Телеса обетованные

2 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 357

Поговорка “красота требует жертв” явно родилась задолго до появления пластической хирургии или открытия таблицы Менделеева (благодаря которой в мире резко увеличилось число блондинок). Вытравить перекисью волосы или даже лечь под скальпель хирурга — не такой уж это подвиг. Настоящие жертвы красоты — современницы Сократа или, например, Тутанхамона. В их времена не пользовались красками для волос, кремами от морщин и пенками для лица. И в их распоряжении не было помад или туши для ресниц. Но все же кое-что с современными женщинами их объединяет: страстное желание быть красивыми. Любыми путями. Даже самыми рискованными и экстремальными.


Удаление волос при помощи воска — это еще цветочки по сравнению с пытками, которым подвергали себя, скажем, девушки в Древнем Риме. Вряд ли среди латинянок были натуральные блондинки, но самым актуальным цветом волос в ту эпоху почему-то считался “золотистый блонд”. В ход шли самые немыслимые смеси, с помощью которых черные от природы волосы римлянок вытравливались до цвета и состояния соломы. В итоге уже годам к тридцати головы римских красавиц украшали внушительных размеров проплешины. Боролись с облысением радикально: смазывали головы смесью из крысиных голов, крысиного помета и перца. Судя по всему, первая в мире “лечебная” маска для волос оказалась не очень-то эффективной, и вскорости самым популярным товаром среди женского населения Рима стали парики из шевелюр азиаток и африканок. К счастью, после того как в Рим привезли первых рабынь из Скандинавии, рейтинг беловолосых женщин резко упал: светлые волосы стали одним из атрибутов проституток. Так что римские аристократки быстро перекрасились в родной черный цвет.

Впрочем, экспериментами над волосами дело не ограничивалось. Упорно не желающие мириться с природой худощавые латинянки вбили себе в головы, что настоящая красавица должна обладать пышными формами. Сказано — сделано, и все половозрелое женское население Рима стало налегать на высококалорийные продукты: увесистых жирных угрей, мед, орехи. Результаты опять оказались довольно сомнительными: вместо округлых форм — рыхлые телеса и целлюлит. Так что “лак для ногтей”, в состав которого входили жир и овечья кровь, можно считать самым безобидным косметическим продуктом древнеримской эпохи.

В Древнем Египте “первые красавицы” брились налысо, чтобы было удобней носить парики, которые делали из льна, шерсти и волос. Весь этот сложный волосяной набор заплетали в косички, которые распускались на кончиках. Никаких других “экстремальных” средств египтянки не применяли. Если не считать помаду: ее делали из смеси раздавленных красных жучков и муравьиных яиц.

В Древней Греции из всех косметических средств предпочитали румяна, в рецептуру которых входил бычий язык. Также гречанки любили прикладывать к коже лица... земляных садовых улиток: по мнению врачей, они прекрасно увлажняли пересушенную солнцем кожу.

Впрочем, греческий крем из улиток — это еще детские шалости по сравнению с маской для лица, изобретенной умельцами из Древней Индии: ее основным ингредиентом был помет крокодила. О последствиях применения сего средства история скромно умалчивает...

В Средние века наступили черные времена для краснощеких и пышущих здоровьем красавиц. Все мужчины стремились заполучить в жены рахитичного сложения женщин-подростков с узкими бедрами и плоской грудью. Окажись средневековая красотка в современном го

роде, ее наверняка направили бы на лечение в наркодиспансер. А поводом послужили бы мертвенно-белое лицо (такой цвет достигался при помощи тугих корсетов и масок из пиявок) и расширенные зрачки (прекрасные дамы закапывали в них сок белладонны — растения, содержащего атропин). Были в средневековую эпоху и другие “модные тенденции”: частые обмороки и... беременность. Причем для того, чтобы прослыть модницей, вовсе не обязательно было действительно готовиться к материнству. В продаже имелось предостаточно “искусственных животов”, которые привязывали к телу или пришивали к платью.

Не менее бледные лица были и у японских аристократок. В IX—X веках девушки из высшего общества Японии практически не выходили из дома, так что их щеки и без пиявок были белее бумаги. Большую часть времени они проводили или лежа (читая и сочиняя романы), или передвигаясь на коленях. Волосы отрастали ниже пояса. С их черным цветом прекрасно гармонировали... зубы, которые японки красили черным лаком. Черная краска использовалась и для бровей, которые рисовали почти под корнями волос. Свои собственные при этом безжалостно сбривались.

В XVII веке в Палермо одной из самых популярных женщин была некая сеньора Тоффана. Дамочка придумала отбеливающее средство по уходу за кожей лица, которое окрестили “Aqua Toffana”. Основным ингредиентом “крема” был крысиный яд. Быстро смекнув, что чудо-крем помогает отделаться не только от немодного румянца, но и от надоевшего мужа, жительницы Палермо стали примешивать крем в обеды своих вторых половин. Историки утверждают, что жертвами крема “Aqua Toffana” стали свыше 600 мужчин. Ответственность за убийства целиком и полностью возложили на плечи несчастной “косметички” Тоффаны, которую в 1709 году осудили и приговорили к смертной казни.

Модные тенденции середины XVIII века снова капитально подкосили женские организмы: талии уменьшились до 30—40 сантиметров (благодаря корсетам), а лица побелели так, что дамы стали напоминать вампиров или утопленниц (благодаря белилам на основе ядовитого свинца). Пятна с кожи удалялись при помощи ртути. Головы украшали пышными белыми париками, которые для пущей красоты смазывали жиром, что приводило к появлению вшей и заболеваниям кожи. Ситуацию усугубляли популярные в те годы “гели для волос”, в состав которых входил жир ящериц. Также предметом вожделения красавиц были полоски из мышиной кожи, которые наклеивали на брови. Впрочем, и это еще не все: по совету медиков дамы умывались и купались исключительно в собственной моче. Считалось, что эта процедура смягчает кожу и способствует похуданию.

Свои собственные рецепты красоты были у придворных королевы Елизаветы. Для достижения “интересной бледности” знатные особы в огромных количествах объедались вафлями с содержанием крысиного яда (в России в этих случаях предпочитали пить уксус). Эффект следовал незамедлительно: яд попадал в кровь, и подача кислорода в органы резко уменьшалась. Волосы осветлялись с помощью щелочи, что быстро приводило к потере волос. Впрочем, красавицы не расстраивались: признаки облысения считались последним писком. Другая тенденция тех лет предписывала носить волосы ярко-рыжего цвета — как у самой королевы Елизаветы. Желанный оттенок достигался при помощи смеси из свинца, серы, гашеной извести и воды.

Впрочем, было бы несправедливо утверждать, что в истории косметологии были одни лишь просчеты, которые сегодня кажутся дикостью. Например, в том же Древнем Риме параллельно с масками из крысиных голов использовали и вполне полезные маски для лица — из хлеба и сметаны. После этой процедуры лицо пудрили мелом. А в Древнем Египте на кожу головы любили накладывать салат-латук: по убеждению египтян (и оно имеет под собой вполне научную почву), это способствовало росту волос.


Отдельная тема — масса предрассудков, распространенных в разные исторические эпохи. Например, в Древней Греции ни одна уважающая себя девушка не стала бы стричь волосы в марте: считалось, что после этого весь месяц будет болеть голова. Стрижка на закате солнца, согласно примете, приносила неудачу. Мытье головы в субботу вело к неудачному замужеству, а выщипывание бровей — к фригидности.

Даже в начале XX века по Европе гулял целый свод правил с рекомендациями, когда именно следует стричь ногти:

— стричь ногти в понедельник — к хорошим новостям;

— стричь ногти во вторник — к паре новых туфель;

— стричь ногти в среду — к здоровью;

— стричь ногти в четверг — к богатству;

— стричь ногти в пятницу — к знакомству с любимым;

— стричь ногти в субботу — к дороге;

— стричь ногти в воскресенье — к неудаче: всю следующую неделю вас будет преследовать нечистая сила.

И практически во все эпохи особое внимание уделялось месторасположению на теле родинок. Если обобщить опыт предшествующих поколений, “расклад по родинкам” получается следующий:

— на лбу справа или на подбородке — к богатству, слева — свидетельствует о тонком уме и одновременно жестокой натуре;

— на носу — выдает великого путешественника;

— на нижней челюсти — к неудачам;

— на шее сзади — к смерти через повешение (примета из времен Средневековья), спереди — к удаче;

— на левой груди — сулит многочисленные любовные истории, на правой — нищету.


Амалия ГОЛЬДАНСКАЯ:

Красота — дело времени: то, что казалось красивым вчера, сегодня кажется несуразным. И наоборот.

Скажем, Амалия Гольданская вряд ли считалась бы писаной красавицей, родись она в другое время и в другом месте.

То, что рыжеволосых и зеленоглазых сжигали на кострах в Средневековье, никакая не новость. Но оказывается, в Древнем Египте к девушкам с огненными волосами относились немногим лучше. Считалось, что рыжеволосые наделены особой силой от лукавого. Так что у таких девушек не было никаких шансов привлечь внимание более-менее достойного мужчины.


Николь КИДМАН:

В эпоху заката Древнего Рима Николь считали бы проституткой — за белокурые волосы.

В Древней Греции с ней и вовсе никто бы не здоровался, а все молодые девушки быстро отводили бы глаза: греки считали, что голубые глаза — признак нечистой силы. Так что к голубоглазым людям относились очень настороженно и особенно опасались услышать из их уст комплимент. Если скажет что-то хорошее — пиши пропало: сглазит.



Партнеры