Во поле арбуза стояла

1 января 2004 в 00:00, просмотров: 286
     В РАССКАЗЕ “МУЗЫКАЛЬНАЯ МАШИНА” ЖИВОТНЫЕ-МУТАНТЫ, ВЫПУЩЕННЫЕ В ЛЕС, ОЧЕНЬ БЫСТРО ПРИОБРЕЛИ НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ ВЫЖИВАНИЯ СВОЙСТВА. И СТАЛИ СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНЫМИ КАК ДЛЯ СВОИХ ДИКИХ СОБРАТЬЕВ, ТАК И ДЛЯ ЛЮДЕЙ...
     ФАНТАСТИКА ИЛИ ПРОРОЧЕСТВО?
     ТАК ЗА ТРИДЦАТЬ ЛЕТ ДО ПОЯВЛЕНИЯ МУТАНТНЫХ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ АМЕРИКАНСКИЙ ПИСАТЕЛЬ ФИЛИПП ДИК ПРЕДУПРЕДИЛ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО О ВОЗМОЖНЫХ ОПАСНОСТЯХ, КОТОРЫЕ МОГУТ БЫТЬ СПРОВОЦИРОВАНЫ ГЕНЕТИКАМИ.
ТОМАТНОЕ ЧУДО
     В 1983 году впервые собрали урожай генетически модифицированного томата.
     Помидор обладал уникальными свойствами. Зеленым он мог пролежать в холодном и темном помещении несколько месяцев, а потом дозреть за несколько часов на свету... В 1984 году собрали урожай “здорового” картофеля с измененной формулой крахмала. Он не впитывает в себя жир даже при обработке во фритюрнице... С тех пор прошло двадцать лет! Но жаркие научные дебаты: насколько опасно употребление в пищу генетически модифицированных продуктов, так и не утихли.
     Вообще-то генная инженерия не придумала ничего принципиально нового. Просто изменения, которые в природе происходят в течение нескольких веков, в лаборатории вызываются встряхиванием пробирки.
     В естественных условиях, как известно, выживают те растения, которые имеют положительные качества по сравнению со своими собратьями. Эти качества — морозоустойчивость, засухоустойчивость, устойчивость к паразитам и болезням... Сахарная свекла с повышенным содержанием сахара или картофель с высоким уровнем белка будут обречены на вырождение и смерть. Их “вкусные” достоинства нужны только человеку, который путем искусственного отбора создал большинство современных культур.
     Однако “мичуринская идея” о сладкой клубнике величиной с яблоко селекции не по зубам. И это понятно. То, что заложено в генах, не может быть изменено кардинально. Куда эффективнее в этом смысле методы генной инженерии... Можно просто вырезать “плохой” участок ДНК из клетки того же картофеля, а на его место “приклеить” любой другой, удовлетворяющий человеческим нуждам. Даже ДНК животного или растения другого вида. Конечно, потомство такой “гибрид” дать не сможет, но на год полностью удовлетворит продовольственные нужды... А может быть, и медицинские. Ведь создать можно и полезные продукты, допустим, с повышенным содержанием витаминов, микроэлементов, сбалансированным содержанием белков, жиров, углеводов. В идеале — все, что угодно.
     Вот только польза эта может оказаться о двух концах...
ВРЕД НЕ БЕЗ ПОЛЬЗЫ
     Так, методом генной инженерии, ученые вывели специальную диетическую кукурузу и сою, содержание жира в которых заметно ниже, чем в обычных продуктах.
     Вывели и раструбили на весь мир о полезных качествах новых продуктов. Однако позже оказалось, что обезжиривания достигли не столько за счет насыщенных кислот, сколько полиненасыщенных, которые помогают бороться организму с атеросклерозом... Спрашивается, чем же они полезны?
     Подобных примеров — великое множество. И самое неприятное то, что, несмотря на солидный “возраст” генетически измененных продуктов (с 1983 года), в мире не было проведено ни одного сколько-нибудь серьезного научного исследования об их комплексном влиянии на человека.
     Например, известны некоторые генетически модифицированные продукты, которые вызывают нечувствительность человека к действию антибиотиков. Но абсолютно неизвестно, какие категории людей больше подвержены этой опасности.
     Другой пример — белковое разнообразие пищи опасно для людей, страдающих аллергией. И совершенно непонятно, какое влияние на чувствительный организм могут оказывать продукты с измененным белковым составом. Так, при некоторых формах аллергии нельзя употреблять в пищу кукурузу (можно только кукурузные лепешки). При этом нельзя есть пшеничный и ржаной хлеб. Согласитесь, непонятно, можно ли употреблять таким больным кукурузную муку с измененным белковым составом.
ГЕНЕТИКА ДЕНЕГ
     Интересно, а как поведут себя генетически измененные растения в открытых системах? Один из таких сценариев и обыгрывает в своем рассказе Филипп Дик.
     Представим себе два поля, разделенных невысокой изгородью. Пыльца с измененных растений легко попадет на обычные. Не потеряют ли последние своих свойств? Будут ли пригодны в пищу? А ведь на них не будет даже маркировки. Не получится ли так, что аллергик, употребивший лепешку из обычной(!) кукурузы, умрет от аллергического шока прямо за обеденным столом?..
     Ответы на этот и множество других вопросов могла бы дать независимая экспертиза, если бы ей удалось:
     — проверить все генетически измененные продукты на токсичность (не может ли новое растение синтезировать или накапливать в процессе созревания ядовитые вещества);
     — проверить на аллергенность;
     — определить влияние трансгенов на обычные культуры;
     — определить, влияют ли продукты на иммунную систему организма, и если да, то как?
     — выяснить статистически, не провоцируют ли трансгены заболевания, которые проявятся не сразу после попадания их в организм, а через какое-то время, скажем, бесплодие или онкологию?
     Но такой экспертизы, можно сказать уверенно, в ближайшем обозримом будущем не будет. Компании, торгующие трансгенами, потерпят миллионные убытки, если вдруг выявятся какие-то отрицательные качества известных трансгенов, и их нельзя будет продать. Они это очень хорошо понимают...
     Может быть, поэтому так долго спорят экологи и генетики: чего больше — пользы или вреда в генетически измененных продуктах?..
     
     P.S. А нам с вами остается доверять только этикеткам, на которых написано, что содержание генетически измененных продуктов не превышает 5 процентов. В Европе, между прочим, эта цифра снижена уже до одного процента.
     


    Партнеры