Анна Бутусова: Иногда мужчины меня боятся!

9 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 12622

Дочь Вячеслава Бутусова — одного из легендарных отечественных рок-героев — с отцом видится не чаще чем пару раз в месяц. В свои двадцать три она такая же загадочная и непредсказуемая, как ее отец.

Когда Аня родилась в июле 80-го, креативный папа чуть было не окрестил малютку Олимпиадой. Бутусову тогда было восемнадцать лет.

Аня помнит, как вдвоем с папой, архитектором по образованию, они раскрашивали фломастерами стены в квартире, когда у него находилось хоть немного свободного времени.

А когда Ане исполнилось десять, звездный папа уехал.

Сейчас Анина семья разъехалась по трем рок-н-ролльным столицам России. Вячеслав Бутусов уже десять лет обретается в Питере. Мама по-прежнему живет в Екатеринбурге. Сама же Аня одиннадцатый класс школы заканчивала в Москве.


— Аня, расскажи, чем сейчас занимаешься?

— Работаю гримером. В основном на телевидении, а также на съемках рекламных роликов и фотосессиях.

— Как обычно отдыхаешь от работы?

— В основном дома в одиночестве — перед телевизором, компьютером или на подушке. Встречаюсь с друзьями или хожу на тусовки. Общения мне вполне достаточно на работе.

— Когда ты только перебралась из Екатеринбурга в Москву, каким было первое впечатление от столицы?

— Не помню, если честно. А вот уклад жизни изменился полностью. В Екатеринбурге очень размеренный образ жизни, как, наверное, во многих провинциальных городах. А в Москве, даже если ничего не делаешь, все равно приходится быть активным. Мне, как человеку от природы ленивому, такой ритм жизни пошел на пользу.

— Бытует мнение, что все рокеры алкоголики. Относительно твоего папы слышала подобные разговоры?

— Раньше папа мог попьянствовать в компании друзей-музыкантов. Сейчас же он не пьет даже пиво. Разве что по праздникам может позволить себе пару бокалов вина. А вот наш с сестрой день рождения мы вообще отмечали... зеленым чаем.

— В детстве не капризничала, когда вечеринки у вас дома затягивались далеко за полночь?

— Мама рассказывает, что я прекрасно засыпала при любом шуме и веселье взрослых. Я вообще была очень спокойным ребенком. Просто меня всегда удивляло, что мама и папа не ложились раньше трех часов ночи. Зато благодаря такой “тренировке” я даже сейчас спокойно засыпаю под болтовню телевизора.

— Твои младшие сестры растут в такой же атмосфере?

— Смотря кто... Маня, сестра с маминой стороны, в свои одиннадцать довольно самостоятельный человечек, поэтому ложится спать, когда ей захочется. Мама давно уже спит, а Маня все читает книжку или рисует мультики на компьютере. А папины дочки от второй жены растут, как в теплице, — тишина и покой после двадцати одного ноль-ноль. У них даже няня есть, чтобы они не скучали, когда их мама занята своими делами.

— Бывали случаи, когда ты предпочитала не афишировать, кто твой отец?

— Если меня об этом прямо не спрашивают, сама не говорю никогда. На работе вообще пронюхали только через полгода. Что же, спрашивают, ты раньше нам не сказала. У меня нет привычки с порога объявлять, что я дочь Бутусова.

— То есть пользоваться известной фамилией все-таки приходится?

— Скажем так, с помощью фамилии всегда можно привлечь внимание, а дальше в ход идет личное обаяние. (Смеется.)

— А в отношениях с мужчинами фамилия помогает или, наоборот, делает их сложнее?

— В отношениях с мужчинами предпочитаю ее не афишировать, насколько это возможно. При чем тут мой папа, если это мои мужчины?

— Не хотела ли сама запеть или сняться в кино, как, например, Алиса Гребенщикова?

— Ой нет! Зачем? Работая гримером, я и так связана и с музыкой, и с кино. Меня это вполне устраивает. Время от времени возникает желание побыть фотомоделью.

— После школы ты поступила на исторический факультет МГУ. Почему решила оставить престижный вуз?

— Потому что устала и не было взаимопонимания с некоторыми педагогами. Мне хотелось творческой работы, а не тупого заучивания конспектов.

— Насколько прислушиваешься к мнению окружающих?

— Настолько, насколько оно актуально в данный момент. Раньше, бывало, мне иногда хотелось, чтобы решение приняли за меня, а теперь стала взрослее и самостоятельнее.

— Ты приспособленный к жизни человек?

— А как ты думаешь, если я живу одна с шестнадцати лет? Правда, чем дальше, тем больше я не люблю что-то кардинально менять. Но в случае необходимости способна на это. Вообще считаю, пока мы молодые, нужно ценить и накапливать любой опыт.

— Что в твоем характере от папы?

— Хм... Меланхолия?.. Наверное, это со стороны виднее. Говорят, я, как и папа, произвожу впечатление очень серьезного, сосредоточенного и спокойного человека. Иногда меня даже мужчины боятся...

Но в последнее время мы с папой становимся похожи все меньше. Это понятно: мы живем в разных городах, к тому же на изменения в моем характере довольно сильно повлияла работа, и он тоже изменился в последнее время. Стал больше улыбаться, какой-то вообще более светлый стал, помолодел даже.

— Какой период творчества Бутусова ближе всего тебе по ощущениям — “Наутилус” или “Ю-Питер”?

— Наверное, период альбома “Невидимка” и классика “Наутилуса”. Та атмосфера, которую я впитывала на концертах в свердловском рок-клубе. А вот “Ю-Питер” мне очень любопытен, но пока не совсем понятен.

— Есть что-то, чего ты сильно боишься?

— Остаться невостребованной и никому не нужной. А еще, наверное, кого-то сильно обидеть.

— За что бывает стыдно?

— Я постоянно куда-нибудь опаздываю, и каждый раз мне ужасно стыдно, что подвожу людей. А иногда мне бывает стыдно за все человечество.

— Веришь в судьбу?

— Я верю, что ее можно изменить.

— Ты счастливый человек?

— Как все люди, в чем-то — да, в чем-то — нет. Я верю, что у меня будет еще больше счастья — чем дальше, тем больше.



    Партнеры