Куда ушли анекдоты

8 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 547

Нет новых анекдотов. Причем уже давно.

Пыталась тут вспомнить, когда в последний раз слышала что-то свежее. Оказалось, примерно год назад — анекдот про милиционера. Как милиционер врача спрашивает: “Посмотрите, доктор, что это у меня за красная полоса на лбу?” Врач посмотрел и говорит: “Вам надо выпить стакан дерьма”. — “Как дерьма? Зачем?!” — “Затем, что уровень у вас упал, мил человек. Добавить надо”.

Хороший анекдот. Но ведь не актуальный. Это для меня он оказался новым, а родиться-то мог давным-давно, когда милиция еще только начинала выходить на большую дорогу.

А на тему дня — про животрепещущее — ничего нет.


Хотя раньше каждую неделю появлялось по два-три новых анекдота. Золотой был век — с социалистического застоя и до самой демократической революции. Как фонтан бил — и про Брежнева, и про Горбачева, не говоря уже о Штирлице, Василии Ивановиче и армянском радио.

При Ельцине количество анекдотов стало сокращаться. Что-то иногда еще появлялось, искрило время от времени, но прежнего вала уже не было. А сейчас и вовсе глухо. Вообще ни одного анекдота — ни про президента, ни про премьера, ни про политиков и выборы. Ни про полевых командиров. Даже про русского, немца и француза — и то ничего нет, хотя вот уж, казалось бы, неисчерпаемая тема.

* * *

Живое творчество масс утратило чувство юмора. В чем дело?

Одно из двух: либо исчезли люди, которые придумывали анекдоты, либо нам просто не над чем стало смеяться.

Первый вариант маловероятен. Никто не исчезал. Евреев, конечно, стало гораздо меньше, чем при коммунизме, но что же, кроме них в России никто и анекдоты сочинять не умеет, что ли? Нет, это непатриотичный подход, поэтому от такого обидного объяснения отказываемся сразу.

Остается вторая причина: стало не над чем смеяться. Но с этим тоже трудно согласиться. Объективно говоря, забавного сейчас не меньше, чем раньше. А может, даже больше.

Взять, к примеру, дружный отряд кандидатов в президенты.

Трогательная пара — Путин и Малышкин, стоящие рядом на старте. Солнцеликий президент и бритоголовый охранник, единственное предназначение которого — по команде хозяина бить морду кому придется.

Казалось бы, даже сравнивать их — кощунство. Но в бюллетене их фамилии будут рядом. А на предвыборных плакатах — их фотографии.

Ситуация нелепая и оттого — комичная. Лет двадцать назад она дала бы повод для десятка анекдотов, в которых Путин соперничал бы с самыми несуразными личностями. А сейчас никто даже не улыбнется. Как будто так и надо.



* * *

В словах “выборы президента” изначально заложена некая нелепость. Потому что это только так говорится — “выборы”, а выбора-то никакого не будет, победитель известен заранее. Будет голосование, но не выбор. Поэтому правильно надо говорить так: не “выборы президента”, а “выборы президента Путина”.

Для страны с многомиллионным населением, которое живет очень по-разному и в материальном плане, и в духовном, ситуация, мягко говоря, абсурдная. Ну не может так быть, чтоб кроме Путина у нас ни одного настоящего кандидата в президенты не нашлось, а все только какие-то суррогаты, заместители, выдвинувшиеся из соображений личного порядка. Не кандидаты, а “проекты”, как их принято называть. Проект Кремля, проект Березовского, проект черт знает кого…

Абсурд. И охранник Жириновского, баллотирующийся в Президенты России, — однозначное тому подтверждение. Но раз никто не смеется, значит, пока среди соперников Путина есть только один охранник, абсурдность мероприятия не очевидна.

Хорошо. Ну а если охранников будет пять или десять?

Представьте, вместе с Путиным в Президенты России баллотировались бы охранник Зюганова, охранник Глазьева, охранник Немцова, охранник Явлинского. У Лужкова, кстати, очень видный охранник, его тоже можно было бы привлечь. Из охранников Ахмада Кадырова стоило бы выставить сразу трех — они бы очень украсили выборный процесс, расцветили его свежими красками.

Да, надо было так и сделать. Выборы-2004: Путин и охранники.

И всем — на теледебаты. Пусть излагают свои программы: что и как они будут делать для России.

Ораторы из охранников, наверно, не самые знатные. В разговорах Путин их переиграет. Но зато они могут показать, что представляет собой современный рукопашный бой. Малышкин вон в ходе парламентской кампании уже показывал пару раз прямо в телестудии. И еще бы с удовольствием показал.

Теледебаты в формате рукопашного боя. Такого нигде не было. Шварценеггер позеленел бы от зависти: ему в Калифорнии и подраться-то было не с кем в ходе выборов.



* * *

Единственный кандидат в президенты, которого стоило бы оставить вместе с охранниками, — это Хакамада. Она молодец, поднимает настроение. Достаточно услышать, как она объясняет, что наше дело правое, мы победим, и все, сразу становится весело. “Хватит бояться! Не надо бояться! Не будем бояться и вместе победим — вы, я и Путин!”

Вообще им уже пора выступать на пару с Властилиной, они вдвоем будут отлично смотреться.

Помните, как Властилина, сидя в клетке, убеждала обманутых вкладчиков, что непременно вернет им все деньги, надо только ее выпустить на свободу? Вот и нужно поставить рядом Хакамаду, и пусть затягивают по очереди: одна — про правое дело, другая — про деньги вкладчиков. Как в старом советском мультфильме про кошку Марусю и собаку Жужу, которые пошли до городу Парижу, а по дороге концерты давали, чтоб денег добыть на пропитание.



* * *

А почему, кстати, нет анекдотов про демократов? Они давали немало поводов для веселья, и если их усилия не оставили следа в памяти народной — это очень жалко.

Тем не менее надеюсь, все оценили их лебединую песню, последний выход, когда в бессонную ночь парламентских выборов Путин около полуночи обзвонил их и поздравил с преодолением пятипроцентного барьера и прохождением в Думу. И они пошли выступать на всех телеканалах подряд — такие уверенные в себе, такие победительные: “Все нормально, можете разъезжаться. Демократия торжествует”.

А утром им — раз, такой банан. Нет пяти процентов-то.

Они месяц потом ничего сказать не могли. Очень были изумлены.

Правда, замечательно Путин тогда пошутил? Тонко так, интеллигентно обнажил слабости российских демократов. А они поверили, губы раскатали. Думали, раз президент поздравляет — значит, все, дело в шляпе.

Ага, щас. Он же чекист. Забыли нешто ль?



* * *

Вообще много веселого у нас творится. Акционеров ЮКОСа с маниакальным упорством ловят майками по всему свету — чтоб примерно наказать за бессистемную случку кроликов и за то, что не озеленили к февралю буровые вышки.

Абрамович покупает “Челси”, а Счетная палата его проверяет с точки зрения морали: “Ладно, законов вы не нарушали, нефть не воруете, от налогов не уходите, детдомам отстегиваете. Давайте теперь мы вашу мораль посчитаем”.

Ну правильно, у него дотационный регион, а он в английский футбол, понимаешь, вкладывает. Вместо того чтоб “Челси” покупать, купил бы лучше Чукотку и бросил туда мячик. Пусть чукчи гоняют, если уж ему футбол так необходим.

Про это, кстати, тоже есть хороший мультфильм. Там козленок всех считал. Звери его боялись и прятались, а он за ними бегал и пугал: “Я вам тут не номер отбываю! Я сейчас вас всех посчитаю с точки зрения морали!”



* * *

А какое у нас телевидение сейчас потешное! Да только про него можно было бы насочинять гору анекдотов. Про его развлекательно-юмористические программы — до того блевотные, что их немедленно хочется выключить и скорее пойти то ли руки помыть, то ли зубы почистить.

Главный сатирический персонаж сейчас на телевидении — мужчина, переодетый в женщину. Причем в женщину старую, неприятную и агрессивную, с тяжелыми сдвигами в психике и гормональном балансе.

Считается, это безумно смешно. Незатейливый такой, безыскусный народный юмор, доступный всем и каждому.

К сожалению, мультфильма про нынешние развлекательные телепередачи нет. Зато есть старинный стишок, который, по-моему, очень точно отражает их суть, качество и тематику:

Я смотрю в унитаз, хохоча-хохоча,

У меня, у меня голубая моча,

И конец у меня голубой-голубой,

И вообще я доволен собой.

Вот такой у нас юмор по телевизору. Ха-ха-ха.

Аж плакать хочется — до того смешно.



* * *

В общем, я, кажется, поняла, почему нет новых анекдотов.

Забавного, конечно, много. Однако при ближайшем рассмотрении все время оказывается, что на самом деле это “забавное” не столько смешно, сколько грустно.

Анекдотом стала реальность. Ее уже не переплюнешь никакими анекдотами. Живем, как в передаче “Очевидное-невероятное”, и ничему не удивляемся.

Ну а если вас вдруг все-таки что-то удивит или покажется смешным — это значит, у вас у самого просто уровень упал. Ничего страшного. Стаканчик выпейте — и все пройдет.





    Партнеры