Анна Нахапетова: Меня воспитала бабушка!

27 июля 2003 в 00:00, просмотров: 445

Дочь Родиона Нахапетова и Веры Глаголевой, Анна, решила не идти по стопам родителей, а посвятила себя искусству тонкому и возвышенному — балету. Сейчас ее можно увидеть практически во всех спектаклях Большого театра. Однако в последнее время гены берут свое...

— Аня, расскажи, чем сейчас занимаешься?

— Снимаюсь у Юнгвальд-Хилькевича в картине “С ног на голову”. Мне нравится с ним работать, у нас собралась замечательная съемочная группа. Я играю девочку, которая мечтает стать певицей, но родители думают, что она учится в химическом институте. В результате она добивается своего. Это комедия, в фильме заняты Стоянов, Олейников, Нагиев, а также моя мама.

— Это первая совместная работа с мамой?

— Нет, мы снимались в фильме “Воскресный папа”, когда мне было шесть лет. То есть приблизительно 18 лет назад. Мама очень помогала, многое подсказывала. Огромное спасибо ей за это. Как в прошлый раз, она играет мою маму.

— Аня, как тебя, балерину, занесло в кино?

— Родители всегда были против этого. Они говорили мне, что профессия актрисы не профессия. Если у тебя есть сценарий — ты работаешь, если нет — сидишь и ждешь, снимаешься в рекламе. Однако судьба все равно распорядилась так, что меня начали приглашать в кино. Балет мне очень помог в этом, потому что режиссеры знают, что есть девушка, которая умеет хорошо танцевать.

— Как вообще попала в балет?

— Я всегда хотела танцевать. Да и папа хотел, чтобы я стала балериной. Когда я родилась, он почему-то сказал: “Аня будет балериной!” Я все время танцевала, когда слышала музыку, ноги растягивала. В итоге с трех с половиной лет я в балете.

— Балет — тяжкий труд. Во многом приходится себе отказывать?

— Я уже не представляю свою жизнь без этого. К станку в одиннадцать часов утра — это нормально. В балете нельзя пропускать занятия, иначе придется входить заново в форму. Большие ограничения во времени. Если вечером спектакль — мы работаем по 12 часов в сутки. Что касается еды, то главное — работать, тогда никаких проблем с фигурой не будет. Если начинаются какие-то простои, ты, естественно, поправляешься, даже если ешь столько же. Если есть работа, хорошая форма обеспечена.

— Как обычно отдыхаешь?

— Иногда после спектакля с друзьями курим кальян. Ходим на дискотеки. Вино или пиво могу себе позволить, правда, в умеренных количествах. У нас своя жизнь, своя атмосфера, потому что театр — это второй дом. Конечно, у меня есть друзья и помимо театра, но в основном они все-таки из Большого.

— Век балерины не долог. В чем хочешь себя реализовать потом?

— Меня интересует кино. Но лучше ничего не планировать. Я считаю, будь что будет.

— Аня, кто занимался твоим воспитанием, когда родители работали?

— Меня и мою сестру Машу воспитывала бабушка, за что я всегда ей буду благодарна. Она отдала нам всю свою жизнь. Мне всегда хотелось, чтобы родители проводили с нами больше времени, но с годами поняла, что это нереально. Имея такую занятость, тем более в тот период папа и мама были очень популярны — родители были постоянно на съемках. Мне же хотелось, чтобы в субботу-воскресенье папа и мама были дома, как у всех. Так как у меня другого в жизни ничего не было, мне не с чем было сравнивать, я с этим смирилась.

— В школе делали поблажки?

— Я училась в балетной школе, а там всем все равно, кто у тебя родители. В балете на тебя смотрят через двойной бинокль — выходишь на сцену, и уже не важно, какая у тебя фамилия. В третьем классе поступила в Ленинградское академическое хореографическое училище, потому что в Московское меня не приняли. Три года жила в Питере вместе с бабушкой, но потом меня перевели в Москву, потому что жить вдали от дома было невозможно. Мама в то время снимала фильм “Сломанный свет” и ездила ко мне каждые выходные, а Маша оставалась со знакомыми.

— С Машей в детстве соперничали?

— У нас очень хорошие отношения. Мы очень любили играть в дочки-матери: рассаживали в комнате кукол и могли продолжать эту игру неделю. Сейчас мы часто с Машей вспоминаем, как нам было здорово вместе.

— Маша сейчас живет в Штатах...

— Да, она там училась. В сентябре получит диплом и, может быть, вернется сюда. Хотя ее специальность компьютерная графика, мне кажется, что она тоже хочет себя попробовать в кино. Если будет предложение, думаю, она не откажется.

— А у тебя не было мысли поехать в Америку?

— Папа меня звал для того, чтобы я там танцевала. Когда он мне звонит, а я ему рассказываю, что снимаюсь в кино, он все время повторяет: “Аня, только не бросай балет, не делай ошибки”. Я не хочу уходить из балета. Для того чтобы переехать в Америку, нужно все бросить. В Лос-Анджелесе нет балетной труппы — значит, нужно ехать в Сан-Франциско. Жить одной, без друзей, без родителей... Нет, это не для меня, я не такой человек.

— Сейчас живешь с мамой или одна?

— С бабушкой. В принципе меня все устраивает, потому что я прихожу домой, по большому счету, только ночевать. Недавно у нас появился дом на Николиной горе, где у каждого есть своя комната, — там для нас раздолье. Мы туда периодически приезжаем, потому что любим собираться все вместе. Маша очень страдает, потому что ей не хватает семьи, хотя она вышла замуж...

— За кого?

— За иммигранта, который уехал туда, когда ему было три года.

— С младшей сестрой Настей общаешься?

— Конечно, мы все ее обожаем, боготворим. Настя с нами как на равных, хотя ей всего 9 лет. Ее тянет к взрослым, с нами ей намного интересней, чем с детьми. Мы ходим вместе в кино и театр, играем в боулинг.

— Скажи, ты очень переживала, когда папа уехал в Штаты?

— Да... Мне было 12, когда он уехал. Мне об этом сказали самой последней, потому что знали, как я буду переживать. Но сейчас все встало на свои места, папа нашел человека, с которым они идеально подходят друг другу. Также и мама нашла свое счастье — слава богу, что она встретила Кирилла. Помню, мама поехала на гастроли в Америку и отдала нас папе, а он уже жил тогда с новой женой, Наташей. Я говорила маме, что не буду жить в этом доме, что разобью посуду. Но все прошло мягко, мы это пережили, как все дети, с которыми случилась подобная ситуация.

— Скажи честно, в картину “Русские в городе ангелов” ты попала благодаря папе?

— Я проходила кастинг. Пришла как обычная девушка на пробы и была ошарашена тем, что на эту роль претендует много людей. Папа сказал: “Вот тебе текст, учи, через пять минут приду, и будешь мне читать”. Видимо, я справилась с задачей, потому что роль досталась мне.

— Когда замуж выйдешь, поменяешь фамилию?

— Никогда! Помню, когда Маша выходила замуж, она говорила, что обязательно поменяет фамилию. Сейчас прошло полтора года после свадьбы, она носит нашу фамилию и менять, похоже, не собирается. Мы гордимся своей фамилией.

— К чему она обязывает?

— К тому, чтобы, оглядываясь назад, ты мог гордиться собой и знать, что родителям за тебя не стыдно.





Партнеры