Александр Старков: Я и Семин? Хорошая компания...

1 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 238

С Александром Петровичем Старковым — конечно, не приятелем, но очень хорошим знакомым — мы вот уже 10 лет подряд встречаемся в январе на Кубке Содружества. Вот и нынешний год не стал исключением. Старкова за сутки до открытия турнира я мог встретить только одной фразой: “Привет героям!”


— Да какие мы герои... Вот в Португалии можно действительно стать героями, тогда уже можно будет о чем-то говорить.

— Лукавите?

— Ну, может быть, чуть-чуть. Народ в Латвии, которому мы подарили этот праздник, действительно вознес нас чуть ли не до небес. Но, с другой стороны, от государства мы формально пока еще не добились никакой помощи ни футболу, ни спорту в целом. Государство только начинает разворачиваться лицом к нам.

— Тем не менее успех Латвии — это самая большая сенсация, наверное, десятка последних отборочных циклов чемпионатов Европы и мира.

— Конечно, это неожиданность. Но сборная Латвии вышла в Португалию не благодаря лотерее и не благодаря тому, что кто-то сошел с дистанции. Всего мы добились своим собственным трудом. Мы выиграли у тех, у кого должны были выигрывать, разделили очки с венграми и поляками, которые примерно равны нам, и взяли 4 из 6 очков у шведов — фаворитов. Так что итог закономерен. Мы победили за счет того, что сумели выжать из тренеров, массажистов, врачей, футболистов максимум. Мы много работали, и нам немножко повезло. Но везет только тем, кто пашет. Без везения ничего не выиграешь, но первооснова любой победы — это большой труд. Кроме того, у нас сложился очень хороший коллектив. Это — банальные слова, но это так.

— Два года назад, сразу после жеребьевки, вы достаточно скептически оценили ее итоги, сказали, что шансы Латвии будут таять с каждым туром.

— Будем считать, что пытался скрыть истинное положение дел в сборной Латвии. А если серьезно, то мы хорошо стартовали: у шведов и поляков взяли 4 очка из 6 и сразу стали фаворитами. Зажглись идеей попадания на чемпионат Европы, а аппетит, как известно, приходит во время еды. За 3 тура до конца отборочного турнира у нас было преимущество, которое надо было просто не растерять, и нам это удалось.

— Перед жеребьевкой стыковых матчей семь сборных хотели получить в свои соперники Латвию. А вы?

— Для нас не было фаворитов и аутсайдеров. Лично я хотел команду скандинавского или британского стиля, потому что нам было бы проще и привычнее с такой играть: Уэльс, Норвегию, Шотландию.

— Турки вас недооценили?

— Это спросите у них.

— Год назад вас приглашали в питерский “Зенит”. Теперь, наверное, не жалеете, что отказались?

— Такая постановка вопроса не совсем корректна. Мне было сделано очень серьезное приглашение. Я благодарен президенту “Зенита” Виталию Мутко за тот очень заинтересованный разговор, который у нас состоялся. Но я не мог бросить сборную в такой ответственный момент, и Мутко меня понял. Как показала жизнь, я был прав. В нашей работе очень много значат случай и удача, а удача, она формируется где-то вон там (показывает наверх. — Э.Н.): как ты поступил, что ты сделал... Там наверху оценили мой поступок. Я очень рад и за “Зенит”, за успех нового тренера. Если откровенно, то Мутко, мотивируя мое приглашение, сказал, что команда готова для решения больших задач и достижения результата, просто нужно что-то поменять в менталитете игроков, в психологии. Сезон доказал, что он был прав.

— Вы и Семин — два самых стабильных и долго работающих на одном месте тренера на территории бывшего СССР. После чемпионата Европы что-то в вашей тренерской карьере может поменяться?

— Мне льстит такое сравнение, потому что Юрий Павлович — тренер более высокого класса. После победы над Турцией он мне передавал поздравления, и я очень рад, что мой успех не прошел мимо внимания такого человека, как Семин. Что касается будущего... Трудно сказать. Как всегда в жизни, все может измениться и в лучшую сторону, и в худшую. Посмотрим... Не исключено, что настало время поворота. За то время, что я работаю в “Сконто”, и к игрокам был большой интерес, и ко мне как тренеру тоже. Если будут интересные предложения, то есть смысл хотя бы подумать над ними.

— Но в целом совмещение двух тренерских постов вас не тяготит?

— Раз мне удается работать, причем с успехом, значит, такое положение дел не может не устраивать.

— Вы более десяти лет тренер номер один в Латвии, однако сборную возглавили не так давно, когда закончились метания в поисках рулевого. А вас что, раньше не звали возглавить сборную?

— Были приглашения, и не одно. Но говоря “метания”, вы правы лишь отчасти. Скажем, сборной руководил Реваз Дзодзуашвили. Он очень много нам дал, потому что у него другой менталитет, южный. Потом пришел англичанин, который тоже немало дал в плане подхода к игре. Я принял сборную, посчитав, что это своевременно, что я готов к такой работе. Все-таки работа на уровне сборной требует от тренера в обязательном порядке и мастерства, и знаний, и опыта.

— В союзные времена латышский футбол по своему уровню среди республик вряд ли входил даже во вторую пятерку. А сейчас вы добились того, чего даже Украине не удавалось. За счет чего произошел такой скачок?

— Основная причина — это президент нашей федерации футбола Индриксон. Этот человек в наибольшей мере причастен к росту латышского футбола, созданию условий, воспитанию игроков. Конечно, немалая роль принадлежит тренерам, игрокам, руководителям. Но основа — это Индриксон.

— Ко всему прочему “Сконто” — самая стабильная команда Кубка Содружества: с 1995 года неизменно в четверке лучших. Но победить-то никак не удается! Чего не хватает?

— Сегодня, например, не хватает Верпаковского, не хватает Рехвиашвили и Чаладзе... Мы год от года продаем лучших игроков. Одна из задач клуба — делать так, чтобы у ребят карьера шла по нарастающей. И в клубе в связи с потерями всегда есть какие-то слабые места. Приезжают совсем “зеленые” ребята. Кому-то из них не дано выигрывать, кому-то рано. Мне было бы очень интересно собрать лучших игроков “Сконто” за 10 лет и сыграть против киевского “Динамо” или “Спартака”...

— Среди этих самых “зеленых” в этом году на Кубке Содружества играет ваш сын Сергей...

— Он — один из самых молодых и неопытных, и я к нему отношусь так же, как и ко всем остальным игрокам команды. Если я не буду этого делать, то окажу ему медвежью услугу. Да и игроки это очень быстро заметят, что до добра не доведет... У меня играли и играют сыновья моих друзей времен “Даугавы”: сын Игоря Семенова Сергей, сын Илмарса Верпаковского Марис. И я не вижу в этом ничего плохого.

— Что скажете о жеребьевке чемпионата мира-2006, где вы попали в одну группу со сборной России?

— Интересная жеребьевка... Игры с ближайшими соседями, не только с Россией, но и с Эстонией, вызовут в Латвии повышенный интерес — однозначно. У нас живет много русских, да и по духу мы близки.

— Говорят, для Латвии главное — обыграть Россию: мол, эти две победы при десяти поражениях вам простят.

— Ну при таком результате меня уволят — это точно, а три очка за любую победу даются. Я думаю, мы уже прошли тот этап, когда победа над Россией вызывала эйфорию. На хоккеистах это закончилось. Сегодня люди стали гораздо трезвее.






Партнеры