Путан теснят домохозяйки

18 января 2004 в 00:00, просмотров: 628

Пока освободятся жрицы любви, мы скучаем целый час. Любой бы клиент давно плюнул, матюгнулся и рванул в другой бордель. Мы же терпеливо ждем… Наша машина стоит в темном углу двора с потушенным светом. “Неужели что–то заподозрили? — тихо спрашивает Сергей. — Нюх–то у “бабочек” звериный…” Через полчаса делаем контрольный звонок. “Есть! — вскидывает кулак Роман. — Ждут. Как договорились — блондинка и брюнетка, с формами…”

В бордель ходят в парике

В темный подъезд сталинской многоэтажки идет Валера — самый молодой сотрудник отдела по борьбе с преступностью в сфере общественной нравственности УВД ЦАО Москвы. На вид — обычный клиент: голубые джинсы, кожаная куртка… Только в сумке — диктофон, а в кармане — “контрольная закупка”: точно 4,5 тыс. руб. — пятисотками… Отксеренное изображение этих купюр лежит в папке у Сергея…

— Пока поднимется на этаж, пока разденется, пройдет 5—7 минут, от выпивки откажется, на поход в душ уйдет еще 7 минут, проститутка как раз в это время возьмет деньги, — говорит, пытаясь предугадать события, Сергей. — В общем, через 15 минут надо ждать звонка.

В “полиции нравов” работает семь сотрудников, многих из них путаны, мигрирующие из одного “массажного салона” в другой, уже знают в лицо. Роману, например, на операцию однажды пришлось надевать рыжий парик.

— Меня девицы тогда в борделе приняли за хиппи, — вспоминает оперативник. — Окружили, решили, что с меня можно содрать больше положенной таксы, стали предлагать нетрадиционные виды секса… Видели бы вы их лица, когда спустя десять минут я показал им свое милицейское удостоверение…

Валера звонит через 13 минут. Мы поднимаемся на восьмой этаж. За двойной железной дверью — просторный холл, залитый мягким розовым светом.

На пороге одной из комнат стоит черноволосая девица в бикини. В глубине комнаты на кровати — бесстыже расставив ноги — сидит большегрудая блондинка. Увидев нас, она демонстративно щелкает застежкой бюстгальтера. Под капроном тяжело колышется плоть…

— Ты не дури, а быстренько одевайся, — говорит девице Сергей.

“Сладкая парочка” должна была 1,5 часа обслуживать нашего опера Валеру. Полчаса должно было уйти на массаж “в четыре руки, в четыре груди”, а далее — по желанию клиента: либо секс с одной из понравившихся дам, либо с двумя…

По данным “полиции нравов”, за последний год в московской “интимной отрасли” кое-что изменилось. К проституткам с Украины и Молдавии присоединились приезжие девицы из Ивановской области, Хакасии, Чебоксар, Челябинска, Казани. В их стройных рядах стало все больше появляться москвичек. Места скопления “ночных бабочек” остались все те же: Ленинградский проспект, Ленинский, Волгоградский, Садовая–Спасская улица и Садовая–Черногрязская в районе трех вокзалов, Ярославское шоссе, Химки… Здесь стоят профессионалки, которых именуют “украинской пехотой”.

— Шнелле! Шнелле! — кричат из–за запертой соседней комнаты.

Оперативники с ходу открывают дверь. На широченной кровати на четвереньках стоит мужчина, к нему — с фаллоимитатором в руке — склонилась худющая безгрудая девица… С экрана телевизора продолжают кричать: “Шнелле!” В видеомагнитофон заправлена крутая немецкая порнуха…

— Одевайтесь, — сдержанно говорит парочке Роман, Сергей же, отвернувшись, сплевывает… и цедит сквозь зубы: “Чего только не насмотришься в этих “саунах” и “массажных салонах”. Недавно на Басманной накрыли бордель, где лился так называемый “дождь” — по желанию клиента на него проститутки справляли малую и большую нужду…”



“Выходцев с Кавказа не обслуживаем”

Пока опера разбираются с остальными клиентами, мы проходим с Сергеем на кухню, где, картинно закинув ногу на ногу, сидит сутенерша, которую в борделе именуют “мамочкой”.

На столе — шесть сотовых телефонов. Их отобрали у проституток в первые минуты операции. Тут же лежит меню. Коньяк “Хеннеси” — 10 долларов порция, “Текила” — 7, водка — 3. Коктейль ром с колой — 6 долларов, виски с колой — 11, “отвертка” (водка с апельсиновым соком) — 5, “кровавая Мери” (водка с томатным соком) — 5 долларов.

На листе в клеточку составлен график дежурств. Напротив имен девушек — заштрихованные квадратики. Два дня путаны работают, два — отдыхают.

Бандершу просят сесть подальше от стола.

— Недавно одна из путан в притоне в Хамовниках вырвала у одного из наших сотрудников “контрольную закупку” — 100 долларов, и вдобавок ко всему еще и покусала его, — говорит Роман. — В результате получила срок не только как организатор притона, но и за применение насилия в отношении сотрудника МВД.

— Показывайте договор на аренду квартиры, — обращается уже к сутенерше Роман.

Высокая блондинка, передернув плечом, вызывающе говорит:

— Меня знакомые пожить пустили.

На столе лежит фотография в виде карманного календарика. В наклонившейся вперед девушке с глубоким декольте я узнаю сидящую напротив меня Лену. Фотография скреплена вместе с визиткой почетного гостя одного из столичных ресторанов. Снимок, похоже, был сделан лет 15 назад. Ныне у Лены совсем непрезентабельный вид. Видимо, когда перестала пользоваться спросом, она и стала сутенершей.

Найти трезвую девицу на улице — большая редкость. Все они постоянно сосут из банок джин–тоник. “На улицах обычно стоят просто голодные и не выспавшиеся девушки, — признался нам один из клиентов. — Привозишь ее на квартиру, она полчаса сидит пьет чай, потом полчаса отмокает в ванне… Пока на нее не прикрикнешь, раздеваться сама она и не подумает. Мало того, во время секса она может просто уснуть, а когда ее встряхнешь, девица сонно бормочет: “Как, ты еще не все?..” Уличная проститутка — это почти то же самое, что надувная кукла, у которой напрочь отсутствуют эмоции”.

Мимо нас в ванну проскальзывает девица, обмотанная полотенцем. Буквально через минуту (видимо, сказывается привычка — сколько раз за день приходится одеваться–раздеваться) она предстает перед нами в джинсах и потрепанной кофточке. Галя, которая в борделе именуется напыщенно — Дианой, приехала в столицу из Сургута. Учится на 3-м курсе в институте Натальи Нестеровой, а по вечерам — подрабатывает…

— За учебу плачу сама — тысячу долларов в год, — тихо говорит Галя, в один миг став скромницей. — Раньше официанткой подрабатывала, а потом кафе закрылось. Увидела в газете объявление и решила попробовать — жить–то как–то надо.

В ответ на звонок ей сказали: “В “салон” на работу требуются девушки худенькие и ухоженные…” Из 150 долларов “за сеанс” девушке обещали выплачивать 50.

— Я еще почему в эту “фирму” пришла, — откровенничает Галя. — Мне сказали, что клиентов — выходцев с Кавказа они не обслуживают…

В одной из комнат берут объяснительную с девицы восточного вида. В борделе ее выдавали за кореянку, а случалось, и за японку. На самом деле девушка прибыла в Первопрестольную из Бурятии. За три года распутной жизни в Москве она так и не избавилась от акцента. Рассказывая о себе и борделе, в котором состоит, она отчаянно кокетничает с оперативником.

...Любитель “ночных мотыльков” в выпорхнувшей из “уазика” стае выбрал самое живое, веселое юное существо. А у него дома девица сдулась как шарик. Свернувшись калачиком, она уснула прямо в кресле. Путана “была на дозе, и завод кончился”. По мнению сотрудников “полиции нравов”, через 2—3 года уличные проститутки просто спиваются. Все они, как правило, из провинциальных неблагополучных семей. Причем при задержании никого и ничего уже не боятся и не стесняются. Угроза написать родителям у них вызывает лишь усмешку.

— Проститутку можно задержать на три часа за отсутствие регистрации… — объясняет Роман. — За занятие проституцией ее можно осудить, если клиент дважды даст показания, что она занималась любовью за деньги…

Между тем истории проституток похожи одна на другую. Все приезжие, росли в маленьких провинциальных городках, за красивой жизнью подались в Москву, с работы уволили, от безысходности подались в проститутки… Меня же больше интересовала психология клиентов–мужчин… Какая нелегкая заносит их в бордель, ведь, как выразился один мой коллега-циник, в России, особенно в крупных городах, “женщин промыслового значения” и так в избытке?..



Матроны занимают позиции “украинской пехоты”

В “нехорошей” квартире тем временем становится многолюдно. Бок о бок с сотрудниками отдела “полиции нравов” работают следователи. Получив разрешение поговорить с клиентами, я иду в большую гостиную.

— Что тут гадать? — чуть ли не кричит мне в ответ мужчина в позолоченных очках, по документам именующийся Алексеем. — Если муж идет к проститутке — значит, его не все устраивает в сексуальном плане. Мы, например, с женой прожили 25 лет, я ее иначе как вторую маму уже и не воспринимаю! — Картинно выпуская дым колечками, Алексей с вызовом продолжает: — Да и в молодые годы жене нравился секс по строго определенному сценарию. Ей так легче было “дойти до ручки”. А для меня он стал рутиной, хотелось разнообразия… Сколько ни пытался предложить ей спонтанный секс — без толку. Сейчас точно знаю: приду домой — на ней фланелевая ночная рубаха до пят и питательная маска на лице… Вы бы стали заниматься сексом с мужчиной, похожим на инопланетянина?

Я ерзаю на стуле, откровенничать в ответ мне не хочется. В разговор вступает мужчина в костюме с искрой, до этого демонстративно читавший книгу:

— А вы напишите, напишите, может быть, кому–то из женщин мы откроем глаза. У моей жены, например, вообще низкое либидо, и секс ей в принципе не очень нужен. А мне требуется им заниматься часто, иначе я себя физически плохо чувствую, не говоря уже об отвратном настроении. А мою супругу чтобы “раскочегарить” — нужно часа два, не меньше. Сначала ей хочется, чтобы я ей на ушко шептал нежные слова, потом — минут двадцать гладил ей шейку, потом медленно–медленно — спинку… Пока она настроится на секс — у меня всякое желание пропадает. А со шлюхой у меня только “голый” секс — понятный и простой.

— Многие мужчины уверены, что связь с проституткой сулит им потрясающие сексуальные ощущения, которые недоступны с постоянной подругой или с женой.

— Дело не в высоких сексуальных способностях проституток, — говорит клиент Николай. — Просто путана относится к сексу как к работе, и как ни парадоксально, но именно это помогает ей “обслужить” мужчину лучше, чем это сделала бы любящая женщина. Наши подруги, жены, да и вы, наверное, сами, считаете, что эмоции могут и должны компенсировать недостатки сексуальной техники. А вот мужчины с вами не согласятся… Проститутка не отдается страсти и поэтому лучше чувствует желания клиента.

Процветающий у нас секс-бизнес обращен в основном к клубной и массажно-банной проституции. Сначала мужчину в ночном стрип-клубе или массажном салоне искусно возбуждают, а потом услужливо предлагают тут же, в отдельном кабинете, разрядиться. Уровень цен и качество товара здесь на порядок выше… За часовое “общение” с шикарной целлулоидно–голливудской шлюхой придется выложить не меньше 200 долларов. Никто вам не гарантирует, что за свои кровные вы получите секс-театр, о котором мечтаете. Редко кто из девиц по-настоящему талантливо играет роль сексуального актера, а режиссерами-постановщиками акта полов являются лишь единицы.

— У меня, представьте себе, жене 24, а мне в сентябре стукнуло 42, — продолжает как на духу выкладывать Николай. — Да, моя Лара девушка утонченная, красивая, но некоторые виды секса для нее психологически неприемлемы. Больше всего меня нервирует, что ее всегда приходится об этом просить… У нее такое при этом бывает выражение лица… В общем, весь ее облик говорит, что она мне делает большое одолжение. А потом капризным голоском требует новую сумочку, платье, туфли… Мне этот сексуальный шантаж уже поперек горла, если бы не возможность “оторваться” со шлюхой, я бы, наверное, давно развелся.

— Бытует мнение, что мужчины идут к проститутке, чтобы подтвердить свою мужскую состоятельность.

— Да, бывает, что и за этим, — говорит, смеясь, Алексей. — Это бывает обычно после сексуальной неудачи с женой… А к путане приходишь — и чувствуешь себя “на коне”. Мужчине очень важно поддерживать свое самолюбие и пошатнувшуюся самооценку.

Вот платная девочка говорит мне: “Ты обалденно сексуален”, “Таких, как ты, мужчин — еще поискать…”, я понимаю, что эти фразы она может говорить каждому клиенту, но, черт возьми, как приятно это слышать… Где-то в подсознании я отмечаю: жрица любви на своем веку повидала много мужчин, и если она делает комплименты, значит, так оно и есть… Проститутки, как правило, хорошие психологи. Они удивительным образом чувствуют, что в этот момент нужно клиенту, поэтому удовлетворяют не только его сексуальные потребности, но и психологические. Я знаю нескольких своих знакомых, которые, поссорившись со своими постоянными партнершами, идут к путанам, как к женщинам, которые многое повидали в жизни, просто за советом, за возможностью выговориться…

— Зачем снимать проститутку, рискуя здоровьем и деньгами, разве не проще найти приемлемую бесплатную партнершу на ночь на работе, в баре, в клубе?

— Бывает, переспишь после “пьяной” вечеринки с коллегой по работе, на следующий день она ждет от тебя знаков внимания, а потом и продолжения… — говорит Алексей. — А мне хочется легкой связи без обязательств, без чувств.

— На самом деле денег на романтические интрижки тратишь гораздо больше, — говорит Николай. — Чтобы уложить в постель порядочную девушку, надо потратиться на стандартный и недешевый набор в виде цветов, французских духов, ресторанов. Зачем я буду запудривать девушке мозги, если по правде мне от нее нужен только секс? Я не хочу обременять себя серьезными отношениями. А с проституткой все по–честному, заплатил — и ухаживать не надо — получил что хотел. И еще — многие из мужиков мечтают хотя бы один разок переспать с женщиной, обладающей какой–то физической особенностью. Я, например, все думал: как “это” бывает с дамой необъятых размеров, попробовал — ничего особенного, но ведь стремился… Мой друг мечтал о негритянке, нашел, заплатил… Кроме розовых половых органов на фоне темной кожи, и вспомнить ничего не мог…

Итог нашей беседы был таков. Клиенты, застуканные нами в борделе, в один голос убеждали меня: “Вам бы, женщинам, радоваться, что мы бегаем по проституткам. Они, в отличие от любовниц, не пытаются увести нас из семьи, не шантажируют ни чувствами, ни беременностью. И во многом только благодаря шлюхам мы живем с вами, не разводимся…”

Существует в столице и так называемая “проституция домохозяек”. Деньги для этих жриц любви — не главное. Среди них встречается достаточно много состоятельных женщин. Секс с незнакомым мужчиной они воспринимают как приключение. “Да просто забавно примерить на себя роль проститутки, — призналась мне однажды знакомая дама. — Разве не любопытно узнать, сколько ты действительно стоишь?…” “Домохозяйки” обычно принимают клиентов в дневное время на своей территории.



Скидка для дедушки

Психологи же отмечают, что мужчины, пользующиеся услугами “ночной дичи”, имеют кучу комплексов и даже втайне боятся женщин. Они понимают, что за деньги можно гарантированно получить ласку и вообще быть каким угодно — толстым, с короткими ногами, молчаливым, слабым…

Сотрудники “полиции нравов” помнят 67-летнего деда, который постоянно ходил в притон к одной 18-летней белоруске. Пенсию он отдавал бабушке, а чтобы “общаться” с девицей, специально устроился работать ночным сторожем. Как постоянному клиенту ему в борделе сделали 50-процентную скидку.





Партнеры