Как президент был лесорубом

14 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 888

В Республике Коми есть село, жители которого любят вспоминать, как юный Владимир Путин, боец стройотряда, строил в районе линию электропередач.

В местной библиотеке, говорят, он брал книжки, все больше серьезные, — правда, формуляр не сохранился, и точного списка литературы никто уже не припомнит.

А о том, что студент Путин сбежал из стройотряда, бросив строительство ЛЭП в самом разгаре, и вовсе предпочитают не говорить.


80-летний Дмитрий Цепков как сейчас помнит подробности своей встречи с молодым Володей Путиным (так он до сих пор называет президента).

— Вот, по памяти нарисовал... — показывает Дмитрий Иванович схематичное изображение исторического момента.

В 1970-х годах Цепков работал прорабом ремонтно-строительного управления в Корткеросском районе Коми АССР.

Однажды к нему подошли четверо молодых парней и представились студентами Ленинградского юридического института. Выяснилось, что они со стройотрядом прорубали лесосеку и строили ЛЭП в соседнем районе, но скоро решили оттуда бежать, даже не имея каких-либо средств к существованию.

Случилось это в тот момент, когда субтильные юристы поняли, что вырубка леса с каждым днем забирает последние силы, и от истощения они могут испустить дух. Мысль о бесславном конце в забытом краю и привела их к прорабу Цепкову.

— Одним из этой четверки был Володя Путин, — вспоминает Дмитрий Иванович. — Парни попросили меня дать им какую-нибудь работу, чтобы заработать на обратный билет и питание.

Прораб Цепков определил беглецов на ремонт средней школы в поселке Пезмог и договорился в столовой интерната о трехразовом питании в долг.

Группа ремонтников-добровольцев вскоре самостоятельно определилась с бригадиром, но им, кстати, стал не Путин. Прораб был доволен работой своих протеже, и, как говорит, особенно запомнился ему именно студент Володя Путин.

— Не поймите меня превратно — это вовсе не связано с занимаемой им сейчас должностью. Путин был очень скромным и в то же время настырным парнем, умным и с чувством юмора, — рассказывает Цепков.

Через месяц с небольшим беглецы закончили с ремонтом, получили зарплату, рассчитались со столовой интерната, где харчевались, и на том распрощались со своим прорабом.

В апреле 2003 года 80-летний Дмитрий Цепков решил обратиться с просьбой к своему, как он выразился, старому знакомому.

Дело в том, что остаток жизни Дмитрий Иванович хочет провести на родине — в Тамбовской области. Сейчас он с детьми и внуками живет в небольшой квартире в Сыктывкаре, и разменять ее нет никакой возможности.

Как ветерану и инвалиду Великой Отечественной войны ему по закону положена квартира, но добиться от правительства Коми он ничего не может.

— Суть моей просьбы — выполнение в регионах законов России, где говорится о льготах фронтовикам и инвалидам. К великому моему огорчению, многочисленные ответы местных властей доказывают, что в республике законы не исполняются, — поясняет Дмитрий Иванович.

Кроме рисунка, иллюстрирующего события 25-летней давности, Дмитрий Иванович показывает еще два листка — ответы на его письмо из Администрации Президента и администрации главы Республики Коми.

В первом сообщается, что его обращение направлено на рассмотрение в администрацию республики, во втором — что письмо ветерана уже в мэрии Сыктывкара. Которая, к слову, определенно не распоряжается недвижимостью в Тамбовской области.

И все же сейчас Дмитрий Цепков не жалеет, что четверть века назад не отослал Путина обратно в стройотряд, как того требовал долг.


— Так получалось, что первое время я сидел на шее у родителей. Студент, денег нет. Вот, допустим, в стройотряде зарабатывали тогда много... Съездил я в стройотряд. В Коми рубили просеку под ЛЭП, ремонтировали дома. Закончили работу, выдали нам пачку денег, где-то тысячу, что ли, рублей. Машина в то время стоила три с половиной — четыре тысячи. А мы за полтора месяца по тысяче получали! Так что деньги не маленькие. Просто огромные, честно говоря.

Из книги “От первого лица.

Разговоры с Владимиром Путиным”.



Партнеры