того, оттолкнет сразу. Бывает, подойдет сумасшедших параметров дама, но если я вижу, что она понтярщица тупая и от этого злая и недоделанная, то все ее формы и прелести меня совершенно не тронут.

— Что такое “роковая страсть” с медицинской точки зрения?

— Реактивный психоз. Когда вы увидели человека и сразу заболели. Когда у вас в голове помутилось и вы ничего, кроме него, не видите. Помешались на этом “явлении природы”.

— Вылечиться можно?

— Как от любого психоза. Ввести пострадавшего в состояние ремиссии, то есть покоя. Ну, вколоть что-то.

— Вы получили от жизни все, что должны были получить?

— Нет. Невозможно получить от жизни все, что хочешь. Но стремиться к этому надо.

— Знакомы с понятием “кризис среднего возраста”?

— Может быть, краем он меня касается. Внутренние органы ведь не обманешь. Я же доктор, я знаю. Но пока он меня не дергает по-настоящему. Да и не дамся я ему просто так.

— Вы вспыльчивы? Можете сорваться, накричать?

— К сожалению, могу. Но опять же в силу того, что мало дружу с алкоголем, по-трезвому гораздо лучше обуздываю свои эмоции. Я вспыльчив, но бесконечно отходчив.

— Когда женщина кричит, то она сразу истеричка, а когда мужчина, особенно на работе, то это признак делового тона…

— Нет, это неправильно. Мужчин-истеричек очень много. Это вообще неверный тон при работе с подчиненными. Есть моменты, когда можно кричать. Но они должны быть обусловлены определенными обстоятельствами. Крик должен быть правильным и направленным на приведение оппонента в норму. Например, когда беременная плохо тужится при родах и не может сосредоточиться, иногда на нее можно и нужно накричать, чтобы она взяла себя в руки и начала тужиться нормально. А просто орать на подчиненную: “А где мой карандаш?!” — в корне неверно.

— Вы — кандидат в мастера спорта по боксу и не против звериных законов. И что же, можете спокойно по лицу ударить?

— Могу. Но дело в том, что любой сильный человек всегда будет долго убалтывать, чтобы не пускать в ход другие приемы. Пытаться все решить миром. Но если я вижу, что миром не решить, буду бить первым.

— Помню, как-то сетовали, что вашей дочке трудно выйти замуж. Потому что у всех перед глазами — ее папа.

— Она вышла замуж за иностранца, который понятия не имел, кто ее папа. Внуку три с половиной года.

— Один очень известный папа, рассказывая о своей дочери, сказал мне примерно следующее: “Чем старше она становится, тем сильнее я ненавижу ее будущих женихов…”

— Глупости. Нужно быть для ребенка личным примером. Вот и все. Вы же, девочки, всегда все сделаете по-своему. Просто нужно верить — по крайней мере пытаться, — что она приведет в дом такого человека, который будет разделять твои мысли и выражать твои чаяния. Я знал, что моя дочь не приведет в дом бандюгана.

— Странно. А раньше вы говорили, что в блатных песнях скрыта бесконечная лирика…

— Да, все верно. Вы же знаете эти песни? Они все про любовь, про наказание подлости. Это на самом деле лирические песни.

— Любите бывать в ресторанах?

— Нет. Я не люблю пафосные рестораны, хотя частенько в них бываю. Я же гастрольный человек. Я люблю маленькие таверны, маленькие кабачки — наши, русские, французские, итальянские... Куда занесет.

— Какую роль играет мода в вашей жизни?

— Я люблю одеваться модно, но только в то, что мне идет. Если завтра в моде будут петушиные красно-серо-буро-малиновые с золотыми вкраплениями портки, я их не надену. Потому что мне они не идут.

— Если бы была возможность начать все сначала…

— ...все было бы так же.

— Что бы выбрали: славу без денег или деньги без славы?

— Конечно, славу без денег. Но понимаете... Мне нужны деньги не для себя. Они нужны мне для того, чтобы моя семья была в порядке.

— Получаете кайф на сцене?

— Если бы я не получал на сцене кайфа, то остался бы работать на “скорой помощи”.

— Самый большой рок-н-ролл в вашей жизни?

— Прыжки с парашютом. Меня к этому делу пристрастил в свое время товарищ. Он погиб два года назад. Именно на прыжках. С тех пор я не прыгаю. Но когда мы прыгали — это действительно был самый большой рок-н-ролл в жизни.



Партнеры