Детки, рожденные на клетке. лестничной

1 октября 2003 в 00:00, просмотров: 287
     СПОР О ТОМ, КАКАЯ МЕДИЦИНА ЛУЧШЕ: ПЛАТНАЯ ИЛИ БЕСПЛАТНАЯ, ПОХОЖЕ, ОКОНЧАТЕЛЬНО ЗАШЕЛ В ТУПИК. ЕСЛИ В БЕСПЛАТНОЙ ПРОСТО НЕ ЛЕЧАТ, ТО В ПЛАТНОЙ БЕРУТ ДЕНЬГИ И… НЕ ЛЕЧАТ ВОВСЕ.
     
     С СОСТОЯТЕЛЬНЫМИ ЛЮДЬМИ ОХОТНО РАЗГОВАРИВАЮТ ТОЛЬКО ОБ ОПЛАТЕ УСЛУГ. ДАЛЬНЕЙШИЕ ОТНОШЕНИЯ ВРАЧА И ПАЦИЕНТА ПРОХОДЯТ ПО ПРИВЫЧНОМУ ПРАВИЛУ ЛОТЕРЕИ БЮДЖЕТНОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: ПОВЕЗЕТ-НЕ ПОВЕЗЕТ С ХОРОШИМ ДОКТОРОМ. ИСТОРИЯ СВЕТЛАНЫ П., 24-ЛЕТНЕЙ МОСКВИЧКИ, — КРАСНОРЕЧИВОЕ ТОМУ СВИДЕТЕЛЬСТВО
     
     ПЕРСОНАЛЬНЫЙ ДОКТОР
     
     На здоровье Светлана никогда не жаловалась. И за медицинской помощью обратилась по поводу предстоящих родов — уже вторых в ее жизни. Первые — четыре года назад — благополучно окончились рождением сына.
     Поскольку наша героиня — из категории людей, скажем так, небедных, своего второго малыша она также захотела родить в комфортных, а главное, максимально безопасных, как ей казалось, условиях частной клиники.
     Светлана обратилась в центр “Евро-Мед”, где появился на свет ее первенец. Тогда все прошло, как в голливудском кино. Персональный врач, предоставленный центром, была учтива и внимательна. Согласно договору беспокоить ее можно было и днем и ночью. Всякий раз на другом конце провода как будто только и ждали Светиного звонка. Когда подошел срок родов и в первый раз “по-другому” заболел живот, врач приказала срочно ехать в роддом, а сама примчалась туда раньше своей пациентки. (Такая ситуация специально оговаривается условиями договора, чтобы роженица попала в заботливые руки персонального доктора, знающего о женщине и ее ребенке все и вся почти наизусть.) Даже такую естественную вещь при родах, как боль, Света не почувствовала. Рожала под специальной анестезией.
     Так подробно о событиях четырехлетней давности я рассказываю, что называется, для большего контраста. Ведь именно первый, положительный, опыт и сыграл со Светой очень злую шутку...
     
     АКУШЕРСТВО С “НАГРУЗКОЙ”
     
     Светлана отдала в кассу центра 32700 рублей и пошла на ознакомительный прием к персональному врачу.
     Первым делом ей предложили выкупить вторую кровать в двухместной палате, чтобы “после родов ни с кем ее не делить”. Всего-то 15 тысяч рублей. А то ведь у нас “простые не рожают, — объяснил ей доктор, — все больше банковские. А к ним, сама понимаешь, за раз по двадцать человек приходит”. Одним словом, не выкупишь — пеняй на себя, намекнул заботливый эскулап. В ином случае, мол, фирма не гарантирует, что коллектив какого-нибудь кредитно-финансового учреждения не стопчет тебя вместе с ребенком всмятку. “Ничего, я как-нибудь потерплю”, — сказала Света.
     Тогда доктор зашел с другого бока. Едва взглянув на анализы, принесенные Светой из районной консультации, он сделал вывод, что в данном конкретном случае никак не обойтись без удорожания контракта еще на 7 тысяч рублей. Почему? Оказывается, жизненно важно пройти дополнительное обследование, попросту сдать еще некоторые анализы.
     — У меня хроническое заболевание почек, — говорит Светлана. — При первой и второй беременностях в моче определялось незначительное количество белка. Но на моем состоянии это никак не сказывалось. Да и других докторов мой “белок” особенно не беспокоил.
     Хорошо, пусть дообследование необходимо, но откуда взялась сама цифра в 7 тысяч рублей? Вместе стали складывать стоимость прописанных анализов. Доктор считал долго и трудно, несколько раз. Увы, все равно больше четырех с половиной тысяч рублей никак не получалось. Причем эта сумма набегала по высоким расценкам медцентра (в районной поликлинике то же самое делается “за спасибо”).
     — Я спросила тогда: зачем проводить полное обследование почек? Вы же не будете меня лечить? — вспоминает Света. — Вразумительного ответа врач мне так и не дал...
     Другое недоразумение случилось ровно через три дня. Света забыла название рекомендованного лекарства. Плохо считающий продавец кроватей как ни пытался, но так и не смог вспомнить, кто ему звонит.
     Вспомнил только через неделю, когда вновь встал вопрос о платных анализах. Уже других — “не углубленных”. Тех самых, какие Света должна была иметь на руках. Дело в том, что она неплохо переносила беременность и поздно обратилась в женскую консультацию по месту жительства. То есть только-только прошла полное обследование, результаты которого должны были прийти со дня на день. Заботливому доктору было это известно, так как он держал перед собой обменную карту. Но уж очень хотелось выписать хоть что-то сверх уплаченных 32700 рублей.
     Очередной вопрос “зачем?” вновь повис в воздухе без какого-либо ответа.
     
     ХРОНИКА НЕСВАРЕНИЯ ЖЕЛУДКА
     
     В 15 часов у нашей героини появились тяжесть внизу живота и схваткообразные боли. В 18 часов 30 минут, окончательно убедившись, что начинаются роды, Света позвонила своему персональному доктору, чтобы сообщить долгожданную новость.
     Согласно договору после такого звонка врач обязан немедленно прибыть в роддом, принять роды, а затем произвести обязательный в таком случае осмотр. Но вместо того чтобы спешить на родовспоможение, доктор почему-то советует... “выпить валерианки с но-шпой и перезвонить ему через два часа”.
     Немного растерявшись от такого сервиса, Света звонит мужу. Не имея медицинского образования, он по голосу и прерывистому дыханию жены сразу понимает, что она вот-вот родит. Муж бросает дела и едет домой.
     — Я испугалась, что не успею попасть в роддом, — говорит Света, — поэтому позвонила доктору уже через 30 минут и сказала, что начались схватки.
     Доктор разрешил своей пациентке вновь обеспокоить себя минут эдак через двадцать. Но и на этот раз Света сплоховала, не выдержала и набрала знакомый номер уже через несколько минут. Поскольку роды у нее были вторые, по знакомым признакам она сама себе поставила уже окончательный диагноз и убедила-таки врача в том, что она не злостная симулянтка. “Понятно, — сказали на другом конце провода, выслушав “доказательную базу”. — Тогда езжайте в роддом. Вам далеко ехать?..” И тут же по телефону личный врач начал скрупулезно уточнять у своей пациентки, какое предлежание у плода и какие у нее роды по счету...
     Здесь необходимо сделать небольшое отступление.
     А в конце беседы доктор сказал, что присутствовать на родах не сможет... “Отравился и не слезаю с унитаза”. Все, чем он может помочь, — позвонить коллеге, чтобы попросить его о помощи.
     
     ОТКРОЙТЕ, СТОЛ ОПЛАЧЕН!
     
     Дальше события разворачивались со скоростью “БМВ”, на котором муж Светы мчал рожающую жену, не разбирая ни дорожных знаков, ни сигналов светофоров.
     — По дороге я орала во все горло. Первые-то роды были под анестезией, боли вообще не чувствовала. А тут и боль сильнейшая, и страх... что рожу в машине. Одним словом, я помогла мужу выжать из мотора все лошадиные силы, какие в нем были...
      На счастье мамы и ее будущего ребенка, то был субботний вечер. А шоссе — полупустым. Поэтому, когда мощная иномарка влетела во двор 67-й горбольницы, где располагается платный медцентр, у Светы успели отойти только околоплодные воды.
     Но тут выяснилось, что наши супруги знают только то место, где в центре принимают деньги, то есть офис центра. А где здесь рожают — неизвестно. Оставив Свету кричать в машине, муж какое-то время метался от одной закрытой двери к другой, на ходу разговаривая по мобильнику с сидящим на унитазе персональным врачом. Тот как мог координировал поиски нужного направления.
     Наконец, открылась нужная дверь и медсестра центра вежливо улыбнулась: “Идите за мной. Нам на второй этаж”.
     Света сделала несколько шагов по ступеням и остановилась. Джинсы, в которых она была, присползли, обнаруживая появившуюся головку ребенка...
     Дальше ни ходить, ни рожать Света самостоятельно уже не могла. Муж подхватил ее за ногу и плечи, донес до родовой на втором этаже. Положил на кушетку. Кто-то из персонала стянул с роженицы джинсы и достал из них крепкого доношенного мальчика 53 сантиметра ростом и весом в три с половиной килограмма. Тут же на кушетке отрезали пуповину. “Тебе повезло, что в джинсах была, — сказала акушерка. — А то бы вывалила его прямо на ступеньки и покалечила”.
     
     ПЕРВИЧНАЯ МАТЕРИЯ
     
     За картой беременной, где были собраны все анализы, указана группа крови и другие необходимые сведения, в офис центра никто из акушеров идти не пожелал. Просто заполнили чистый бланк, как это делается на нигде не наблюдавшихся или подобранных на улице случайных беременных. Момент стягивания джинсов взяли за основу и указали его как время родов — 19 часов 55 минут.
     На следующий день появился и персональный врач, о его присутствии Света узнала по знакомому голосу. “Меня так чистило, так чистило...” — жаловался он кому-то в коридоре.
     А еще через три дня Свету со вторым сыном выписали из роддома. Малыш прекрасно перенес свое несколько необычное появление на свет, мама тоже чувствовала себя прекрасно. В медцентре были довольны: обошлось. Сейчас и не скажешь, кому повезло больше: врачам, которых пронесло в прямом и переносном смысле, или Свете и ее ребенку. Хотя нет: наверное, самым везучим оказался все-таки малыш. Целая цепочка случайностей, без преувеличения, спасла ему саму жизнь.
     Если бы он “шел” не головкой, а, допустим, ножками — то попросту бы задохнулся. Если бы на маме были не крепкие джинсы, а что-то другое — разбился бы насмерть о каменные ступени роддома. Если бы не папа, аккуратно донесший Свету до второго этажа, или любое неловкое движение самой мамы — головка или тонкая шейка просто бы не выдержали…
     
     ЮРИДИЧЕСКАЯ АКУШЕРОЛОГИЯ
     
     После выписки Света наотрез отказалась расписываться в предложенном документе, что не имеет к врачам никаких претензий. “Верните хотя бы половину уплаченных денег”, — предложила она. На что персональный доктор, как и обычно, отреагировал без энтузиазма: “в порядке, предусмотренном условиями договора”.
     Подписывая договор с центром на оказание платных “высококачественных медицинских и сервисных услуг” по родовспоможению, Светлана меньше всего собиралась с ним судиться. (Впрочем, как и рожать на его лестнице в собственные джинсы.) Точнее, о таком варианте развития событий она даже не задумывалась. Зато об этом крепенько подумали в самом центре и, как говорится, где надо “подстелили соломки”:
     “Стороны освобождаются от ответственности за частичное или полное неисполнение и/или ненадлежащее исполнение обязательств по настоящему Договору, если оно явилось следствием обстоятельств непреодолимой силы…” (Интересно, расстройство желудка — это сила преодолимая или нет?)
     Далее в договоре перечисляются обстоятельства и препятствия, перечень которых не является исчерпывающим: “объявленная или необъявленная война, в том числе гражданская, беспорядки, революции, пиратство, саботаж, террористические атаки, взрывы; стихийные бедствия, такие, как ураганы, циклоны, землетрясения, извержения вулканов, цунами…” И так далее, и так далее, и так далее.
     Одним словом, впервые внимательно прочитав свой договор с медцентром и обнаружив в нем пиратов с цунами, Света отчетливо поняла, что голыми руками докторов не возьмешь. Они не просто соломки подстелили, а обвязались со всех сторон пуленепробиваемыми подушками. Поэтому столь занимательным чтивом она решила поделиться с юристами Коллегии адвокатов Московской области “МАКСИМУС” Дмитрием Шапиловым и Андреем Кучеровым, и вот как они прокомментировали ситуацию:
     — В договоре указано, что в случае его расторжения пациент компенсирует центру стоимость фактически оказанных услуг. Но ни мы, ни Светлана так и не увидели прейскуранта. Поэтому что-то рассчитать просто невозможно.
     Порядок разрешения споров вообще носит дискриминационный для пациента характер. Чтобы обратиться в суд, необходимы результаты двух экспертиз. Для их проведения женщина сама должна обращаться к специалистам-экспертам. Кто за это будет платить — неизвестно. И вообще, как пациент, по роду своей работы далекий от медицины, их найдет, куда ей обращаться?..
     О какой-либо конкретной ответственности лечебного центра тоже ни слова. Даже если вы дойдете до суда и докажете, что врач не прав. Денег он ваших не брал, да и договор вы заключаете с центром, а не с врачом. Отношения “центр — врач” никак не прописаны. Вот и получается, что центр вам ничем не обязан, если виноват конкретный доктор. Одним словом, очень умненький договорчик.
     Конечно, Светлане мы поможем. Дело в том, что к ее ситуации применим Закон о защите прав потребителя. Ну а всем читателям вашей газеты мы хотим дать совет. Прежде чем что-то подписывать, а уж тем более — нести деньги в медицинское учреждение, внимательно ознакомьтесь с условиями предлагаемого договора. А еще лучше — проконсультируйтесь у юриста. Это стоит гораздо меньше тех денег, которые вы можете потерять вместе со своим здоровьем...
     
     КСТАТИ
     
     Некую странную черту большинства российских специалистов первыми подметили, кажется, педантичные немцы. И за 200, и за 1500 долларов в месяц наш человек работает примерно одинаково, так, как привык. Материальное стимулирование труда в России крайне неэффективно.
     
     Предлежание плода, то есть каким местом: головкой, ножками или попой — он собирается входить в наш грешный мир. Это очень важная деталь, которую необходимо знать акушеру, чтобы правильно вести роженицу в ее нелегком деле. Какие роды по счету — тоже не праздное любопытство. При повторных родах “дело” может произойти намного быстрее... Одним словом, и предлежание, и какие роды по счету, и даже расстояние до роддома — все это персональный врач должен был знать и помнить наизусть. Тем более что он общался со своей пациенткой совсем недавно.


Партнеры