Мы — умы, вы — увы…

21 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 746

…И остался я дома. Так долго, понимаешь, собирался в этот Лондон. Столько разных книжек про него прочитал. С таким упоением представлял, как прохаживаюсь по Трафальгарской площади, как задираю голову, чтобы увидеть стрелки Биг Бена. А уж сколько раз прослушал Земфирину песню: “Мне приснилось небо Лондона…” И на тебе — приснилось! “Локомотив” отправился на “Хайбери” без моей поддержки. Грипп, так его разэдак. Эпидемия!


Даже стандартный набор больного: телевизор, книжки, радио — не спасал. Все, все напоминало о Лондоне. “Ящик” рассказывал про подготовку Тьерри Анри и его “Арсенала” к битве с “Локо”. Стоило взять с полки книгу — как обнаруживался подзаголовок: “Для тех, кто остается здесь”. Даже радио издевалось голосом Кортнева: “Это не Англия, это Россия…”

Постепенно я успокоился. Сосредоточился на положительных моментах. Например, на том, что уж теперь-то я точно буду в курсе всех политических новостей. Смогу вместе со страной непредвзято оценить итоги выборов. Посмотрю все интересные фильмы, обозначенные в телепрограмме. Подумаю, в конце концов, о чем-нибудь — как тот новый русский из анекдота про пейджер. А не только о футболе.

Подумал. И докладываю вам. На минувшей неделе я в 640-й раз убедился: все в нашем мире относительно…

Разве что сказать об этом можно по-разному. Положим, арабская пословица гласит: “Как выглядит кусок хлеба, зависит от того, сыты вы или голодны”. Сергей Довлатов устами героя-зэка формулировал эту же мысль так: “Жизнь что? Она — калейдоскоп. Сегодня одно, завтра другое. Сегодня ты начальник, завтра я”.

* * *

“Ведь любой властелин не угоден народу,

Даже тот, что ему поступает в угоду”.

Это уже написал поэт и философ Абу-ль-Аля Аль Маарри, родившийся в Сирии и живший в Багдаде, четырех лет от роду заболевший оспой и в результате осложнения — ослепший. Что не мешало ему видеть суть происходящего. И правильно оценивать…

Вот американцы поймали Саддама Хусейна. В буквальном смысле — из-под земли достали.

Новость? Кому как. Я лично не сомневался: найдут! Рано или поздно. Лучше — вовремя. Чтобы аккурат к выборам президента США показательный процесс устроить. Типа Нюрнбергского.

Удивительно, впрочем, не это. А поведение граждан Ирака. Сначала жители Междуречья кричали в телекамеры, что будут сражаться с захватчиками не щадя живота своего. Потом, когда пришли чужеземные войска, отчаянно мародерствовали и низвергали памятники “отцу и благодетелю”. А сейчас, когда оккупанты арестовали вчерашнего лидера страны, прилюдно целуют купюры с его изображением. Еще безбородым. Что будет завтра?..

Перефразируя — каждый правитель имеет тот народ, какого достоин. Как и наоборот. Саддам-то ведь и сам хорош: обещал биться до последней капли крови и до последнего патрона, а на деле судорожно вцепился не в автомат, а в чемодан, набитый проклятыми долларами…

Нет, на мой взгляд, главная новость из Ирака — не об аресте Хусейна. А небольшое информационное сообщение: одна скромненькая американская компания за последнее время нажила (слово “заработала” тут явно неуместно) кучу денег на импорте бензина из Кувейта к театру военных действий. Пентагон, как уверяют ушлые журналисты, платил этой фирме по три, извините за выражение, бакса за галлон — куда больше, чем остальным поставщикам. В результате — два миллиарда у.е. прибыли!

Еще говорят, внезапно обогатившиеся господа связаны с республиканцами. Чуть ли не с самим мистером Чейни. И скандал этот — незадолго до выборов — выгоден, мол, демократам.

Не знаю, не знаю. Знаю только, что войну в Ираке еще до ее начала мои знакомые американцы — здравомыслящие, конечно, — называли “нефтяной”. И что прав был герцог в исполнении Леонида Броневого (которому, кстати, только что исполнилось 75 лет) из фильма “Тот самый Мюнхгаузен”: “Войну не объявляют, когда кому угодно вздумается. Война — это… война!”

А еще знаю, что все тот же Аль Маарри тысячу лет назад написал: “Ты хочешь излечить дурные нравы? Не тщись — лекарства нет от сей отравы”.



* * *

Но что нам тот Багдад — у нас своя свистопляска. Анализируем итоги выборов в Думу.

По-моему, анализируй не анализируй — а главный результат налицо. Так называемые правые — “Яблоко” да СПС — были совсем не правы, когда скушали наживку под названием “дело ЮКОСа”. Ясно же было, что не стоит. Население — точнее, электорат — не простит того, что так яростно бросились защищать богатенького буратину. Но, видно, или в тот момент об этом не думали, или выхода другого не было. Пришлось…

Вообще-то, когда говорят о политике, мне все время вспоминается одна история. Реальная. Расскажу ее и вам.

Было это давно. Лет семь, наверное, тому назад. Когда телекомпании в Москве плодились, почитай, как кошки. Мой приятель Влад работал в одной такой конторе.

Началось все с того, что директором по развитию оформили нового человека — кажется, по фамилии Цехновицер.

На тот момент, надо сказать, руководители этой компании, именовавшейся городской, были озабочены вопросом: как бы попасть на прием к Лужкову? Как вдруг этот Цехновицер или как там его заявляет: да это не проблема! У меня-де на Юрий Михалыча — практически прямой выход. Поедем на Пасху в гости.

Ну понятно: люди готовятся. Составляют списки. Переделывают. Одних вычеркивают, других вписывают. Потом уже тех, кого вписали, вычеркивают, а на их места заносят третьих. Начальники жен пристраивают — под шумок. А куда без них? Иначе не по-христиански!

И вот — Пасха. Время “Ч”. Все в сборе. Нет только загадочного Цехновицера. Час, два, три…

Позвонили ему домой. Родители ответили, что он еще вчера улетел в Сочи. Им вкратце обрисовали ситуацию.

— Как, а вы не знали? — удивились родители. — У нашего Миши же редкое заболевание!

И произнесли какое-то латинское слово (я, признаться, не запомнил).

Обозначает оно такую болезнь, когда человек все время врет. И главное — сам искренне верит в то, что говорит…

Мне кажется, большинство наших политиков страдает той же болезнью.

Один, например, кричит о том, что скоро Россия по темпам экономического развития всех догонит и перегонит. Другая — что в Чечне с российскими солдатами и офицерами сражаются не бандиты, а борцы за демократические идеалы…

А вот товарищи коммунисты вовсю носились с идеей фальсификации выборов.

Не знаю — имела она место или нет. Нам с вами в этом все равно не разобраться. Мне лично другое запомнилось. Показывают на телеэкране подсчеты, осуществленные КПРФ. Получается — у них, у коммунистов, голосов примерно столько же, сколько и по официальным подсчетам. А вот у “Яблока” и СПС — существенно больше. Телеведущий говорит Зюганову: вам-то, мол, Геннадий Андреич, пересчет и не дает ничего. Подталкивает. Казалось бы, ну поведи ты себя достойно! Скажи что-то вроде: “Мы за честность. Пусть даже меньше голосов получится — зато все наши…” Вместо этого глава КПРФ начинает что-то мямлить про то, что это не те регионы. Не красного пояса.

Или я не о том? Чему я удивляюсь? Какое, на фиг, в политике благородство?

Да и самого, признаться, изумляют соотечественники, удивляющиеся очередному облившему их автомобилю. Меня лично — наоборот, поражает, когда, подъезжая к луже, притормозит кто-то.

“Не жди многого — обрадуешься малому!” — говорил наш физрук, навешивая “блины” на гриф от штанги…

Он кое-что понимал в этом деле.



* * *

Телевизионная удача номер один последних дней — на мой вкус, сериал под названием “Участок”.

Надо его показывать иностранцам как пособие. Для тех, кто едет в Россию. Прямо с первой же серии.

Помните, с чего все начинается? Разбитной шофер-умелые руки этими самыми руками чуть жену не прибил. Потом эта же пострадавшая жена умоляла участкового милиционера не судить мужа по всей строгости.

Для тех иноземцев, кто посчитает это досужим режиссерским вымыслом, — заметка из газеты “Тюменская правда” от 12 сентября 2003 года. Скупое информационное сообщение из города Ялуторовск. Приведу-ка его полностью.

“В полночь в квартире дома №243 по улице Свободы вспыхнула пьяная ссора между супругами. Не найдя убедительных слов для защиты своей позиции, 28-летняя женщина схватила кухонный нож и ударила им своего мужа в грудь. Пострадавший своевременно госпитализирован, за его жизнь борются врачи. Мера пресечения в отношении чересчур агрессивной дамочки пока не избрана. Да и впрямь, авось помирятся, протрезвев-то”.

Представляете: если б прочитали такое во Франции или, того хуже, в Америке?

А у нас “по пьяни” — оно вроде и не считается.

Что нам эти иностранцы-то! В России давно живут по принципу: “Мы — умы! Вы — увы…”





Партнеры