Вялые паруса

17 августа 2003 в 00:00, просмотров: 537

Столичных жителей непросто вывести из летаргического равнодушия. Они так пресыщены, их интерес к чему бы то ни было пробуждается так лениво, что по большей части засыпает снова. Но даже наши граждане искренне удивились, узнав, что на акватории подмосковных водохранилищ, оказывается, уже третий год подряд проводятся крупные международные парусные регаты. Причем в этом сезоне спокойная река бурлит, как океан. Не успел закончиться чемпионат Восточной Европы, как начался юношеский чемпионат мира в классе “снайп”. И на этой неделе под Москвой будут гоняться яхтсмены из США, Аргентины, Бразилии, Дании, Японии, Норвегии, Уругвая, Франции, Италии, Канады, Испании, Белоруссии, Украины. Россиянам непросто будет бороться за победу. Но гости слишком привыкли к мощной волне. Едва ли и им придется легко в наших зеркально-спокойных условиях, с легким ветерком...

— Айэм джуниор коуч (детский тренер, то бишь), — представился Пиерсон Алехандро Ное, представитель аргентинской команды, кстати говоря, одной из сильнейших на нынешней регате. Вид у него был самый что ни на есть несчастный. Негодяи-итальянцы, точнее, их авиакомпания, потеряли его багаж где-то между Буэнос-Айресом, Римом и Москвой, и бедняга опасался, что уже никогда не увидит любимых атрибутов парусной жизни. — У меня там все, понимаете, все! Паруса, непромокаемые костюмы, запчасти, шкоты! Ужас! — К счастью, в этот момент позвонили итальянцы и пообещали вернуть паруса через три часа. Лицо аргентинца заметно просветлело.

— Ну а как вам подмосковная акватория?

— Парусный центр потрясающий, я под большим впечатлением, ну а акватория… — Он, видимо, вспомнил пенистый прибой, который видел сутки назад, и мысленно сравнил его с пестрой гладью Пироговского водохранилища. — Приятно здесь, и так непривычно. Если честно, я думаю, нам будет непросто.

Любопытно было наблюдать за далекими гостями. Похоже, помещение они не признают ни в каком виде, даже в самом комфортабельном. Работники центра заметили, что проще найти аргентинцев или уругвайцев пристроившимися где-нибудь на ступеньках или под березками, нежели застать их в номере под теплым одеялом. Похоже, открытое небо им роднее всякой крыши.

Удивительно, но больше всего приехало американцев. Ни расстояние, ни расходы их не напугали. Они просто обожают “снайп”. К тому же по регламенту на чемпионатах мира организаторы обязаны предоставлять участникам яхты, так что их не нужно везти с собой.

А вообще “снайп”, названный так в честь быстрокрылой птички бекаса (ее то вы и видите на вершине паруса), — единственный в мире класс яхт, который не только не рвется, но и всячески отбрыкивается от олимпийской программы. Ведь стоит только попасть в олимпийский регламент, как тут же придется подстраиваться под новые стандарты; кроме того, сразу подорожает матчасть. А “снайп” всегда считался самым демократичным классом и ни в коем случае не собирается терять свою массовость и популярность. Бекас слишком свободолюбивая птичка, чтобы позволить обрезать свои крылья. Удивительная все-таки лодка. Легкая в управлении, изящная и быстрая. Даже легендарный Пауль Элвстрем, 4-кратный олимпийский чемпион, оттачивал свое великое мастерство именно на ней.

Гнездо бекасов

Московский парусный центр, что на Дмитровке, построенный на базе Экспериментальной школы высшего спортивного мастерства, любят сравнивать с маленькой Швейцарией, возникшей как по волшебству. Еще лет 7 назад на месте этого райского уголка потихоньку гнили деревянные развалюшки, вросшие в землю, словно засохшие от старости грибы. Стоило пройти дождику, все утопало в грязи и с трудом представлялось, как юные яхтсмены могли изучать тут парусное дело.

Разумеется, время от времени появлялись энтузиасты, которые мечтали снести всю эту рухлядь и построить на ее месте достойные корпуса — ну чтоб не стыдно было иностранцев приглашать. Да только все это были одни разговоры.

Наконец, появился бизнесмен, яхтсмен и спортивный чиновник в одном лице — Алексей Фомин. Его деловой хватки и пробивной силы, пожалуй, хватило бы на несколько парусных школ. Он сам спроектировал будущие гостиницы, клабхаус и эллинг для хранения яхт — в течение нескольких лет я наблюдала, как кирпичик за кирпичиком строились продуманные до мелочей красивые домики — все было спланировано так, чтобы ни одно высокое дерево спиливать не пришлось. Европейцы сразу признали этот яхтклуб одним из лучших. Символично, что президент МОКа Жак Рогге, сам будучи яхстменом, первым делом, находясь в Москве, приехал именно сюда и был принят на достойном уровне.

Кстати, именно Фомин создал в России Ассоциацию “снайпа”, которую теперь отлично знают за рубежом. И это неудивительно: в 1997 году, когда наш экипаж во главе с Андреем Кирилюком впервые пригласили на чемпионат мира в Сан-Диего — россияне сразу выиграли “бронзу”. И это был фурор. Кстати, в конце июня нынешнего года на Сардинии Андрей Кирилюк и Валерий Ушков стали также третьими на чемпионате Европы в самом быстроходном олимпийском классе катамаран-“Торнадо”.

Что же касается “снайпа”, то в 1998 году женский тандем Скудиной и Ларцевой выиграл чемпионат мира в Анаполисе. “Кто бы мог подумать, что Россия стала парусной державой!” — воскликнул один из организаторов, несказанно удивленный этой победой.

Теперь, похоже, нашим победам в парусном мире уже не удивляются.

Счастливое число 13

Недавний чемпионат Восточной Европы снова, как и в прошлом году, выиграл москвич Алексей Крылов. Но только на этот раз ему, по собственным словам, пришлось труднее. Отрыв от ближайшего преследователя оказался совсем малюсеньким, меньше двух очков (однако нет ничего обидней, чем с таким отрывом проиграть). На протяжении всех семи гонок в спину Крылову упорно дышал португалец Мигель Карлос, но первым ему не удалось прийти ни разу. Впрочем, в парусном спорте это не суть как важно (можно и пятым все гонки приходить, но при этом выиграть), главное — стабильность. Тем не менее гостю не повезло. Как ни близок он был к конечной победе — мастерство все-таки сказывалось, — в конечном итоге пришлось признать превосходство Крылова в тандеме с его новой шкотовой, совсем юной, но очень исполнительной и отважной. А может, это лодка номер 13, на которой выступали ребята, принесла удачу?

Кстати говоря, смешанные дуэты — тоже одно из преимуществ “снайпа”. Потому его так и любят в мире, что в отличие от других яхт он признает даже семейные экипажи, — а что может быть романтичней, скажем, если вам вдруг понадобилось укрепить брак? Словом, тут и муж с женой могут гоняться, и просто влюбленная парочка, а могут рулить и дедушка с внуком — если захотят. Как говорится, под парусом своя демократия...

* * *

Никогда не забуду, как гик-мачта (которая крепится перпендикулярно основной и параллельно палубе) чуть было не снесла меня за борт — просто парус слегка качнуло ветром. “Вы ноготки-то как следует обрежьте, — заботливо предупредил капитан, — а то, не дай бог, поломаете. Больно будет!”

У яхтсменов всегда такие открытые загорелые лица, прозрачные глаза — смотришь в них, как на дно океана, и понимаешь, что надо отбросить пустячные мысли и только слушаться четких указаний. Но к стыду своему я поняла, что никакой страх не заставит меня расстаться со свежим маникюром. Горько было сознавать непоколебимую светскую сущность. Как же она мешает проникнуться настоящей жизнью — когда даже во сне вдыхаешь морскую соль, и волосы невозможно расчесать ни одной расческой, и глаза привыкают смотреть за горизонт...



    Партнеры