Гардемарин и его Mарина

7 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 829

Будущее этого человека определилось благодаря одной судьбоносной ошибке. В самом прямом смысле слова. Речь о запятой, которую не в том месте поставила в выпускном сочинении его мама...

Наш сегодняшний герой, известный актер театра и кино, продюсер, вице-президент детского артистического фестиваля Дмитрий Харатьян.

Дмитрий очень не любит опаздывать. Правда, иногда это происходит по независящим от него причинам.

А что поделать, если дел у Дмитрия ой как много. Даже в свой профессиональный праздник, в День кино, у Харатьяна нет времени на отдых...


12.30 Обычно утро Дмитрия Харатьяна начинается значительно раньше. И, как правило, работой на съемочной площадке. Сегодня же день начался позже обычного. Супруга Марина встала первой, поэтому приготовлением кофе, свежевыжатого сока к завтраку занималась она, сообщив нам по секрету, что супруг также любит утром откушать сыру и мюслей.

Итак, Харатьян проснулся и направляется в ванную. Но ему не удается даже сполоснуть руки.

— Нормальная ситуация — льет ржавая вода, — комментирует хозяин появление противной желтой струйки.

В ЖЭК, по его словам, обращаться бесполезно. Поэтому актер прибегает к помощи специальной установки, расположенной на кухне, где из двух краников льется как холодная, так и горячая вода. Абсолютно чистая, без всяких ржавых примесей.

Завтрак не занимает много времени — перед тем как выйти из дома, Харатьяну необходимо еще успеть сделать ряд обязательных дел. Например, проведать попугайчиков Кешу и Глашу. Они были приобретены по настойчивому желанию сына артиста — пятилетнего Ванечки. Кстати, сам ребенок с утра был отведен в садик. В отличие от многих представителей звездного бомонда, предпочитающих “нянечек по рекомендации”, Ваня воспитывается традиционно, по-советски: с группой и воспитательницей.

— Ну что, умерло? — Харатьян рассматривает зеленый лист какого-то большого растения в горшке. У Дмитрия в доме — настоящий зимний сад с несколькими десятками растений. Их ему зимой подарили при съемках одной “растительной” передачи.

Покормив попугайчиков специальным кормом (кроме него, они больше ничего не едят — аристократы, сами понимаете) и удостоверившись, что до зимы сад доживет, герой повествования направляется в гостиную.

— Ну и кто положил сюда игрушки новогодние? — характерный звон раздается из соседней комнаты. Марина отодвигала дверцу встроенного шкафа и случайно задела ящик с новогодними игрушками. Так и есть — около половины придется покупать к Новому году. Но, сами понимаете, стекло бьется к счастью.

13.10 За фортепиано Харатьян садится крайне редко. Но сегодня наша просьба что-нибудь сыграть увенчалась успехом. В квартире звучит очень красивая мелодия...

— Это единственная материальная ценность, что мне досталась после развода с первой женой, — кивает Дмитрий на фортепиано немецкого производства.

На пианино у Дмитрия стоит много чего интересного: китайская гравюра, деревянная шкатулка для хранения всяческих безделушек, греческая ваза, китайский колокольчик с глухим звучанием и керамическая кошка — подарок режиссера Елены Райской. Впрочем, почти все безделушки в квартире артиста — чьи-нибудь презенты.

14.00 — Марин, пиджак теплый надеть, вот этот? — советуется Дмитрий с женой.

— Нет, средний.

— А может, “боссовский”?

— Нет, этот снимай! Он тебе маловат.

Процесс выбора одежды, как видно, проблема не только женщин. Человеку узнаваемому всегда нужно быть одетым, как говорится, с иголочки.

В конечном итоге Харатьяны останавливаются на утепленном варианте. Широкий черный пиджак неплохо смотрится на артисте.

“Фамилия Харатьян — армянского происхождения, аналог русской фамилии Слесарев и происходит от слова “харат”, что значит слесарь...” — пока идет выбор одежды, репортер “МК-Воскресенье” натыкается на весьма интересную надпись в коридоре — информация о родословной актера.

— Поедешь со мной? — между тем спрашивает Дмитрий жену.

Марина мотает головой. Она хочет провести время дома.

— Ну, тогда все. Уходим огородами. — Харатьян бросает последний взгляд по сторонам — не забыл ли чего.

Машинально перекладывает в сторону сумку с теннисной ракеткой. Занятия большим теннисом — еще один способ поддерживать спортивную форму помимо ежедневной зарядки (в детстве Дмитрий мечтал быть хоккеистом).

В теннис же Харатьян в основном играет со своим другом Александром Балуевым.

14.50 Харатьян в машине. Не дорога, а одна сплошная пробка. Такое ощущение, что все дачники имеют участки исключительно за городом Красногорском, в котором и проживает актер.

— Вон там, за деревьями, моя школа №9, — рассказывает Дмитрий. — Да и вообще вся моя жизнь с трех лет прошла в радиусе километра от дома. Здесь мое четвертое по счету место жительства.

— А первое где было? — интересуюсь.

— Вначале была комната в коммуналке в Липецке. А родился я под Ташкентом. Мама туда приехала потому, что, будучи круглой отличницей, допустила на выпускном сочинении ошибку — неправильно поставила запятую — и поехала как хорошистка поступать в Ташкент, хотя планировала в Москву. Там и познакомилась с моим папой. А ведь могло бы быть все по-другому. И я уже был бы не я. Вообще в моей жизни много таких случайностей, совпадений. Ну, например, девочка Галя. Я пел в школьном ансамбле, играл на гитаре, был этаким “первым парнем на деревне”. Галя мне и сообщила, что режиссер Владимир Меньшов набирает актеров в свой фильм “Розыгрыш”. Помню, я тогда сказал, что не могу. Что у меня колхоз впереди. Нас тогда всех посылали собирать картошку. Но... приехал я все-таки на “Мосфильм”. Прошел пробы и получил главную роль. И стал единственным из класса, кого возили на машине из школы. Когда снимался, в доме все наволочки были черного цвета.

— Почему?

— В фильме из меня делали такого пепельного блондина. Чтобы волосы получались нужного оттенка, их красили копировальной бумагой...

16.05 Так, за разговорами, подъезжаем к Киноцентру. В честь киношного праздника оздоровительный центр “Орленок” устроил подведение итогов всероссийского фестиваля визуальных искусств, вице-президентом которого Дмитрий Харатьян и является.

Дмитрий, кстати, сам все детство мечтал отдохнуть в этом лагере, но не сложилось. Зато дочь Саша оказалась заядлой “орленковцей” — отдыхала там четыре года. И с ней — заботливый отец. Сейчас Александра уже на третьем курсе экономико-статистического института. На факультете экономики и права учится.

— Здрасьте, вам дали пакетик? — девушка на входе приветливо встречает актера. В пакетике оказывается подарок — буклеты и море “чупа-чупсов”.

— Вы будете сегодня петь? — женщина-организатор “отлавливает” не успевшего пройти в зал Харатьяна. — Минус взяли?

Артист кивает.

Пока вице-президент пробирается к своему месту, ведущие Юлия Рутберг и Валерий Яременко развлекают публику.

— Мы тут стоим на сцене, на которой это вам не зайчика какого-нибудь или белочку сыграть, — напевают под звуки классической арии артисты.

А Харатьян замечает Нину Гребешкову. Дружеские объятия. Разговорились. Нина Павловна рассказывает о том, что после того, как по телевизору показали вечер, посвященный 80-летию Леонида Иовича Гайдая, ей позвонил один знакомый академик со словами: “Почему на программе не было Леонида?” На что последовало логичное удивление с ее стороны. “Но была такая хорошая атмосфера, что, казалось, он жив, рядом, и вот-вот должен появиться...” — пояснил академик.

17.40 Харатьяну сообщают, что скоро его выступление.

— Хочу исполнить знаменитую “Не вешать нос, гардемарины!”, — сообщает актер.

Раздаются первые звуки композиции. Присутствующие притопывают, прихлопывают. Некоторые девочки приготовили блокнотики для росчерка пера артиста...

— Как же его доставали дети в “Орленке”, — качает головой дама за нашим столиком, работница лагеря, — на открытии фестиваля вся толпа детей кинулась за автографами. Еле разняли. Думала, задавят.

18.05 Мероприятие подходит к завершению. Дмитрий удаляется в глубь зала, где находятся Юлия Рутберг и Валерий Яременко. Коллеги перекидываются парой слов, делятся планами. Яременко сообщает, что сегодня играет в мюзикле “Иисус Христос — суперзвезда”.

18.10 — Алло, мама? Спасибо, дорогая, спасибо за поздравление. А у меня тут личные биографы сидят. Записывают все, — герой повествования кидает взгляд на нашего брата журналиста. — Из детства рассказать? Да уж вроде все, что можно, было...

Не успевает Дмитрий положить трубку, как следует новый звонок. На этот раз беспокоят с одной радиостанции. Приглашают на передачу.

— Но четверг — это завтра. Сегодня дать ответ? Раньше позднего вечера ответить не смогу: планы на завтра окончательно будут составлены только сегодня вечером, — задумывается о предложении Харатьян.

По радио звучит гороскоп. Интересуемся, какой жребий выпал артисту.

— Я козероговодолей, — улыбается Дмитрий. — Родился в 3.15 утра 21 января. Глоба считает, что я Козерог, а я — что Водолей. Но, несмотря на “двойственность” ситуаций, научился не поддаваться настроению. Заставляю себя быть лучше. Я самоед. Но вообще, наверное, везунчик, баловень судьбы. Хотя, скажу по секрету, не считаю себя артистом. Мечтаю сыграть своего Гамлета.

Сегодня актер что-то настроен на серьезные философские размышления. Наверное, приближение Марса к Земле, о котором только что сообщили по новостям, тому причиной.

— Все мы имеем отношение к кино. Только кто-то его делает, а кто-то — смотрит, — вещает в трубку очередному поздравляющему Дмитрий.

18.20 Харатьян смотрит на часы. Он очень хотел успеть заскочить в студию звукозаписи, да времени не хватает.

— У меня сейчас записывается альбом, — поясняет актер. — Сборник песен, которые я исполняю в разных фильмах. “Розыгрыш”, “Гардемарины”, “На Дерибасовской хорошая погода...” и так далее. А еще я, кстати, готовлю новую концертную программу.

— Как она будет называться?

— Точно еще не решил. Рабочее название — “Все, чего ты ждешь”. Или другой вариант, более романтичный — “Дежурный по апрелю”. Это из фильма “Фотографии на стене”.

Нет, сегодня мы в студию не успеваем. А вот в офис заглянуть придется.

18.35 Пара-тройка столов, компьютеры, бумаги, фотографии, коробка из-под громкоговорителя и катушки с пленкой — таков антураж кабинета Дмитрия Харатьяна.

Харатьян не только арт-директор клуба “Кино”, в котором, собственно, и расположен его офис, но и с недавних пор — кинопродюсер. Дебютом в этой нелегкой профессии для Дмитрия стала картина Александра Павловского “Атлантида”.

В настоящее же время продюсер Харатьян заехал в офис, чтобы отдать кое-какие распоряжения относительно только что отснятой картины “Долгое прощание”, поставил которую Сергей Урсуляк.

Также в офисе Дмитрию предстоит посмотреть кое-какие пришедшие деловые бумаги и перекусить.

Клуб “Кино” — место весьма примечательное. Во-первых, здесь побывали практически все звезды кино, театра, музыки, спорта и политики. Отдельные товарищи здесь даже Новый год регулярно справляют.

У актера есть всего несколько минут, чтобы перекусить перед спектаклем “О мышах и людях”. К счастью, его начало задерживается. Просто Александру Балуеву, играющему в спектакле в паре с Харатьяном, необходимо попасть на премьерный показ фильма “Благословите женщину”, где он исполнил главную роль.

Перекусывает Дмитрий супчиком и курицей. Пока тарелки со стремительной скоростью опустошаются, Харатьян периодически произносит фразы из “Евгения Онегина”. Много лет назад актер должен был играть Пушкина и изучил чуть ли не всю его биографию и произведения.

— Пушкина? — не верю. — Очень интересно...

— А что такого? — удивляется актер. — Мне тут Путина предложили сыграть...

— Кого?! Путина?!!

— Да. Но это пока тайна...

19.03 Серебристое авто стремительно мчится по улицам Москвы в сторону Театра юного зрителя.

— Что-то вы опаздываете сегодня! — пока Харатьяну открывают ворота, зрительницы, замершие в ожидании на крыльце, пытаются вступить в дружественный диалог.

— Это не я опаздываю, это Балуев, — отвечает актер.

— Значит, нам еще гулять?

— Гуляйте, — разрешает Дмитрий, въезжая во двор.

19.20 — Где артист Балуев? — такими словами встречает Харатьяна режиссер спектакля Михаил Горевой. Волнение его понятно — дали второй звонок.

Дмитрий быстро переодевается — на нем белая майка, брюки и шейный красный платок.

А вот и задержавшийся Балуев. Он облачается в свой костюм за считанные минуты.

Третий звонок. Группа встает в круг. Ладони собирают в центр — в “кучку”. Хором звучит девиз: “Громко, вовремя и наизусть”. Начали.

20.10 Представление идет как по маслу. Дмитрий играет американского батрака по имени Джордж, Балуев — его странноватого друга. Согласно сюжету актеры обливают друг друга водой, потом Балуев “ломает” руку одному из героев, а Харатьян “отнимает” у друга его последнюю радость — маленькую мышку.

Свою лепту в действие спектакля вносят не выключенные публикой мобильные телефоны.

— Птички поют, — романтично вздыхает Джордж. Вместо птичек зал оглашает треньканье “мобильной” сюиты Бетховена. В зале — улыбки. Но актерам-профессионалам хоть бы хны.

Антракт. Для Харатьяна уготован приятный сюрприз. В гримерке появляется его друг Андрей Гусев, которого Дмитрий не видел 12 лет, потому что Андрей живет за границей. Вместе с Харатьяном Андрей Гусев начинал сниматься в фильме “Розыгрыш”.

— Я даже не подозревал, что за это время ты стал такой харизматической личностью, — улыбается Гусев.

21.45 Спектакль подходит к концу. Второе отделение более драматично. В конце Дмитрий—Джордж стреляется. Только в зале почему-то не слышен звук выстрела...

Актерам аплодируют стоя, в большом количестве дарят цветы.

— Обычно я стреляю, но сегодня решил без этого, — улыбается Харатьян. — Да, напряженный сегодня денек, но для сцены это даже лучше. Пропускаешь через себя переживания героев, и плохое состояние уходит. Поверьте, сцена лечит. Как и искусство в целом.



Партнеры