Затяжной прыжок “козла”

21 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 813

Редкое изделие отечественного автопрома может похвастаться тем, что вошло в народный фольклор. Тем более непонятно, почему малозамеченным прошло событие, которое, по идее, любители внедорожья должны были встретить со слезами на глазах. В конце ноября с конвейера Ульяновского автозавода сошел последний “УАЗ-469”. Машина, которую за характерные прыжки на кочках и ямах еще несколько десятилетий назад в народе любовно прозвали “козликом”. И которая при жизни сумела стать образцом российского джипа.


Официально 469-й начал выпускаться с декабря 1972 года. Но на самом деле у него был предшественник — трехскоростной внедорожничек “ГАЗ-69”. Латаные-перелатаные представители этого семейства во многих городах и селах страны до сих пор возят своих хозяев по грибы да на рыбалку.

Но проблемой джипа для армейских нужд советские автоконструкторы озаботились еще в пятидесятых, когда на дорогах практически не осталось полученных в войну по лендлизу американских “Виллисов”. По легенде, в качестве примера отсматривались английские, итальянские внедорожники и, конечно, тот самый американец, который зарекомендовал себя в полевых условиях с самой лучшей стороны. То, что получилось в результате у наших конструкторов, и стало в дальнейшем именоваться “козлом”. И хотя родительские черты в нем слаборазличимы, “сынок” получился по тому времени ничуть не хуже своих предшественников. Задача создать машину-милитари, где речь о комфорте не идет, но функциональность ставится во главу угла, автоконструкторами была выполнена. Образец оказался настолько удачным, что за тридцать лет эксплуатации практически не подвергался модернизации. А к чему, если он прошел самые строгие испытания жарой, холодом, российской грязью и сугробами? Горные достижения 469-го, который еще в семьдесят четвертом году забрался на Эльбрус, на высоту 4000 метров без спецснаряжения, британский лендровер смог повторить только в девяностых.

Автору самому удалось убедиться в способностях нашей машины “прыгать” по горам. Несколько лет назад в Ингушетии во время поездки в один аул только “козлик” довез всех желающих до точки назначения, расположенной на высоте около 3000 метров. Другие машины, ощутившие нехватку кислорода, выбыли из игры гораздо раньше.

Если без “наворотов” “УАЗ” мог творить чудеса, то специально подготовленная машина вообще могла претендовать на отдельный сюжет в передаче “Очевидное — невероятное”. Фанаты из екатеринбургского клуба “Mechanics” весной прошлого года на оборудованном 469-м смогли проехать... под водой. На глубине четырех метров под толстым слоем льда! В их планах был еще заезд на расстояние в 300 метров по дну Черного моря на еще более “навороченном” автомобиле. Но результаты этого заезда, к сожалению, неизвестны. Всепроходимость “УАЗа” не ограничивается дном озера — одна из военных модификаций машины может передвигаться по рельсам. Армейских вариантов “козла”, впрочем, существует великое множество. Как военный автомобиль “козел” стал символом Советской Армии и для заграницы, достаточно вспомнить любой импортный боевик, в котором выведены “плохие русские”. Будь то классический “Рэмбо” или какой-нибудь третьеразрядный, вроде “Вьетнамской погони”. Впрочем, для заграницы 469-е диковинкой не были, внедорожник экспортировался в десятки стран мира — континент, на котором бы эта машина не месила грязь, найти практически невозможно.

Интересно, кстати: зарубежные водители знали секрет российских, которые всегда по жаре возили с собой бутылку с водой, чтобы остужать перегревающийся бензонасос? О необходимости этой детали в машине мне сразу же рассказал много лет назад инструктор в досаафовской автошколе. Равно как и о том, что мы сидим на двух подвешенных снизу бочках с бензином (имелись в виду баки), а потому на “козле” лучше никуда не врезаться. “Но ты не боись, — добавил он, — потому как нас все боятся. Это ж практически грузовик!”

Да, владельцы “УАЗов” подтвердят: на дорогах эту машину, благодаря обилию железа и серьезности габаритов, несказанно уважают. Вот только современным требованиям безопасности для водителя она не совсем отвечает. Так ведь никто и не говорил, что эта машина предназначена любителям легкой жизни.

Хорошо по нынешним временам любителям триалов и мест, где не ступала нога человека, приобретать себе “козлов” и модернизировать их на свое усмотрение. А возвращаясь к истории машины — в годы советской власти простому гражданину приобрести можно было только списанный, прошедший все передряги экземпляр из государственного гаража. И счастливчиками были те, кого государство по собственной инициативе награждало этим авто. Обычно за достижения на сельскохозяйственной почве.

Тридцатилетняя история “козла”, конечно, далеко еще не закончилась. Подобно своему предшественнику, “ГАЗ-69”, он наверняка еще не одно десятилетие будет преодолевать российское бездорожье, питаясь запчастями от “павших товарищей” и последующих модификаций. Из короткого телесюжета я узнал, что “козлик” в день своего схода с конвейера поставлен на постамент у заводской проходной. Мало кто не согласится с тем, что машина заслужила себе памятник. А вот заслужит ли его новая модификация “УАЗ-315195”, пришедшая на смену 469-му? Заводчане уже придумали ему имя — “охотник”. По их уверениям, простота конструкции и проходимость в новой модели сохранились. А комфорт и управляемость стали значительно лучше. Правда, и стоить внедорожник будет практически вдвое дороже.

Теперь осталось только посмотреть, догонит ли “охотник” по популярности “козла”?




Партнеры