Элиза Дулитл forever!

Сокольники — место встречи изменить нельзя

18 октября 2003 в 00:00, просмотров: 256
     Они ходят сюда как на работу: никаких прогулов и отгулов. И всегда с удовольствием. Место встречи — танцплощадка в Сокольниках. По средам, субботам и воскресеньям в любую погоду здесь собираются те, кому уже далеко за 50. На первый взгляд, все выглядит очень трогательно и романтично: вальсы чередуются с фокстротами, кавалеры галантны с дамами, а те, в свою очередь, нарядны и милы. Тем не менее мадридский двор по сравнению с танцплощадкой в Сокольниках просто детская песочница. Здесь кипят нешуточные страсти и плетутся интриги, а любовь, верность и измена ходят рука об руку…

Тело не лжет

     Солнечный сентябрь словно извинялся за паршивое лето. На танцплощадке яблоку негде упасть. Поначалу было неловко из-за меркантильного журналистского интереса нарушать царящую здесь идиллию. Однако оказалось, что большинство завсегдатаев на контакт идут легко, откровенно делясь интимной информацией о своем хобби.
     Отличительная черта Людмилы Николаевны — шикарная белая коса. Макияж и маникюр безупречны. Впрочем, здесь это скорее правило, чем исключение: женщины выглядят прекрасно. С искренней улыбкой Людмила Николаевна поведала, что пришла сюда только в шестой раз. Обязательно попросила написать, что для нее после смерти мужа и сына это место стало настоящей отдушиной.
     — В первый раз я надела огромную шляпу и шикарное платье. Сразу же познакомилась с мужчиной. Целый день мы танцевали и гуляли по парку. А на следующий он мне вдруг говорит: “Ты моя реклама. До тебя на меня ни одна б…дь не смотрела, а теперь табунами ходят!” Вот такая романтика: мельчает мужик! Вы погуляйте, поговорите с людьми, еще и не такое узнаете.
     Далеко ходить не надо. Танцплощадка вся как на ладони. На фоне танцующих особенно выделяется одна пара: он — явно азиатских кровей, стройный, с отличной пластикой, у нее типичная славянская внешность, но фигура — загляденье. Как статуэтка, легкая и изящная. Я сначала приняла их за профессионалов, настолько четкими, отточенными и одновременно плавными были их движения. Подумала: устанут — тогда и поговорю. Долго же мне пришлось ждать!
     — Ну что вы! Никакие мы не профессионалы, — рассмеялась женщина. — Познакомились мы всего год назад и с тех пор каждые выходные танцуем вместе. Я инженером работаю, а энергию для этого в танце черпаю. Партнер же мой раньше восточными единоборствами занимался — отсюда и пластика.
     — А почему он всегда молчит? — удивляюсь я.
     — Да он по-русски очень плохо говорит. Я уже привыкла. Движения могут даже больше сказать, чем слова. Тело никогда не лжет.

Танцуй, пока живой...

     Через какое-то время замечаю, что вокруг меня решительно нарезает круги один мужчина. На местного сумасшедшего, настойчиво и безрезультатно пытающегося закадрить всех “молодух”, он не похож. Выглядит вполне прилично. Ну, думаю, сам напросился:
     — Сколько лет вы здесь танцуете?
     — С 82-го. Вот и посчитайте.
     — Ого! А можно вам задать несколько вопросов?
     — Можно, но сначала позвольте пригласить вас на танец!
     Музыка звучала медленная, и я согласилась, решив, что танец ограничится топтанием на месте. Не тут-то было. Под радостное ржание моего мужа пожилой кавалер подскоком кружил меня по площадке, не обращая внимания на лужи и окружающих.
     — Ча-ча-ча танцуете? Эх, молодежь. Ладно! Расслабься, крепко держи меня за руки, и все у нас получится.
     Кто-то из великих однажды сказал: “Танцы — это искусство отдергивать свою ногу раньше, чем на нее наступит партнер”. В моем случае партнеру пришлось несладко: расслабиться я не смогла, из-за чего сильно пострадали его ботинки.
     — Сейчас я тебе покажу, как надо танцевать, — с насмешкой сказал он. Все остальное время он регулярно менял партнерш, которые, на зависть мне, вальсировали легко и непринужденно.
     — Ты посмотри, какой нахал! Видит, девчонка с мужем пришла, и ведь все равно пристает! — сказала женщина лет шестидесяти пяти и возмущенно поджала губы.
     В любом доме, во дворе или в коллективе всегда есть хотя бы одна дама, которая все про всех знает. Моя собеседница Лариса Николаевна оказалась как раз таким недреманным оком.
     — Вы из газеты? Очень хорошо. Обязательно напишите: мы требуем, чтобы танцы начинались не в час дня, как сейчас, а хотя бы в три. Мужикам ведь проще — надел портки и готов! Нам же и платье погладить надо, и накраситься. Я из центра еду — и то целый час добираюсь. А некоторые — из самих Мытищ, им-то каково! Я с этим вопросом уже ходила в администрацию парка, так меня там чуть не избили. Можно, конечно, в Измайловский парк ходить, у них танцы позже начинаются, но в лесу темно и страшно, освещение очень плохое. Хотя там, пожалуй, повеселее будет: частушки матерные поют, гармошка играет.
     И тут мое внимание привлекла странная женщина в обтягивающем трико, в разноцветных носках, красной шали, с палочкой в руках и веселым колпачком на голове. Отплясывала она лихо, однако без партнера. Местная достопримечательность? Комментарий от Ларисы Николаевны последовал незамедлительно:
     — Дурочка, хотя и не совсем. Я на нее однажды милиционеру нажаловалась, так она, как его увидела, сразу дергаться перестала.
     — А вы сюда зачем приходите: потанцевать или с мужчиной познакомиться?
     — Да что вы! Разве здесь познакомишься! Во-первых, мужчины приходят в основном старые, а во-вторых, они все как шприцы одноразовые. Бабники или нахлебники, только бы пожить за чужой счет. Знакомиться надо на кладбище с вдовцами, у них и квартира есть, а может, даже машина.
     — Получается, в верности партнера нельзя быть уверенной даже в старости?
     — А то! У нас тут одна семидесятилетняя нашла лет на двадцать себя моложе парня, одела его, обула, жить к себе пустила. Ну прямо идиллия. А он ей с молодухой изменил. Раздела она его, разула и выгнала к чертовой матери. Правильно, по себе надо мужиков выбирать!
     — Неужели все так плохо?
     — Почему плохо? Это жизнь. Вон видите, пара пришла. Они год назад познакомились. Теперь уже и живут вместе, а все равно каждые выходные сюда приходят.

Любовь запоздалая

     Что женщина говорила дальше, я уже не слышала. Я увидела их. Они пришли, и словно солнце ярче засияло. Несмотря на осеннюю прохладу, они были в легких белых одеждах. А как танцевали! Движения легки и изящны, они счастливо улыбались друг другу и, казалось, не замечали никого вокруг.
     Я подбиралась к ним поближе, выбирая момент, когда можно будет с ними заговорить. Неожиданно на выручку пришел мой недавний кавалер:
     — Хочешь, познакомлю? Я их хорошо знаю. Сейчас все устроим.
     Вблизи Иван и Елена оказались еще симпатичнее. Про таких, как он, говорят “красиво состарился”: седовласый стройный мужчина с благородным лицом. По всему видно, что за своей внешностью он тщательно следит. Она под стать ему: красивая, и глаза добрые. Давно не приходилось видеть более гармоничной пары.
     Они познакомились год назад, а до этого он 40 лет отработал в сфере горнолыжного туризма, она — в больнице старшей медсестрой. У обоих были удачные браки, и дети, и внуки, и маленькие радости большой жизни. Но эта долгая и счастливая жизнь закончилась для них почти одновременно. Оба овдовели и, казалось, осиротели на целых 10 лет. Незаметно подкралась старость.
     Жизнь пенсионеров не слишком разнообразна. Друг Ивана долго уговаривал его пойти в Сокольники. “Ну что я там буду делать, в домино со стариками играть? Так еще быстрее состаришься”, — рассуждал он. “Девочка я, что ли, на танцы ходить?” — думала и Елена. В юности они часто бегали в Сокольники на танцы, только, конечно, порознь. Никто из них не предполагал, что именно здесь им суждено встретить свою последнюю любовь. А потом Елена пришла в парк на выставку и увидела танцплощадку. На выставку в этот день она так и не попала. Всю ночь потом плакала и разговаривала с покойным супругом: “Могу ли я радоваться жизни без тебя?”
     В Сокольники они пришли порознь. А ушли вместе. Елена пользовалась бешеной популярностью, от кавалеров не было отбоя. Всех подкупала не только ее красота, но и необыкновенная искренность и доброжелательность. Иван вспоминает: “Я сразу понял, что мы будем вместе. Меня тогда как током ударило: как же долго я тебя ждал!”
     Она его тоже сразу заметила. Танцевала с другими и все ждала, когда же он подойдет. “Я вся дрожала от счастья, кожей чувствовала, как нежно он на меня смотрит”, — говорит Елена.
     В первый раз Иван так и не пригласил Елену на танец. Для себя решил: “Если завтра придет, танцевать будет только со мной”. Так и случилось, и до сих пор они вместе. Они танцуют не только в Сокольниках. Их можно увидеть практически на всех танцплощадках города.
     Они почти сразу стали жить вместе, хотя о браке речь пока не идет. “В нашем возрасте штамп в паспорте уже не имеет такого значения, как в молодости. Главное — верность, — в один голос говорят Иван и Елена и почти синхронно улыбаются. — Наверное, нам не суждено было встретиться раньше, сначала мы должны были прожить прошлую жизнь и оставить в ней частичку себя”.
     Дети безоговорочно приняли и поняли их отношения.
     “Мы думали, что в 65 жизнь закончилась... Но сейчас для нас все самое интересное только начинается...”
     



Партнеры