Путин в горках

21 марта 2004 в 00:00, просмотров: 324

Мало кому придет в голову променять пафосную горнолыжную Андорру на наше простое уральское Абзаково под Магнитогорском. А зря. Во-первых, тут металлургический комбинат подъемники австрийские установил по последнему слову техники (15 миллионов долларов стоимостью). А кроме того, построил новую трассу протяженностью 2,5 км. И от подножия до вершины тебя в роскошной стеклянной кабинке за каких-то 6 минут поднимают...

Не просто же так президент Владимир Владимирович Путин уже трижды отдыхал на родине знаменитой хокейной “Магнитки” — без всякой деловой необходимости. Сначала по три дня. А последний раз — целую неделю.


А корреспонденту “МК” удалось попасть сюда с легкой руки организаторов горнолыжного этапа 1-й Зимней Спартакиды учащихся.

— Вообще-то это был частный визит, а не официальный, — слегка смутились работники горнолыжной базы Абзаково. — И нам как-то неловко все рассказывать, тем более газетчику. Но если уж вам так интересно... В общем, приехал президент довольно поздно. Мы думали, отдыхать пойдет. Устал ведь с дороги. Какое там... Сразу — на гору. Сказал: “Раз уж приехали кататься, то нечего время зря терять”. К тому же он просто обожает ночное катание. А то днем его все потрогать норовят...

— То есть как — прямо за куртку хватают, что ли?

— Да ведь каждому хочется прикоснуться...

— Хотите сказать, трассу от народа не освобождают, когда В.В.П. спускается?

— Ни в коем случае, он сам этого не хочет. Он вообще ведет себя как обычный отдыхающий. Причем рекордсмен. Порядка 47 спусков иногда делает. Это очень приличная нагрузка.

— Инвентарь президент на прокат берет или с собой привозит?

— Нет, и лыжи, и костюм у Владимира Владимировича — свои. И все очень хорошее. Видно, что профессионалы выбирали.

— А тренер у Путина есть, или он уже на таком уровне, что помощь не требуется?

— Тягачев у него тренер. Все время вместе с президентом приезжает, только вот последний раз его не было.

— Жена президента тоже на лыжах катается?

— К нам она с Владимиром Владимировичем не приезжала. Но охрана однажды активно обсуждала, а мы слышали — говорят, супруга Путина катается почти как муж. Ощущение такое, что серьезно занималась. Как выяснилось, из наших гор больше всего любит Камчатку.

— Значит, Владимир Владимирович в основном ночью катается?

— Он целыми днями катается. Утром, как позавтракает, — сразу на гору. И до обеда. Потом до закрытия подъемника. (С 5 до 7 вечера на горе перерыв — машины трассу заглаживают, ее ведь прилично разбивают.) Мы думали, Путин скажет не закрывать трассы, но ничего подобного. Первое, что спросил: “Какой у вас график работы подъемника?” И четко потом под него подстраивался, мы прямо даже удивились — такой правильный, организованный человек... Ну а после семи президент катается до упора. Потом еще пять километров в бассейне и только тогда — спать.

— Как же охранники со своими обязанностями справляются, наверное, уже мастерами спорта по горным лыжам стали?

— Ну, мастерами не мастерами, а неплохо у них получается. Наши инструкторы специально с ними занимались. А Владимир Владимирович даже турнир своеобразный организовал для своей свиты. Трассу поставили, и все его окружение участвовало. Время, правда, не засекали. Главное было до конца доехать. Вроде у всех получилось...

— А что президент заказывал на обед — аппетит ведь после спусков еще какой просыпается?

— Ой, обед — это отдельная песня. Бедная охрана. Только ребята все организуют, чтобы освободить ему пространство в ресторане, чтобы он спокойно пообедал, смотрят — а президент в обычное кафе направляется, подсаживается к каким-то подросткам за столик и общается с ними за жизнь. У него вообще к молодежи и детям слабость. Одна девочка хотела к нему подойти, а охрана ее не подпустила. Она расплакалась, а Путин, как это увидел, сам ее позвал, утешил, ну и сфотографировался с ней, конечно. Вообще у нас тут чуть ли не в каждом башкирском доме фотография с президентом есть.

— И все-таки, что Путин из еды предпочитает?

— Мы-то, конечно, хотели его побаловать, что-нибудь вкусненькое приготовить. А он к еде равнодушен совершенно. Чай, булочки — вот и весь обед.

— Неужели повара ничего особенного ему не готовили, ну, может, хоть шашлычок из свежей баранинки?

— Ничего.

— А пил президент что-нибудь, отличное от чая?

— Точно не знаю. Из спиртного только коньяк кизлярский просили. Ну мы его на стол каждый раз и ставили. А пил он его или нет, трудно сказать. Кажется, он вообще не по этой части.




Партнеры