Голая правда Тарзана

28 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 3112

Прошли те времена, когда имя Тарзан не сходило с уст лишь престарелых дамочек, постоянных посетительниц стрип-клубов. Теперь настоящее имя “благородного” персонажа из далекого прошлого, Сергея Глушко, на устах у всех жителей постсоветского пространства. С его коллективом эротического танца стремятся выехать на гастроли наши поп-дивы, он семимильными шагами ступает по лестнице кинематографа, и, наконец, только ему удалось завоевать сердце “гарной дивчины” Наташи Королевой.


— 1 августа вы с Наташей сыграли свадьбу. Поговаривают, после торжества новобрачные поругались...

— На нашу свадьбу, которая состоялась в Питере, были приглашены только самые близкие. После регистрации (венчания у нас не было) мы решили это дело отметить. Ну какая ж свадьба без хорошей пьянки? После веселья, вечером, мы сели в поезд Москва—Питер. И вот выходим мы рано поутру на перрон вокзала с измученными лицами. А перед нами толпа журналистов с фотокамерами. Но у нас и в мыслях не было приглашать прессу! Я их трижды попросил убрать фотокамеры — как три предупредительных выстрела в воздух. После этого сказал, что если съемки не прекратятся, я просто-напросто разобью им всю аппаратуру. Потом мы с Наташей сели в одну машину и уехали восвояси. Вот и вся история...

— Ваш союз с Королевой привлекает внимание уже несколько лет. Помните, как все начиналось?

— Впервые я увидел Наташу еще в детстве, так что тогда мыслей о совместной жизни у меня и быть не могло. Когда же она впервые меня увидела, то решила включить мои выступления в свою гастрольную программу. Мы встречались, общались с ней и с ее директором по организационным и финансовым вопросам. Вместе репетировали, колесили по стране с концертами. Это продолжалось несколько лет. Ни о каких личных отношениях мы не думали.

— А когда все же подумали?

— Не после пьяного секса, как многие думают. Все произошло неожиданно — что-то в воздухе сверкнуло. В какой-то момент и она, и я поняли — что-то происходит. Для меня это было очень неожиданно, я напрягся. Даже не знал, как реагировать. Мы договорились: разбежимся на время и подумаем, нужно ли нам все это. Не общались почти месяц. В конце концов созвонились, встретились, и так все завертелось, закрутилось...

— Семейные узы Королевой не смущали?

— О каком замужестве идет речь? К тому моменту, как наши отношения начались, Королева и Николаев уже год были чужие друг другу люди. Николаев жил с какой-то тетей, он и по сей день с ней. Это сейчас он выставляет себя несчастным прынцем. Наталья жила одна. Так что друг до друга им не было никакого дела. Но на церемонии и вечера их приглашали вместе. Они создавали видимость семейной пары, это была игра на публику. Когда Николаев почувствовал, что пахнет жареным, начал выдавать такие номера! Была очередная церемония, на которую их пригласили вместе в качестве ведущих. Николаев вразрез со сценарием, на сцене, упал перед ней на колени со словами: “Наташа, вернись, я все прощу”. А то, что он сейчас делает, это просто не по-мужски. Например, отдает те песни, которые пела Наташа, другим солистам.

— Николаев не пытался по-мужски разобраться с вами?

— Мне до него нет никакого дела. Я у него жену не забирал, как все думают. Дорогу ему не переходил. Он это прекрасно знает, поэтому разборок не было. Я о нем хорошего мнения как об артисте. Наташа тоже относится к нему ровно. Они расстались окончательно и бесповоротно.

— Как Королева относится к тому, что вы зарабатываете на жизнь стриптизом?

— Она мудрая женщина и понимает — работа есть работа. Каждый занимается своим делом. Скандалов или ругани по этому поводу в нашей семье не возникает.

— Как вообще получилось, что из семьи потомственных военных вышел стриптизер Тарзан?

— Мой отец подполковник в отставке. Я заканчивал школу в военном городке — недалеко от космодрома в Плесецке. Как правило, в военных городках 90% выпускников школ поступают в военные вузы. Я оказался в числе этих процентов и поступил в Военно-техническую академию Санкт-Петербурга. После окончания учебы служил два года на Севере. На момент увольнения был старшим лейтенантом.

— Старший лейтенант — мальчик молодой... Что, не выдержали военной дисциплины?

— Дело не в этом. Я служил с 1992 по 1995 год. Это был, наверное, один из самых неудачных моментов в истории нашей армии. Когда я поступал в военный институт, армия была одна, а служить довелось уже в совершенно другой — развал, крошечные зарплаты. Одним словом, болото. Дело даже не в деньгах, а в отсутствии перспектив.

— А как же звание, звездочки на погонах?

— А что звание? В армии система такова: служишь хорошо — получишь звание чуть раньше положенного срока. Проявляешь себя хуже — все равно получишь звание, но чуть позже. Там какая-то безысходность, пьянство, ничего более. Я был молодой, полон сил и энергии. Мне хотелось чего-то большего.

— И в погоне за светлым будущим рванули в Москву?

— Нет, в Москву уехал не сразу. После увольнения пожил несколько месяцев в военном городке и понял, что если не служить, то делать там нечего. Была еще одна альтернатива — торговать в ларьке. Но я подумал, что способен на нечто большее. Для начала решил получить гражданское образование. Вот тогда и рванул в Москву. Здесь поступил в Академию международного бизнеса. Даже сдавал зачеты и экзамены. Проучился не больше года. В конце концов, честно написав диплом, приехал на защиту... А меня поставили перед фактом: институт закрыт. Организаторы забрали все денежки и смылись. Я осел в Москве и начал искать любую работу, чтобы просто-напросто выжить: ездил на собеседования, сидел у телефона, обзванивая различные конторы. Закончил курсы страхового агента, у меня до сих пор где-то корочка лежит. Но мне это не понравилось, не стал работать по специальности. Учился на курсах английского разговорного языка. Работал в Подмосковье охранником. В мебельной фирме менеджером — отслеживал поставку, реализацию и сборку мебели. Чисто случайно устроился работать администратором в салон Сергея Зверева. Потом так же случайно попал в модельный бизнес.

— Значит, моделью стали благодаря Сергею Звереву?

— Да при чем здесь Зверев?! Он для меня вообще не фигура. Зверев парикмахер, как Волочкова балерина. Я ведь немало поработал в его так называемом салоне. Все, что он делает, меня вообще не впечатляет. Единственное, за что его можно уважать, так это за то, что он много работает. Я решил попробовать стать моделью после того, как увидел объявление в газете о наборе в агентство “Red Stars”. Если где-то пишут: “Набор на курсы манекенщиц” — не верьте, это собирание денег. Курсы даже в модельном агентстве ничего не гарантируют. Единственное — они дают возможность с гордостью произнести: я модель. То есть разница между тем, что ты окончил курсы моделей, и тем, что реально работаешь в этой сфере, огромная. Сейчас плюнь с балкона и попадешь в модель. Но если присмотреться, то в рекламах, на показах, в клипах снимаются одни и те же. И я попал в эту реальную десятку.

— Как вам это удалось?

— А чем мы хуже? Что мы — конопатые? Не боги горшки обжигают. Ничего специально для этого не делал — просто, наверное, пришелся ко двору. На тот момент “Red Stars” было цивильное агентство. Пока там работала Татьяна Кольцова, там все было супер. Как только ее убрали, кубарем вниз покатилось не только агентство, но и весь наш смешной модельный бизнес. Кольцовой удавалось поднимать планку российских моделей. Тогда за показ мы получали 200 долларов, сейчас 30. Дело дошло до бредовых вещей — приглашают работать на высокую моду и вовсе не платят. Объясняют тем, что само приглашение для нас должно быть честью. Бред собачий! Так что, когда я начал работать моделью, платили неплохо и можно было как-то дышать. Я решил завязать с другими подработками и занимался только модельным бизнесом.

— Стриптиз, стало быть, тоже случаен?

— Да. Тоже случайность. Я просто решил попробовать. У меня и в мыслях не было, что это будет всерьез и надолго. На тот момент у меня ведь было все в порядке. В стрип-выступлениях я преследовал единственную корыстную цель — хотел, чтобы меня научили двигаться. Мне это могло помочь в том же модельном бизнесе. На подиуме помимо тупых проходов с дебильными лицами часто вводят элементы шоу. Нужно уметь и рукой, и ногой шевельнуть. Но никто ничему не учил.

— И как бывшему офицеру давался стриптиз?

— К тому моменту, как я начал танцевать стриптиз, прошло немало времени. Все происходило постепенно, шло своим чередом. Я же не увольнялся из армии, чтобы танцевать стриптиз. Я начал выступать сразу в нескольких клубах. Оплачивалось так: во-первых, то, что дают в процессе выступления клиентки, так называемая консумация, а во-вторых, финансовая гарантия клуба. Этой гарантии хватало на то, чтобы ночью добраться на такси из клуба домой. Но мне приходилось экономить — я дожидался, пока откроется метро.

— В чем принципиальное отличие женского и мужского стриптиза?

— Это абсолютно разные вещи. Женщинам с рождения дана одна очень важная вещь — я просто как мужик скажу, мне ведь абсолютно все равно, что она будет делать на сцене. Если девушка красивая, у нее хорошие формы, мне это уже изначально нравится. В этом особенность женского стриптиза. Я наблюдаю, как мужики, сутками протирающие штаны в офисах, стервенеют от одного вида голой девушки. У меня часто спрашивают: “А вам еще девушки не надоели?” Отвечаю: “Нет, не надоели”. Я ж не гинеколог. А мужикам-стриптизерам недостаточно обнажить свое тело. Нужно движением, танцем завести публику.

— Какой, по-вашему, должен быть кульминационный момент в мужском стрип-танце?

— Я никогда не показываю, скажем так, свои интимные части. Всегда кусок ткани прикрывает все это. Мне кажется, что демонстрировать свои достоинства совершенно ни к чему. Направление, в котором я работаю вместе со своим коллективом, скорее не стриптиз, а эротический танец. Мы не делаем акцент на оголении — это происходит ненавязчиво. Всегда есть идея, специально шьют костюмы. При чем здесь стриптиз, если люди после наших номеров начинают плакать.

— А конкуренты не заплакали с появлением Тарзана?

— Весь мой период жизни в Москве успешен. Я работал в модельном бизнесе — достиг вершин, попал в стриптиз — тоже. Но горжусь я тем, что за это я никому ничего не должен. Я ни с какими старыми важными тетками не делил постель за определенные услуги. В “голубую” сторону не смотрю. А это же сплошь и рядом. Наверное, поэтому у меня много недоброжелателей. Они наблюдают за моими успехами и злятся на меня за то, что я никому не поддаюсь. Помню, как-то в Москву приехала Линда Евангелиста. А меня в “Славянской” пригласили открывать показ. На репетицию приехали с телевидения снимать об этом событии передачу. Чтобы им было проще разбираться в людях, принимающих участие в показе, журналисты попросили помочь им товарища Алишера. А он же меня терпеть не может. Он подошел ко мне. Не глядя задал пару стандартных вопросов. А я в то время на шее носил широкую золотую цепочку. И в конце он меня спрашивает: “А, типа... что за ошейник?” На что я ответил: “Алишер, это не ошейник. Эта штука называется цепь золотая, за которую я никому в жопу не давал”. Алишер заткнулся и ушел. Конечно, в передачу этот момент не вошел.

— Почему вас назвали Тарзан?

— Этот псевдоним мне дали зрители. Я его не выдумывал. Тарзан — меня не ломает. Это благородный персонаж.

— Сейчас вы предпочитаете, чтобы вас называли настоящим именем — Сергей Глушко. Для этого и в ГИТИС поступили?

— Я пошел учиться, чтобы совершенствоваться. Перед поступлением долго готовился, волновался.

— И никто не посодействовал на вступительных экзаменах?

— Ну, все же не могу сказать, что поступал в ГИТИС как простой человек с улицы. Конечно, у меня уже есть знакомства. У меня форма обучения, на которую, наверное, берут не всех. Отделение высоко оплачивается. Мы созваниваемся с преподавателем и, когда есть время, встречаемся. Мне очень интересно и очень непросто. Меня в Москве не воспринимают как актера. Вот что хреново. А я хочу добиться именно этого. Хочу, чтобы с моим именем были другие ассоциации, помимо стриптиза и мужа Наташи Королевой.

— Ну, от ассоциации с мужем Королевой никуда не деться. Сергей, а пока вы завоевывали Москву, что происходило в личной жизни?

— Да ничего серьезного в принципе не происходило. Встречался с девушками. С кем-то были более длительные отношения, с кем-то мимолетные романы. Впрочем, мне тогда были не нужны серьезные отношения.

— Как же вы решили стать отцом, если серьезные отношения с женщинами вам были ни к чему?

— Мы с Наташей делали ребенка абсолютно сознательно. Даже пол ребенка был запланирован. Наталья сказала: “Мне нужен мальчик!”. На что я ответил: “Ну, не знаю. Как получится...”. Наташа очень хотела мальчика. Во время беременности постоянно твердила: “Будет мальчик, будет мальчик!” Потом подруги, бабки по форме живота определили, что она ждет девочку. И уверенность Натальи пропала. Мы пошли на УЗИ, и оказалось — мальчик.

— Почему так долго держали в тайне имя отца?

— Мы знали, как отреагирует пресса, а лишнее волнение в Наташином положении было совершенно ни к чему. Мы знали, что розы на нас не посыплются.

— Прятались, значит?

— Во время беременности Наталья жила у меня. Мое жилье — это просто шедевр. В то время мы с другом снимали замызганную двухкомнатную квартирку. С другом жила подруга, они держали собаку, а у меня была кошка. В общем, мрак. К концу Натальиной беременности я наконец-то завершил ремонт в собственной квартире, и мы переехали. Когда она легла в роддом, я приезжал туда каждый день, а потом встречал ее с младенцем на руках. Сейчас сын живет за городом с моими родителями. Все свободное время мы с Наташей проводим с ним. О будущем Архипа пока не парюсь. Сейчас главное — окружить его доброй атмосферой.

— Поговаривают, у Королевой характер не сахарный. Она не пытается вами рулить? У нее-то опыта в шоу-бизнесе побольше вашего...

— Я соединился с ней потому, что она шикарная в общении. Наташа настолько мудрая, что не вмешивается в мою работу. Конечно, если мне понадобится ее помощь, она поможет, подскажет. Во все врубается. Может, ей дал эту мудрость Николаев? Не знаю...



Партнеры