Полтергейст на правительственной трассе

29 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 471

О загадочных местах типа Бермудского треугольника сказано и написано все, что только можно. Кто-то верит в подобные вещи, а кто-то крутит пальцем у виска. А каково узнать, что почти в центре Москвы — более того, на трассе, по которой каждый день проезжают самые важные чиновники, — существует такая мертвая зона? На первый взгляд подобное кажется ерундой. Тем не менее этот маленький участок Кутузовского проспекта здешние милиционеры и гаишники в один голос называют не иначе как “гиблым местом”. Статистика неумолима: именно тут со странной регулярностью разбиваются машины, и что ни авария — то почти всегда со смертельным исходом. Причину таких жутких совпадений стражи порядка объяснить не могут. Предполагая, что искать ее стоит в глубине веков, люди в погонах просят о помощи историков и краеведов.

Воланд отдыхает

На столе у начальника 3-го отдела Следственного управления УВД ЗАО Николая Солохина довольно внушительная таблица аварий. Напротив каждой — цифры: 1, 4, 2, 3... Это число погибших. Все они встретили смерть практически в одном и том же месте — между 8-м и 10-м километрами Кутузовского проспекта, недалеко от поворота на Минскую улицу.

— Судите сами — только за прошлый год здесь произошло 16 таких ДТП. Погибло аж 25 человек, — разводит руками мой собеседник.

Уже одни эти цифры приводят в замешательство, а когда начинаешь вникать в каждый конкретный случай, становится действительно как-то не по себе. Страшные аварии, уносящие за раз по нескольку жизней, возникают, по сути дела, из ничего.

Для семьи москвичей день 11 августа не предвещал ничего плохого. Водитель “Нивы” посадил в машину жену, тещу, 23-летнюю дочь и 8-летнего сынишку. Домочадцы ехали в центр Москвы. И вдруг из противоположного потока навстречу вылетела “Газель”...

А предшествовала столкновению целая цепь, казалось бы, случайных событий. В область по Кутузовскому несся приезжий из Волгограда Александр Карикмасов. Как потом выяснит следствие, “Газель”, на которой ехал, мужчина совсем недавно угнал. Возможно, поэтому он нервничал. При перестроении Карикмасов слегка зацепил двигавшуюся в том же направлении “Тойоту” — задел переднее наружное зеркало. Разъяренный водитель иномарки стал сигналить и помчался за обидчиком. Тот, в свою очередь, попытался оторваться, столкнулся с грузовиком “ЗИЛ” и вылетел на “встречку”.

Водитель “Нивы” и его теща (она сидела на переднем сиденье) погибли. Две женщины получили травмы. Ребенок сильно ударился головой, что впоследствии спровоцировало опухоль мозга. Сейчас мальчик находится в тяжелейшем состоянии.

Кстати, где сейчас угонщик Карикмасов, следствию неизвестно — он не является на вызовы в милицию, и его объявили в розыск.



* * *

То, что случилось 2 сентября, вообще похоже на мистику. Время — 4 часа ночи. Многополосный Кутузовский практически пуст. По страшному, необъяснимому стечению обстоятельств здесь и сейчас “встречаются” три автомобиля...

В сторону центра едут “семерка” и уборочная машина. В область — “Мерседес”. Водитель иномарки Дмитрий Петров (в интересах следствия данные изменены) почему-то выскакивает на встречную полосу. Тут же врезается в непонятно откуда появившиеся “Жигули”. “Мерс” переворачивается на правый бок, и так его тащит по встречке, пока он не наезжает на уборочную машину.

Пассажир, ехавший с Петровым, погиб. В “семерке” — три трупа. Двое мужчин, оказавшихся в роковую ночь в “Жигулях” (они работали в одной фирме), ехали на вокзал встречать из Киева знакомую. Приятель на “семерке” вызвался помочь: “Дорога пустая — домчимся быстро”. Не доехали...



* * *

Наступил 2004 год, но череда смертельных ДТП в “гиблом” месте не прекратилась. 16 февраля в один миг погибли четыре человека. Причины и обстоятельства аварии еще более непонятны, чем в прошлых случаях. Около 6.30 утра молодой сотрудник ОВД “Крылатское” ехал на своих “Жигулях” из центра в сторону области. Тем же утром милиционер должен был заступить на службу, заранее переоделся в форму. Водитель вез четверых пассажиров: коллегу, еще одного знакомого парня и двух девушек.

Машина проехала Триумфальную арку, выскочила на открытое место. Вдруг автомобиль съехал с дороги и понесся прямиком на бетонный парапет. Сначала “Жигуль” ударился о заграждение, а потом, отлетев, протаранил столб... Чудом выжил лишь один из пассажиров.

Что произошло? Сейчас “везунчик” утверждает, что водитель неожиданно... заснул. Разбираться в странном ДТП теперь будет окружная прокуратура.

Нельзя не упомянуть, что три вышеописанные трагедии объединяет еще одно немаловажное обстоятельство: во всех случаях виновники ДТП были трезвы. И таких таинственных аварий на проклятом 9-м километре море. Причем те, что унесли меньше жизней, не менее впечатляют.



* * *

За сутки до наступления 2004 года — около полуночи 30 декабря — в “гиблом месте” столкнулись сразу семь автомобилей. Движение в тот час было довольно интенсивным. Неожиданно одна из машин, джип “Лексус”, выскочила на встречную полосу. И в следующую секунду в обоих противоположных потоках друг за дружкой стали биться автомобили. Пассажир одной из машин — джипа “Мерседес” — скончался. И, кстати, еще до приезда оперативных служб “Мерс” сгорел дотла. Лишь чудом другие участники аварии успели вытащить тело погибшего из полыхавшего салона...



Проклятие старого погоста?

Милиционеры — люди по роду деятельности недоверчивые и отнюдь не суеверные — уже настолько свыклись с печальной данностью, что давно перестали списывать все на совпадение или какие-либо “земные” обстоятельства. Капризы погоды в целом ряде случаев ни при чем. Сильного гололеда на Кутузовском, по их наблюдениям, не бывает — “президентский путь”, понятное дело, чистят хорошо. Так в чем же причина?

В милиции предполагают, что все дело в... кладбище. В округе ходят упорные слухи, что на месте, где ныне пролегает этот участок Кутузовского проспекта, в давние времена был погост.

— Говорили же в старину, что на кладбищах нельзя ничего строить, — размышляет Солохин. — Если не трудно, узнайте, пожалуйста: что раньше здесь располагалось?

Кстати, следователи уже попросили одного знакомого краеведа покопаться в архивах и выяснить истину. Но ответа от него пока не получили.

Мы решили им помочь — поспрашивать специалистов, посмотреть соответствующую литературу. И, несмотря на то что история злосчастного места действительно оказалась туманна, кое-какая картина вырисовывается.

Как выяснилось, более или менее известных кладбищ здесь раньше не существовало. По крайней мере даже в книжке довольно авторитетного в этой области специалиста-краеведа Алексея Саладина (в начале прошлого века он описал большое количество уничтоженных нынче погостов) ничего об этом не сказано. Однако мы не можем доподлинно утверждать, что здесь никого никогда не хоронили.

Дело в том, что в древней Москве вообще кладбищ как таковых не было. Покойников погребали рядом с монастырями, храмами, маленькими церквушками. Это потом из-за моривших столицу эпидемий Петр Первый повелел: “Мертвых человеческих телес, кроме знатных персон, внутри городов не погребать”. И кладбища стали появляться под Москвой.

А несколько веков назад там, где сейчас проходит этот отрезок Кутузовского проспекта (в прошлом Смоленской дороги, которая, кстати, сначала пролегала даже несколько в стороне), как раз был пригород.

Также стоит отметить, что вокруг гиблого нынче места находилось несколько сел. А где села — там и церквушки. Значит, могли быть и маленькие кладбища. Постройки были деревянными, пожары тогда бушевали часто. Теоретически следов каких-то церквей могло вообще не остаться.

Опять же нет никакой гарантии, что во время мора, бушевавшего в округе во второй половине ХVIII века, местные жители не хоронили своих близких где придется — в том числе в районе “гиблого” места...

Изучающие именно эту часть Москвы краеведы, которых я попросила прояснить ситуацию, только пожимали плечами:

— Мы не слышали, чтобы здесь существовали какие-то кладбища. Что на этом месте было в древности? Да ничего — волки бегали... Потом же по одну сторону Кутузовского проспекта были фруктовые сады. В другой стороне находились бойни...

Надо сказать, и бойни — место отнюдь не радостное. Постоянное присутствие смерти, море крови... Может быть, именно это каким-то образом создало таинственно-страшный ореол, до сих пор, спустя столетия, царящий в зоне близ Поклонной горы? Конечно, это лишь предположения, доказательств которым пока найти не удалось. Впрочем, о каких научных подтверждениях может идти речь, если мы имеем дело с чем-то мистическим!



Бордюром по чертовщине!

Нет, конечно, местные стражи порядка не собираются списать все на одни лишь народные поверья и на этом успокоиться. Происходящему они пытаются найти и какие-то другие, более “земные” объяснения.

— Может быть, здесь играет роль психологический фактор, — прикидывает Николай Солохин. — Миновав Триумфальную арку, водитель выезжает на более открытое, спокойное место. Он расслабляется, считая, что теперь волноваться не о чем. Начинает набирать скорость. Как будто он уже выехал за город и мчится по трассе. На самом же деле расслабляться рано. Впереди — сложный поворот: одни машины уходят на Минскую улицу, другие, наоборот, въезжают с нее на Кутузовский...

— А вообще напишите, пожалуйста, еще вот о чем, — прибавил, в свою очередь, один из следователей. — Если бы в этом месте поставили разделительный бетонный бордюр между противоположными потоками, то, я уверен, такого количества аварий не было бы. Потому что никто тогда не будет на встречную полосу выскакивать...

Может быть, разгадка тайны гиблого места довольно прозаична? Впрочем, нет никакой гарантии, что, сделай дорожные службы пресловутое заграждение, здесь не начнет происходить еще что-нибудь этакое. Не менее загадочное и трагичное.





    Партнеры